Земли обороны

Земельный кодекс РФ

Статья 27. Ограничения оборотоспособности земельных участков

Позиции высших судов по ст. 27 ЗК РФ >>>
1. Оборот земельных участков осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и настоящим Кодексом.
2. Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не могут предоставляться в частную собственность, а также быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством.
Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами.
3. Содержание ограничений оборота земельных участков устанавливается настоящим Кодексом, федеральными законами.
4. Из оборота изъяты земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности следующими объектами:
5. Ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности следующие земельные участки:
6. Оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Образование земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения регулируется настоящим Кодексом и Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».
(в ред. Федерального закона от 22.07.2008 N 141-ФЗ)
7. Пункт 6 настоящей статьи не распространяется на относящиеся к землям сельскохозяйственного назначения садовые или огородные земельные участки, земельные участки, предназначенные для ведения личного подсобного хозяйства, гаражного строительства (в том числе индивидуального гаражного строительства), а также на земельные участки, на которых расположены объекты недвижимого имущества.
(в ред. Федеральных законов от 03.07.2016 N 354-ФЗ, от 29.07.2017 N 217-ФЗ)
8. Запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, а также земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования.
(п. 8 введен Федеральным законом от 03.06.2006 N 73-ФЗ, в ред. Федерального закона от 19.06.2007 N 102-ФЗ)
Статьи 28 — 34. Утратили силу с 1 марта 2015 года. — Федеральный закон от 23.06.2014 N 171-ФЗ.

Новая редакция Ст. 27 ЗК РФ

1. Оборот земельных участков осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и настоящим Кодексом.

2. Земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота, не могут предоставляться в частную собственность, а также быть объектами сделок, предусмотренных гражданским законодательством.

Земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

3. Содержание ограничений оборота земельных участков устанавливается настоящим Кодексом, федеральными законами.

4. Из оборота изъяты земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности следующими объектами:

1) государственными природными заповедниками и национальными парками (за исключением случаев, предусмотренных статьей 95 настоящего Кодекса);

2) зданиями, сооружениями, в которых размещены для постоянной деятельности Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы (за исключением случаев, установленных федеральными законами);

3) зданиями, сооружениями, в которых размещены военные суды;

4) объектами организаций федеральной службы безопасности;

5) объектами организаций органов государственной охраны;

6) объектами использования атомной энергии, пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ;

7) объектами, в соответствии с видами деятельности которых созданы закрытые административно-территориальные образования;

8) объектами учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний;

9) воинскими и гражданскими захоронениями;

10) инженерно-техническими сооружениями, линиями связи и коммуникациями, возведенными в интересах защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации.

5. Ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности следующие земельные участки:

1) в пределах особо охраняемых природных территорий, не указанные в пункте 4 настоящей статьи;

2) из состава земель лесного фонда;

3) в пределах которых расположены водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности;

4) занятые особо ценными объектами культурного наследия народов Российской Федерации, объектами, включенными в Список всемирного наследия, историко-культурными заповедниками, объектами археологического наследия, музеями-заповедниками;

5) предоставленные для обеспечения обороны и безопасности, оборонной промышленности, таможенных нужд и не указанные в пункте 4 настоящей статьи;

6) не указанные в пункте 4 настоящей статьи в границах закрытых административно-территориальных образований;

7) предназначенные для строительства, реконструкции и (или) эксплуатации (далее также — размещение) объектов морского транспорта, внутреннего водного транспорта, воздушного транспорта, сооружений навигационного обеспечения воздушного движения и судоходства, объектов инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, а также автомобильных дорог федерального значения, регионального значения, межмуниципального значения или местного значения;

8) утратил силу с 1 марта 2015 г.;

9) занятые объектами космической инфраструктуры;

10) расположенные под объектами гидротехнических сооружений;

11) предоставленные для производства ядовитых веществ, наркотических средств;

12) загрязненные опасными отходами, радиоактивными веществами, подвергшиеся биогенному загрязнению, иные подвергшиеся деградации земли;

13) расположенные в границах земель, зарезервированных для государственных или муниципальных нужд;

14) в первом и втором поясах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.

6. Оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Образование земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения регулируется настоящим Кодексом и Федеральным законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

7. Пункт 6 настоящей статьи не распространяется на относящиеся к землям сельскохозяйственного назначения садовые или огородные земельные участки, земельные участки, предназначенные для ведения личного подсобного хозяйства, гаражного строительства (в том числе индивидуального гаражного строительства), а также на земельные участки, на которых расположены объекты недвижимого имущества.

8. Запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации, а также земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования.

Комментарий к Статье 27 ЗК РФ

Правовое значение комментируемой статьи заключается в том, что она очерчивает пределы оборота земельных участков, которые заданы принципами земельного права (учет значения земли как основы жизни и деятельности человека; приоритет охраны земли как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства; приоритет охраны жизни и здоровья человека; приоритет сохранения особо ценных земель и земель особо охраняемых территорий; сочетание интересов общества и законных интересов граждан — п. 1 ст. 1 ЗК РФ). Причем нормы ст. 27 ЗК представляют собой самостоятельные и законченные правила несмотря даже на то, что в их структуре иногда содержатся отсылки к другим нормам ЗК или федеральным законам. Возможно, по этой причине применение комментируемой статьи судами не вызывает каких-либо затруднений даже несмотря на то, что в ней не раскрывается понятие «ограничение в обороте/ограничение оборотоспособности».

С точки зрения законодательной логики комментируемая статья подразделяется на шесть самостоятельных частей:

пункт 1 — общая норма об оборотоспособности земельных участков;

абзац 1 п. 2 и п. 4 — перечень видов земельных участков, изъятых из оборота;

абзац 2 п. 2 и п. 5 — перечень видов земельных участков, ограниченных в обороте;

пункт 3 — правило отсылочного характера;

пункты 6 и 7 устанавливают правила в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения. Причем правило п. 6 отсылает как к другим правилам ЗК, так и к специальному закону. Пункт 7 устанавливает изъятие из правила п. 6 комментируемой статьи, прямо перечисляя либо виды разрешенного использования земельных участков, подпадающие под такое изъятие, либо объекты, находящиеся на земельных участках сельскохозяйственного назначения. Последний вопрос законодатель, к сожалению, не развил подробно ни в самом ЗК, ни в специальных законах, хотя он разрабатывается ГрК при регулировании случаев изменения вида разрешенного использования земельного участка в двух случаях: при включении земельных участков в границы населенного пункта или при исключении его из таких границ.

Пункт 8, с точки зрения логики — заключительная шестая часть комментируемой статьи 27 Земельного кодекса, представляет собой императивную норму, которая связана, с одной стороны, с оборотоспособностью земельных участков, а с другой стороны, с их приватизацией. Этот пункт связан как с ВК РФ, так и с положениями ЗК о границах территорий общего пользования. Хотя, если быть последовательным, подчеркнем: специально о границах указанных территорий (об их установлении) в ЗК ничего не говорится, как и в целом об особенностях определения границ земельных участков. Этот вопрос регулируется Законом N 221-ФЗ, подзаконными актами, а также разъясняется письмами Минэкономразвития России.

При применении комментируемой статьи необходимо также обратить внимание на широкое использование понятия «ограничение в обороте». В п. 1 ст. 27 ЗК оно используется в общем смысле, охватывая и случаи изъятия, и случаи ограничения оборота. Причем в п. 2 комментируемой статьи граница между изъятием и ограничением оборота проходит по линии предоставления или непредоставления земельных участков в частную собственность. Однако исчерпывается ли только этим ограничение оборотоспособности земельных участков? С целью выяснения объема указанных понятий необходимо обратиться к положениям гражданского и земельного законодательства. При этом следует обратить внимание на то, что п. 1 комментируемой статьи в отношении оборота земельных участков на первое место ставит правила гражданского законодательства. Объясняется это тем обстоятельством, что понятие «оборот» является элементом прежде всего цивилистических конструкций.

В комментируемой статье (включая название) используются такие понятия, как «оборотоспособность», «оборот земельных участков», «ограничение в обороте/ограничение оборотоспособности» и «изъятие из оборота».

Оборотоспособность земельных участков представляет собой возможность определять юридическую судьбу земельного участка его собственником в пределах, установленных законом, то есть распоряжаться им <236>.
———————————
<236> Раздел I «Споры о праве собственности на землю» Обзора практики рассмотрения судами Челябинской области дел, связанных с применением законодательства о земле за 2010 — 2011 гг. (утв. Постановлением президиума Челябинского областного суда от 23.11.2011).

Так, согласно п. 1 ст. 129 ГК объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте.

Законом или в установленном законом порядке могут быть введены ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав, в частности могут быть предусмотрены виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо совершение сделок с которыми допускается по специальному разрешению (п. 2 ст. 129 ГК).

Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п. 3 ст. 129 ГК).

Пункт 1 ст. 260 ГК РФ предусматривает право собственника совершать одно- и двусторонние сделки в отношении земельных участков, если они не исключены или не ограничены в обороте. Пункт 2 этой же статьи говорит о землях сельскохозяйственного и иного целевого назначения, использование которых для других целей не допускается или ограничивается. Пользование земельным участком, отнесенным к таким землям, может осуществляться в пределах, определяемых его целевым назначением.

ГК, описывая оборот, включает в его содержание, таким образом: а) отчуждение, б) переход вещи от одного лица к другому, в) совершение сделок (в отдельных случаях — по специальному разрешению) с вещью, г) возможность принадлежности вещи только определенным участникам оборота, д) запрет или ограничение использования не по целевому назначению. Соответственно ограничение оборота с цивилистической точки зрения представлено по меньшей мере тремя группами. Во-первых, — запретом на совершение определенных юридических действий в отношении вещи. Во-вторых, — ограничениями на совершение определенных действий с вещью. В-третьих, — принадлежностью определенной вещи только указанным в законе субъектам правоотношений.

С точки зрения предложенной классификации абз. 1 п. 2, п. 4 и п. 8 ст. 27 ЗК (ограничение как изъятие из оборота, запрет приватизации, но не запрет хозяйственного использования) перечисляет объекты, которые относятся к первой группе ограничений, а абз. 2 п. 2 и ст. 5, ст. 27 ЗК (ограничения в обороте, не связанные с изъятием из оборота) — земельные участки, относящиеся ко второй и третьей группам.

Согласно п. 3 комментируемой статьи содержание ограничений оборота земельных участков устанавливается ЗК и федеральными законами. Однако конкретный перечень этих ограничений не выходит за рамки классификации, которая предложена нами с учетом положений ГК. В качестве примера обратимся к землям особо охраняемых территорий и объектов, а затем — к землям сельскохозяйственного назначения. Это позволит выявить общее и частное в составе ограничений различных категорий земель, а также проверить на непротиворечивость существующую классификацию ограничений оборотоспособности земельных участков.

К землям особо охраняемых территорий в соответствии с п. 2 ст. 94 ЗК относятся земли:

1) особо охраняемых природных территорий, в том числе лечебно-оздоровительных местностей и курортов;

2) природоохранного назначения;

3) рекреационного назначения;

4) историко-культурного назначения;

5) иные особо ценные земли в соответствии с настоящим Кодексом, федеральными законами.

К землям особо охраняемых природных территорий п. 1 ст. 95 ЗК относит земли государственных природных заповедников, в том числе биосферных, государственных природных заказников, памятников природы, национальных парков, природных парков, дендрологических парков, ботанических садов, территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, а также земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов.

С точки зрения ограничения оборота, во-первых, запрет на приватизацию (то есть запрет на совершение определенных юридических действий) установлен п. 8 ст. 28 Закона N 178-ФЗ и п. 5 ст. 58 Закона N 7-ФЗ: земельные участки в составе земель особо охраняемых природных территорий отчуждению не подлежат.

Суды признают незаконными сделки купли-продажи земельных участков, продавцами в которых выступают публичные образования. Так, например, в 2013 г. судом признан недействительным (ничтожным) договор купли-продажи от 13.01.2010 земельного участка 18955 кв. м с кадастровым номером 69:24:0094701:10, заключенный Комитетом по управлению имуществом муниципального образования «Осташковский район» и ООО «Научно-производственное предприятие «Прогресс-1», в связи с тем, что спорный земельный участок включен в границы округа горно-санитарной охраны курорта местного значения «Селигер». Причем земельный участок находился в населенном пункте — деревне Гуща Ботовского сельского поселения <237>.
———————————
<237> Постановление ФАС СЗО от 28.01.2013 по делу N А66-19006/2011 // .

Аналогичную позицию занял ФАС СЗО 2012 г. и по заявлению о признании незаконным отказа со стороны КУГИ г. Санкт-Петербурга предоставить в собственность земельные участки в границах комплексного заказника регионального значения «Гладышевский» в г. Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Суд привел в своем Постановлении следующую позицию: земли, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъекта Российской Федерации и муниципальной собственности, на которых в установленном порядке уполномоченным органом путем принятия нормативного акта образованы государственные природные заказники, являются землями особо охраняемых природных территорий и отчуждению в частную собственность не подлежат <238>. Ранее по другому делу в отношении земельного участка в границах комплексного заказника регионального значения «Гладышевский» приведенная правовая позиция была сформулирована Президиумом ВАС от 09.10.2012 N 5366/12 <239>.
———————————
<238> Постановление ФАС СЗО от 27.12.2012 по делу N А56-72146/2011 // .

<239> .

В то же самое время по смыслу п. 2 ст. 27 Закона об особо охраняемых природных территориях земельные участки, на которых находятся памятники природы, могут находиться в собственности, владении и пользовании любых лиц, при этом принимающих на себя обязательства по обеспечению режима особой охраны памятников природы. Однако право на такие участки возникает, как правило, еще до принятия решений о создании указанных природных территорий. В Апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 28 ноября 2013 г. N 33-17192/13 указано, что возможность нахождения в границах заказника земельного участка, находящегося в частной собственности, относится к случаям, когда такое право частной собственности было зарегистрировано гражданином до формирования заказника, а не после, как имеет место быть в рассматриваемом случае, т.е. речь идет о формировании заказника без изъятия земельных участков у лиц, в чьей собственности или законном владении они находятся <240>.
———————————
<240> .

Во-вторых, что касается ограничений на совершение определенных юридических действий, то так как национальные парки имеют исключительное право приобретения земельных участков в границах государственных заповедников и национальных парков, соответственно собственники могут продать свои участки только одному-единственному субъекту правоотношений, который прямо указан в законе.

В-третьих, говоря о принадлежности определенной вещи только указанным в законе субъектам правоотношений, укажем, что земли и земельные участки государственных заповедников, национальных парков находятся только в федеральной собственности (п. 6 ст. 95 ЗК). Оговорка в этом же пункте ст. 95 ЗК о том, что допускается наличие в границах национальных парков земельных участков иных пользователей, а также собственников, деятельность которых не оказывает негативное (вредное) воздействие на земли национальных парков и не нарушает режим использования земель государственных заповедников и национальных парков, не противоречит положению об исключительном праве РФ на указанные объекты. Исключительное право на приобретение указанных земель в любом случае принадлежит только национальным паркам (п. 6 ст. 95 ЗК).

Наконец, в-четвертых, завершая обзор ограничения оборотоспособности земельных участков в границах особо охраняемых природных территорий федерального значения, необходимо обратить внимание на запрет:

1) предоставления садоводческих и дачных участков;

2) строительства автомобильных дорог, трубопроводов, линий электропередачи и других коммуникаций, а также строительства и эксплуатации промышленных, хозяйственных и жилых объектов, не связанных с разрешенной на особо охраняемых природных территориях деятельностью в соответствии с федеральными законами;

3) движения и стоянки механических транспортных средств, не связанных с функционированием особо охраняемых природных территорий, прогона скота вне автомобильных дорог;

4) иных видов деятельности, которые запрещены федеральными законами (п. 7 ст. 95 ЗК).

Однако на специально выделенных земельных участках частичного хозяйственного использования в составе земель особо охраняемых природных территорий (на территории государственного природного заповедника) допускается ограничение хозяйственной и рекреационной деятельности в соответствии с установленным для них особым правовым режимом (абз. 2 п. 3 ст. 95 ЗК). Земельные участки в границах охранных зон у собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков не изымаются и используются ими с соблюдением установленного для этих земельных участков особого правового режима (п. 4 ст. 95 ЗК). Собственники, владельцы и пользователи земельных участков, которые расположены в границах государственных природных заказников, обязаны соблюдать установленный в государственных природных заказниках режим особой охраны и несут за его нарушение административную, уголовную и иную установленную законом ответственность (п. 5 ст. 24 Закона «Об особо охраняемых природных территориях»).

Также нельзя не сказать о том, что, несмотря на особый правовой режим особо охраняемых природных территорий, в национальных парках выделяются зоны традиционного экстенсивного природопользования, которые предназначены для обеспечения жизнедеятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и в границах которых допускается осуществление традиционной хозяйственной деятельности и связанных с ней видов неистощительного природопользования, а на территориях государственных природных заказников, где проживают малочисленные этнические общности, допускается использование природных ресурсов в формах, обеспечивающих защиту исконной среды обитания указанных этнических общностей и сохранение традиционного образа их жизни (подп. «е» п. 1 ст. 15, п. 4 ст. 24 Закона об особо охраняемых природных территориях). И в том и в другом случае фактически осуществляется хозяйственное использование земельных участков в рамках традиционного образа жизни малочисленных народов. Напомним, что в Российской Федерации проживает 34 коренных малочисленных народа, для которых земля и другие природные биологические ресурсы были и остаются решающим источником жизнеобеспечения и сохранения их как этнических общностей. Подавляющее их большинство живет на северных территориях Российской Федерации (около 60% ее площади), границы которых простираются с запада на восток от Кольского полуострова до Чукотки более чем на 6400 км и с севера на юг от островов Северного Ледовитого океана до отдельных северных районов Республики Бурятия, Хабаровского края, Читинской и Амурской областей более чем на 2700 км <241>. С учетом приведенных данных априори ясно, что зоны экстенсивного земле- и природопользования в национальных парках и на территориях государственных природных заказников также значительны по площади.
———————————
<241> Емельянова Т.А. Рациональное использование и охрана земель северных территорий Российской Федерации (экономика и организация): Автореф. дис. … д-ра экон. наук. М., 2006. С. 10.

В подп. 4 п. 5 комментируемой статьи ограничения в обороте установлены также в отношении земельных участков, которые заняты объектами культурного наследия. Специальный подзаконный акт регулирует режим землепользования в их границах. Это Положение о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 26.04.2008 N 315 <242>).
———————————
<242> СЗ РФ. 2008. N 18. Ст. 2053.

Ограничения в обороте в подп. 10 п. 5 ст. 27 ЗК установлены в отношении земельных участков, которые расположены под объектами гидротехнических сооружений. Правовой режим охранных зон установлен Постановлением Правительства РФ от 06.09.2012 N 884 «Об установлении охранных зон для гидроэнергетических объектов» <243>.
———————————
<243> СЗ РФ. 2012. N 37. Ст. 5004.

Обратимся теперь к категории земель сельскохозяйственного назначения, к особенностям оборота которых отсылают п. п. 6 и 7 комментируемой статьи. Согласно правилу п. 6 ст. 27 ЗК оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется Законом N 101-ФЗ. Обращение к последнему с точки зрения конкретного перечня этих ограничений дает следующие результаты. Во-первых, если говорить о запрете на совершение определенных действий в отношении земель сельскохозяйственного назначения, то в соответствии с абз. 2 п. 4 ст. 1 Закона N 101-ФЗ приватизации не подлежат находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, занятые оленьими пастбищами в районах Крайнего Севера и отгонными пастбищами.

Во-вторых, если мы обратимся к ограничениям на совершение определенных действий с земельными участками, то это:

двухступенчатая продажа, которая реализуется через а) преимущественное право субъекта РФ или в случаях, установленных законом субъекта РФ, муниципального образования на покупку земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения при его продаже, за исключением случаев продажи с публичных торгов (подп. 3 п. 3 ст. 1 Закона N 101-ФЗ); б) преимущественное право других участников долевой собственности на земельный участок, находящийся в долевой собственности, либо использующих этот земельный участок сельскохозяйственной организации или гражданина — члена КФХ на покупку доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения при возмездном отчуждении такой доли участником долевой собственности (подп. 4 п. 3 ст. 1; абз. 2 п. 1 ст. 12 Закона N 101-ФЗ); в) ограничение свободного распоряжения земельной долей случаями, которые установлены абз. 2 п. 1 ст. 12 Закона N 101-ФЗ;

В-третьих, земельный участок или земельная доля в праве общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, могут принадлежать только указанным в Законе N 101-ФЗ субъектам правоотношений, включая публичные образования. Как следствие ст. 5 Закона N 101-ФЗ предусматривает обязанность отчуждения земельных участков или земельных долей:

иностранными гражданами, иностранными юридическими лицами, лицами без гражданства, а также юридическими лицами, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 процентов;

гражданином РФ и (или) одним юридическим лицом (учредителями и участниками которого являются граждане РФ или другие юридические лица, созданные гражданами РФ), если максимальный размер общей площади сельскохозяйственных угодий, которые расположены на территории одного муниципального района, превышает 10 процентов общей площади сельскохозяйственных угодий, расположенных на указанной территории в момент предоставления и (или) приобретения таких земельных участков.

Наконец, в-четвертых, запрет или ограничения в процессе использования земельных участков сельскохозяйственного назначения, что связано с принципом целевого использования земельных участков (подп. 1 п. 3 ст. 1 Закона N 101-ФЗ), заключаются в нераспространении положений Закона N 101-ФЗ на земельные участки, предоставленные из земель сельскохозяйственного назначения гражданам для индивидуального жилищного, гаражного строительства, ведения ЛПХ и дачного хозяйства, садоводства, животноводства и огородничества, а также на земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями. Оборот указанных земельных участков регулируется ЗК (абз. 2 п. 1 ст. 1 Закона N 101-ФЗ; п. 7 ст. 27 ЗК).

Предложенная классификация видов ограничения оборота земельных участков, на наш взгляд, может быть успешно использована в процессе применения прежде всего п. п. 5, 6 и 7 комментируемой статьи, а также ее п. 4 и п. 8, если возникает вопрос о запретах или ограничениях в процессе использования (хозяйственного использования) конкретных земельных участков.

Включение законодателем в п. 5 ст. 27 ЗК, которая регулирует ограничение в обороте земельных участков, зон санитарной охраны, не являющихся земельными участками в строгом смысле слова, требует отдельных пояснений. В соответствии с подп. 14 п. 5 ст. 27 ЗК земельные участки, расположенные в первом и втором поясах зон санитарной охраны водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, являются ограниченными в обороте и не подлежат передаче в частную собственность.

В соответствии с п. 2.3.2.4 СанПиН 2.1.4.1110-02 «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения» (утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 14 марта 2002 года N 10 <244>), боковые границы второго пояса зон санитарной охраны должны быть расположены на расстоянии не менее 500 м от уреза воды при летне-осенней межени при равнинном рельефе местности; при гористом рельефе местности — до вершины первого склона, обращенного в сторону источника водоснабжения, но не менее 750 м при пологом склоне и не менее 1000 м — при крутом.
———————————
<244> БНА. 2002. N 19.

В соответствии со ст. 18 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» <245> проекты округов и зон санитарной охраны водных объектов, используемых для питьевого, хозяйственно-бытового водоснабжения и в лечебных целях, утверждаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при наличии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии их санитарным правилам.
———————————
<245> СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1650.

Основная проблема, на наш взгляд, связана как раз с местоположением границ округов и зон санитарной охраны водных объектов и проектами красных линий. Вопрос о границах возникает в случае возникновения споров граждан и юридических лиц с публичными образованиями, когда происходит обращение с заявлениями о приватизации земельных участков, которые им были предоставлены ранее на праве аренды. К сожалению, подходы федеральных и арбитражных судов по вопросу о том, что считать установлением границ охранных зон, расходятся. Приведем примеры таких подходов.

В 2009 г. Президиум ВС РФ, рассматривая гражданское дело по иску М.М. о признании незаконными решения постоянно действующей комиссии по размещению объектов на территории Мытищинского муниципального района при администрации Мытищинского муниципального района в части п. 30 от 13 февраля 2007 года, п. 45 от 27 марта 2007 года, ответов на обращения N 4340 от 20 июня 2008 года, N 4971 от 14 июля 2008 года, постановил признать право на выкуп земельного участка площадью 200 кв. метров с кадастровым номером 50:12:0070216:0042 в д. Ульянково Мытищинского муниципального района МО по цене, равной 10-кратному размеру ставки земельного налога на единицу площади земельного участка, и обязать ответчика в течение двух месяцев заключить с ней договор купли-продажи указанного земельного участка. Спорный участок, по утверждению администрации, находится во 2-м санитарном поясе зоны охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы.

Из содержащегося в материалах дела сообщения территориального отдела по Мытищинскому району Управления Роснедвижимости по МО от 5 ноября 2008 года усматривается (л.д. 122) в том, что сведения о земельном участке, расположенном по адресу: д. Ульянково, дом 2 «а» (у сосен), в ГКН отсутствуют, а согласно имеющейся в деле выписке из ЕГРП от 23 апреля 2008 года (л.д. 24) следует, что земельный участок размером 400 кв. м, принадлежащий на праве собственности истице, находится в черте населенного пункта д. Ульянково. Данный участок относится к категории «земли поселений», является смежным участком с участком размером 200 кв. м, находящимся в аренде у истицы, который она просила суд выкупить у ответчика. Каких-либо ограничений прав на землю, предусмотренных ст. 56 Земельного кодекса России, установленных органами местного управления, для указанного участка не зарегистрировано, в том числе данный земельный участок не является ограниченным в гражданском обороте. Этому доказательству, подтверждающему доводы истицы, суд в нарушение ст. 198 ГПК РФ вообще не дал никакой оценки и не указал доводы, по которым его отверг.

Как усматривается из материалов дела и доводов надзорной жалобы, представленный ответчиком в качестве доказательства обоснованности возражений против иска картографический материал за подписью начальника управления архитектуры и градостроительства администрации Мытищинского муниципального района МО Б. не может быть признан надлежащим доказательством по рассмотренному делу, поскольку не позволяет точно установить удаленность земельного участка М. от уреза воды при летне-осенней межени Клязьминского водохранилища <246>.
———————————
<246> Определение ВС РФ от 20 октября 2009 г. N 4-В09-33 // .

Противоположный подход представлен в двух актах арбитражных судов. Между ООО «Надежда-1» и администрацией Мытищинского муниципального района МО заключен договор аренды земли от 10.08.2000 N 2715 сроком на 49 лет в отношении земельного участка площадью 6910 кв. м, с кадастровым номером 50:12:0080202:128, расположенного по адресу: МО, Мытищинский район, д. Грибки, для торговой деятельности. На арендованном земельном участке расположены здание склада и коровник, принадлежащие на праве собственности. В 2011 г. общество обратилось в администрацию с заявлением о передаче в собственность указанного земельного участка. Администрация письмом от 27.10.2011 N 9143 отказала в предоставлении в собственность указанного земельного участка, мотивируя свой отказ тем, что данный земельный участок расположен в границах второго пояса зоны санитарной охраны источника питьевого водоснабжения г. Москвы.

Решением от 11 марта 2012 года АС МО и Постановлением ФАС МО от 22 апреля 2013 г. по делу N А41-43082/11 истцу отказали в удовлетворении заявления о признании неправомерным отказа в передаче в собственность земельного участка, арендуемого на основании договора долгосрочной аренды.

Определением ВАС РФ от 8 августа 2013 г. N ВАС-9786/13 ООО «Надежда-1» отказано в передаче дела N А41-43082/11 АС МО в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

В соответствии с п. 2.3 Санитарных правил СП 2.1.4.2625-10 зона санитарной охраны гидроузла состоит из 1-го пояса (строгого режима) и 2-го пояса (ограничений). Первый и второй пояса зоны санитарной охраны организуются в том числе для прибрежной полосы Клязьминского водохранилища.

То обстоятельство, что спорный земельный участок находится в границах 2-го пояса (ограничений) зоны санитарной охраны (Клязьминского водохранилища), территория которого относится к зоне ограниченного хозяйственного и градостроительного освоения и предусматривает защиту источника водоснабжения от микробного и химического загрязнения, подтверждается представленной администрацией служебной запиской от начальника управления архитектуры и градостроительства администрации.

Проект установления красных линий границ зон санитарной охраны источников водоснабжения г. Москвы утвержден решением исполнительных комитетов Московского городского и областного Советов народных депутатов от 17.04.1980 N 500-1143.

Как указали суды, проект по санитарно-эпидемиологическим правилам в настоящее не разработан, однако в силу п. 1.17 СанПиН 2.1.4.1110-02 отсутствие утвержденного проекта зон санитарной охраны не является основанием для освобождения владельцев водопровода, владельцев объектов, расположенных в границах зон санитарной охраны, организаций, индивидуальных предпринимателей, а также граждан от выполнения требований, предъявляемых настоящим СанПиН. Таким образом, само по себе отсутствие утвержденного проекта зон санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения не может свидетельствовать о том, что на земельные участки, попадающие в указанные зоны в соответствии с требованиями СанПиН, не распространяются ограничения, установленные законом <247>.
———————————
<247> Постановление ФАС МО от 22.04.2013 по делу N А41-43082/11 // .

Суды (включая ВАС РФ) проигнорировали, по сути, содержание акта обследования от 15.12.2011 N 1090/ВБ, составленный ГУ «Мособлводхоз» (о том, что спорный земельный участок не входит в зону санитарной охраны), а также порочность как доказательства фрагмента топографической основы (материалов топографической съемки 80-х гг. XX в.), на который ссылалась администрация и который не позволял точно установить удаленность арендуемого земельного участка от уреза воды при летне-осенней межени Клязьминского водохранилища <248>.
———————————
<248> Определение ВАС РФ от 08.08.2013 N ВАС-9786/13 // .

Так как в настоящее время отсутствует единообразие в понимании вопроса о действительном местоположении границ зон санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения, а также как именно они должны закрепляться, то его решение каждый раз будет зависеть от характера доказательственной базы и усмотрения судьи.

Другой комментарий к Ст. 27 Земельного кодекса Российской Федерации

1. Понятие оборотоспособности объектов гражданских прав сформулировано в п. 1 ст. 129 ГК РФ. По общему правилу объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства: наследования, реорганизации юридического лица либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте. Оборотоспособность — это возможность свободно распоряжаться объектами гражданских прав путем их передачи другим лицам.

Оборотоспособность земельных участков представляет собой возможность определять юридическую судьбу земельного участка его собственником в пределах, установленных законом, т.е. распоряжаться им. Данное определение применимо ко всем землям, находящимся как в частной, так и в государственной или муниципальной собственности. Субъектам права публичной собственности, так же как и частным собственникам, земельное законодательство предоставляет право распоряжаться принадлежащими им земельными участками в порядке, установленном законодательством.

Отличие оборотоспособности земельных участков от оборотоспособности иных объектов гражданских прав заключается в том, что именно земельное законодательство устанавливает пределы и ограничения распоряжения земельной собственностью.

Признание земельного участка недвижимым имуществом, объектом права частной собственности предполагает решение вопроса о том, каким образом и в каких формах может осуществляться переход прав на земельные участки от одного лица к другому. Вопрос об оборотоспособности земельных участков вытекает из сущности главного правомочия собственника — права распоряжения, т.е. возможности определять юридическую судьбу своего имущества.

Согласно ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Объем правомочия распоряжения собственника применительно к земельному участку определен в ст. 260 ГК РФ. Лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте.

Сделки являются правовой формой оборота объектов гражданских прав. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (статья 153 ГК РФ). Особенности оборота земельных участков находят отражение в содержании соответствующих сделок с землей. Общие положения гражданско-правового регулирования совершения сделок с имуществом применяются и в земельном обороте. Так, земельное законодательство предусматривает особенности совершения сделок купли-продажи земельных участков, обусловленные необходимостью обеспечения публичных интересов. Например, в этих случаях должен соблюдаться принцип использования земельных участков в соответствии с их целевым назначением, контролироваться соблюдение норм предельных площадей земельных участков и т.д.

Специальные правила, касающиеся оборотоспособности, установлены в п. 3 ст. 129 ГК РФ в отношении земли и других природных ресурсов. Эти объекты могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Поэтому согласно п. 1 комментируемой статьи 27 ЗК оборот земельных участков осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и ЗК РФ.

Таким образом, общие положения регулирования оборота земельных участков определяются в гражданском законодательстве, а особенности — в земельном законодательстве. В то же время в ЗК есть специальные нормы, отражающие особенности заключения некоторых договоров (купли-продажи, аренды земельных участков).

Особенности оборота земельных участков обусловлены спецификой земли как природного объекта и публичным характером регулирования земельных отношений, что нашло отражение в ст. 9 Конституции РФ: «земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». Пределы осуществления собственником земли своих правомочий установлены в ч. 2 ст. 36 Конституции РФ и п. 3 ст. 209 ГК РФ: владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом, осуществляются собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

2. Все земельные участки, в отношении которых существуют ограничения их оборота, ЗК делит на два вида. К первому виду относятся земли, изъятые из оборота. Они не могут быть приватизированы и не могут быть объектами гражданско-правовых сделок. Ко второму виду отнесены земли, ограниченные в обороте. Эти земли также не могут быть переданы в частную собственность, однако возможны исключения из этого правила, которые могут быть установлены федеральными законами.

Из оборота изъяты земельные участки, на которых находятся различные объекты, находящиеся в федеральной собственности.

Полностью изъяты из оборота земли государственных природных заповедников. Согласно ст. 6 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» государственные природные заповедники являются природоохранными, научно-исследовательскими и эколого-просветительскими учреждениями, имеющими целью сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений, генетического фонда растительного и животного мира, отдельных видов и сообществ растений и животных, типичных и уникальных экологических систем. На их территории полностью изымаются из хозяйственного использования особо охраняемые природные комплексы и объекты (земля, водные объекты, недра, растительный и животный мир), имеющие природоохранное, научное, эколого-просветительское значение как образцы естественной природной среды, типичные или редкие ландшафты, места сохранения генетического фонда растительного и животного мира.

Земли национальных парков также изъяты из оборота. Национальные парки являются природоохранными, эколого-просветительскими и научно-исследовательскими учреждениями, территории (акватории) которых включают в себя природные комплексы и объекты, имеющие особую экологическую, историческую и эстетическую ценность, и предназначены для использования в природоохранных, просветительских, научных и культурных целях и для регулируемого туризма (ст. 12 названного Закона). Поскольку в отдельных случаях в границах национальных парков могут находиться земельные участки иных пользователей, а также собственников, в подп. 1 п. 4 комментируемой статьи указано, что для этих земель возможно исключение из общего правила об изъятии всех земель национальных парков из оборота.

Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» (ст. 1) предусматривает, что земли и другие природные ресурсы, предоставленные для нужд Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, находятся в федеральной собственности. Поэтому земли, на которых находятся здания и сооружения Вооруженных Сил РФ, изъяты из оборота.

Согласно ст. 1 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» земельные участки, занятые зданиями и сооружениями, в которых размещены военные суды, также полностью изъяты из оборота.

К этому же виду земельных участков относятся те участки, на которых расположены объекты федеральной службы безопасности и федеральных органов государственной охраны (ст. 1 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности», ст. 1 Федерального закона от 27 мая 1996 г. N 57-ФЗ «О государственной охране». Охраняемые объекты — это здания, строения и сооружения, в которых размещены федеральные органы государственной власти; территории и акватории, прилегающие к указанным зданиям, строениям, сооружениям и подлежащие защите в целях обеспечения безопасности объектов государственной охраны; здания, строения и сооружения, находящиеся в оперативном управлении федеральных органов государственной охраны; предоставленные им земельные участки и водные объекты. Государственную охрану осуществляют федеральные органы государственной охраны. В обеспечении безопасности объектов государственной охраны и защиты охраняемых объектов в пределах своих полномочий участвуют органы федеральной службы безопасности, органы внутренних дел РФ и внутренние войска Министерства внутренних дел РФ, органы внешней разведки РФ, Вооруженные Силы РФ и иные государственные органы обеспечения безопасности.

К ядерным установкам (ст. 3 Федерального закона «Об использовании атомной энергии») относятся сооружения и комплексы с ядерными реакторами, в том числе атомные станции, суда и другие плавсредства, космические и летательные аппараты, другие транспортные и транспортабельные средства; сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами, критическими и подкритическими ядерными стендами; сооружения, комплексы, полигоны, установки и устройства с ядерными зарядами для использования в мирных целях; другие содержащие ядерные материалы сооружения, комплексы, установки для производства, использования, переработки, транспортирования ядерного топлива и ядерных материалов. Радиационные источники — это не относящиеся к ядерным установкам комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение. Пункты хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранилища радиоактивных отходов представляют собой не относящиеся к ядерным установкам и радиационным источникам стационарные объекты и сооружения, предназначенные для хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ, хранения или захоронения радиоактивных отходов.

Ядерными материалами названный Закон признает материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества, радиоактивными веществами — не относящиеся к ядерным материалам вещества, испускающие ионизирующее излучение.

Закрытым административно-территориальным образованием признается имеющее органы местного самоуправления территориальное образование, в пределах которого расположены промышленные предприятия по разработке, изготовлению, хранению и утилизации оружия массового поражения, переработке радиоактивных и других материалов, военные и иные объекты, для которых устанавливается особый режим безопасного функционирования и охраны государственной тайны, включающей специальные условия проживания граждан. Земельные участки, занимаемые предприятиями и (или) объектами, по роду деятельности которых созданы закрытые административно-территориальные образования, находятся в федеральной собственности и передаются в постоянное (бессрочное) пользование этим предприятиям и (или) объектам (ст. 1, 6 Закона РФ «О закрытом административно-территориальном образовании»).

Земельные участки, занятые исправительно-трудовыми учреждениями и лечебно-трудовыми профилакториями, возможно определить на основе норм УИК, в ст. 16 которого указаны учреждения и органы, исполняющие наказания (уголовно-исправительные инспекции; арестные дома; колонии-поселения, воспитательные колонии, лечебные исправительные учреждения, исправительные колонии общего, строгого или особого режима, тюрьмы, следственные изоляторы; исправительные колонии особого режима и др.).

Изъяты из оборота земли воинских и гражданских захоронений. Согласно ст. 4 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» местами погребения являются отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших, крематориями для предания тел (останков) умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших. Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.

Правовой режим земель, занятых инженерно-техническими сооружениями, линиями связи и т.д. для защиты Государственной границы РФ, регулируется Законом РФ «О Государственной границе Российской Федерации».

3. К землям, ограниченным в обороте, относятся земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, перечень которых содержится в п. 5 комментируемой статьи. ЗК РФ относит к их числу земли особо охраняемых природных территорий, кроме тех, которые относятся к землям, изъятым из оборота, указанным в п. 4 ст. 27 ЗК РФ. Это земли государственных природных заказников, памятников природы, природных парков, дендрологических парков, ботанических садов, территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов и земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов.

Ограничены в обороте земельные участки в составе земель лесного фонда и в пределах которых расположены водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности.

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» относит к объектам культурного наследия объекты недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.

Земельные участки в границах территорий объектов культурного наследия, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ, а также в границах территорий выявленных объектов культурного наследия относятся к землям историко-культурного назначения, правовой режим которых регулируется земельным законодательством РФ и указанным Федеральным законом (ст. 5 Закона).

В соответствии со ст. 28 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» земельные участки в границах морского порта не могут находиться в собственности иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций. По общему правилу земельные участки в границах морского порта не предоставляются индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам в собственность, за некоторыми исключениями.

Определение объектов гидротехнических сооружений предусмотрено в ст. 3 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений». Гидротехнические сооружения — плотины, здания гидроэлектростанций, водосбросные, водоспускные и водовыпускные сооружения, туннели, каналы, насосные станции, судоходные шлюзы, судоподъемники; сооружения, предназначенные для защиты от наводнений, разрушений берегов и дна водохранилищ, рек; сооружения (дамбы), ограждающие хранилища жидких отходов промышленных и сельскохозяйственных организаций; устройства от размывов на каналах, а также другие сооружения, предназначенные для использования водных ресурсов и предотвращения негативного воздействия вод и жидких отходов. Земли, занятые ими, ограничены в обороте.

Что касается определений иных видов земельных участков, ограниченных в обороте, подробнее см. комментарий к ст. 90-92 ЗК РФ.

4. Пункт 8 комментируемой статьи запрещает приватизацию земельных участков в пределах береговой полосы и земельных участков, на которых находятся пруды, обводненные карьеры, в границах территорий общего пользования (см. комментарий к ст. 102 ЗК РФ).

Определение Верховного Суда РФ от 06.06.2017 N 309-КГ17-5970 по делу N А76-12921/2015Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения.Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, частично отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из доказанности управлением наличия у учреждения обязанности по уплате земельного налога.

Частично отказывая в удовлетворении заявленных требований и признавая доначисление налога и пени правомерным, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 388, 389 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс), статьи 93 Земельного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 54 «О некоторых вопросах, возникших у арбитражных судов при рассмотрении дел, связанных с взиманием земельного налога» и в пункте 66 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», исходили из доказанности управлением наличия у учреждения обязанности по уплате земельного налога.

Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2017 N 309-КГ17-3530 по делу N А50-2300/2016Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными решений об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, о возложении обязанности по возврату излишне уплаченного земельного налога.Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как суды пришли к правильному выводу об отсутствии у заявителя права на применение льготы по земельному налогу, поскольку спорные земельные участки не находятся в государственной либо муниципальной собственности, не признаны ограниченными в обороте и факт их использования для целей обеспечения обороны и безопасности заявителем не подтвержден.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований и признавая решения инспекции законными, суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 387, 388 (в редакции, действовавшей в спорный период), 389, 390, 391, 394 Налогового кодекса, статей 27, 65, 93 Земельного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласился с выводом налогового органа об отсутствии у общества права на применение льготы по земельному налогу, поскольку спорные земельные участки не находятся в государственной либо муниципальной собственности, не признаны ограниченными в обороте и факт их использования для целей обеспечения обороны и безопасности обществом не подтвержден.

Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 N 302-КГ17-3745 по делу N А19-21243/2015Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными решений.Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку, установив, что спорные земельные участки принадлежат обществу на праве собственности и не находятся в статусе ограниченных в обороте, суды пришли к выводу о несоответствии спорных земельных участков необходимым условиям для применения льготы по земельному налогу.

Исследовав и оценив представленные сторонами в материалы дела доказательства и установив, что спорные земельные участки принадлежат обществу на праве собственности и не находятся в статусе ограниченных в обороте, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 388, 389, 390 Налогового кодекса, статей 27, 93 Земельного кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о несоответствии спорных земельных участков необходимым условиям для применения льготы по земельному налогу, с чем согласился суд округа.

Определение Верховного Суда РФ от 27.04.2017 по делу N 306-КГ16-18669, А65-93/2016Требование: О признании недействительными решений об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.Обстоятельства: По мнению истца, налоговый орган незаконно доначислил земельный налог.Решение: В удовлетворении требования отказано, так как установлено, что истцом был незаконно исключен спорный земельный участок из объекта обложения земельным налогом на основании пп. 3 п. 2 ст. 389 НК РФ; земельный участок принадлежит истцу на праве собственности, что подтверждается свидетельством о регистрации права, и не обременен ограничениями в обороте.

Удовлетворяя заявленные требования и признавая решения инспекции недействительными, суды трех инстанций, руководствуясь положениями статей 388, 389, 391 Налогового кодекса, статей 27, 93 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс), правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 28.06.2011 N 18260/10, исходили из того, что общество осуществляет деятельность в сфере обороны и безопасности Российской Федерации, и земельный участок используется для осуществления указанной деятельности, в связи с чем не является объектом налогообложения по земельному налогу; то обстоятельство, что земельный участок относится к землям населенных пунктов, а не к землям обороны, не имеет в данном случае правового значения относительно применения льготы по земельному налогу, поскольку учитываются действительные цели, для которых предоставлен земельный участок, а также его фактическое использование, а не кадастровый учет.

Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2017 N 310-КГ17-1691 по делу N А64-8052/2015Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным решения налогового органа в части доначисления земельного налога.Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как спорные земельные участки принадлежали заявителю на праве собственности и не находились в статусе ограниченных в обороте.

Оценив представленные в материалы дела доказательства и установив, что спорные земельные участки принадлежат обществу на праве собственности и не находятся в статусе ограниченных в обороте, суды апелляционной и кассационной инстанций, руководствуясь положениями пункта 2 статьи 389 Налогового кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей в спорный период), подпункта 5 пункта 5 статьи 27, пункта 1 статьи 93 Земельного кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о несоответствии земельных участков необходимым условиям для применения льготы по земельному налогу.

Определение Верховного Суда РФ от 22.03.2017 N 305-ЭС17-2293 по делу N А40-84159/2013Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительным договора аренды земельного участка, истребовании его из чужого незаконного владения.Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, так как был установлен факт формирования спорного участка за счет территории земельного участка, предоставленного для нужд Вооруженных сил РФ.

Выводы судов о недействительности (ничтожности) заключенного ответчиками договора аренды от 31.01.2012 N М-11-041154, а также о наличии оснований для истребования земельного участка из незаконного владения общества основаны на подлежащих применению нормах материального права: пункт 10 статьи 1 Федерального закона от 31.05.1996 N 61-ФЗ «Об обороне», статья 3.1 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», статьи 17, 27, 93 Земельного кодекса Российской Федерации, статьи 166, 168, 209 и 301 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определение Верховного Суда РФ от 21.03.2017 по делу N 305-КГ16-14604, А41-89160/2015Требование: О признании недействительным распоряжения в части включения участка в состав подлежащего приватизации имущественного комплекса, о признании отсутствующим права собственности на участок и о признании на участок права собственности РФ.Обстоятельства: Истец полагает, что распоряжение является незаконным.Решение: Дело в части признании частично недействительным распоряжения направлено на новое рассмотрение, поскольку судами не учтено, что приватизация имущественного комплекса осуществлялась по специальным правилам, связанным с созданием корпорации; особенности передачи корпорации имущественного взноса РФ при преобразовании федеральных государственных унитарных предприятий в общества урегулированы нормами ФЗ от 23.11.2007 N 270-ФЗ.

Руководствуясь пунктами 1, 5 статьи 27, пунктами 1, 2 статьи 93 ЗК РФ суды признали, что спорный земельный участок предназначен для нужд обороны страны и является ограниченным в обороте, поэтому в силу приведенных выше норм права и правил пункта 2 статьи 27 ЗК РФ не мог быть передан в частную собственность.

Определение Верховного Суда РФ от 20.03.2017 N 306-КГ16-18669 по делу N А65-93/2016Требование: О пересмотре в кассационном порядке актов суда по делу об оспаривании решений об отказе в привлечении к налоговой ответственности.Решение: Дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам, поскольку заслуживает внимания довод заявителя о том, что для освобождения участка от земельного налога по пп. 3 п. 2 ст. 389 НК РФ необходимо его использование обществом в целях обеспечения обороны, а также он должен быть ограничен в обороте в связи с нахождением в государственной или муниципальной собственности; участок выбыл из государственной собственности, его собственником является общество, которое в силу требований ст. 388 НК РФ признается плательщиком земельного налога; имеется иная судебная практика по вопросу применения льготы.

В обоснование своих требований налоговый орган приводит довод о том, что для освобождения земельного участка от налогообложения земельным налогом на основании подпункта 3 пункта 2 статьи 389 Налогового кодекса Российской Федерации необходимо не только его использование обществом в целях обеспечения обороны, что предусмотрено статьей 93 Земельного кодекса, но он также должен быть ограниченным в обороте в связи с нахождением в государственной или муниципальной собственности.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.01.2017 N 39-АПГ16-6Требование: О признании незаконными действий должностного лица по организации и осуществлению пропускного режима и досмотра транспортных средств при въезде на территорию жилого массива, обязании убрать искусственные препятствия.Обстоятельства: Истец ссылается на то, что военный городок, в котором он проживает, был исключен из перечня закрытых военных городков. Однако перед въездом на территорию военного городка был оборудован контрольно-пропускной пункт.Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку контрольно-пропускной пункт располагается на территории запретной зоны, а на территории военного городка помимо жилых домов расположены военные объекты войсковой части, которые подлежат охране.

В силу пункта 1 статьи 93 Земельного кодекса Российской Федерации землями обороны и безопасности признаются земли, которые используются или предназначены для обеспечения деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, организаций, предприятий, учреждений, осуществляющих функции по вооруженной защите целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации, защите и охране Государственной границы Российской Федерации, информационной безопасности, другим видам безопасности в закрытых административно-территориальных образованиях, и права на которые возникли у участников земельных отношений по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, федеральными законами.