Срок исковой давности по перевозке груза

Комментарий к постановлению Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 № 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции».
Предоставлен редакцией журнала «Вестник Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь»

Правовой и экономический контекст принятия постановления № 9

С учетом существенных особенностей перевозки грузов различными видами транспорта и вытекающих отсюда различий в их правовом регулировании постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 24.10.2012 № 9 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции» (далее – постановление № 9) содержит разъяснения, относящиеся только к автомобильной перевозке грузов, а также к транспортной экспедиции (поскольку этот вид хозяйственных договоров очень близок к договору перевозки).
Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 26.04.2005 № 13 «Об отдельных вопросах практики рас­смотрения споров, вытекающих из договоров перевозки грузов» (далее – постановление № 13) признано утратившим силу. Сохранение его отдельных положений, относящихся к перевозке грузов железнодорожным транспортом, сочтено нецелесообразным ввиду изменения законодательства, регулирующего перевозки грузов этим видом транспорта, а также в связи с необходимостью приведения этих положений в соответствие с правилами нормотворческой техники.
В структуре дел, рассматриваемых хозяйственными судами в исковом производстве, споры о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору перевозки занимают четвертое место. При этом количество дел этой категории относительно невелико: в 2011 г. рассмотрено 896 дел (2,6% общего количества), в первом полугодии 2012 г. – 287 (около 2,5%).
При подготовке постановления № 9 учитывалась роль грузоперевозок в экономике как неотъемлемой ее части, обеспечивающей обмен товарами и сырьем и служащей фактором конкуренции. Кроме того, принимались во внимание интеграционные процессы на постсоветском пространстве, выражающиеся в создании Таможенного союза (ТС) и формировании Единого экономического пространства, в котором каждый субъект хозяйственной деятельности вправе рассчитывать на единообразное понимание и применение судами государств – участников этого объединения как международных соглашений, так и национального законодательства, если оно схожим образом регулирует правовые отношения. Тем более это важно для перевозчиков и экспедиторов, осуществляющих международные перевозки грузов автомобильным транспортом либо занимающихся их организацией.
Разработке проекта постановления № 9 предшествовало обобщение судебной практики по данной категории дел, обсуждение проекта проводилось с максимально широким участием профессиональных участников этих правоотношений – перевозчиков и экспедиторов, а также представляющих их общественных объединений – ассоциаций БАМАП и БАМЭ. Поскольку в ходе работы над проектом изучались такие вопросы, как аутентичность перевода Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (далее – Конвенция; КДПГ) на русский язык, унификация судебной практики хозяйственных судов с практикой судов государств – членов ТС, проект постановления направлялся не только заинтересованным государственным органам Республики Беларусь и объединениям профессиональных участников, но и в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Республики Казахстан, Эко­номический суд СНГ.
Поступившие замечания и предложения были максимально учтены. Вместе с тем постановление № 9, даже исходя из его названия, предполагает разъяснение лишь некоторых вопросов рассмотрения дел названной категории. По ряду вопросов, озвученных в ходе общественного обсуждения проекта, разъяснения не были даны ввиду отсутствия сформированных правовых позиций.

Разграничение правового регулирования перевозки и транспортной экспедиции

При сохранении преемственности разъяснений, содержащихся в ранее действовавшем постановлении № 13, в постановлении № 9 разграничиваются вопросы правового регулирования договоров автомобильной перевозки грузов и транспортной экспедиции, а также договоров международной и внутриреспубликанской автомобильной перевозки грузов ввиду наличия ряда особенностей в таком регулировании.
Прежде всего внимание хозяйственных судов обращено на нормативные правовые акты, регламентирующие автомобильные перевозки грузов и транспортную экспедицию, сферу их применения, отношения, на которые их действие не распространяется.
За период, прошедший после принятия в 2005 г. постановления № 13, законодательство претерпело изменения. В частности, изменения вносились в гл. 40 и 41 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК). Здесь необходимо обратить внимание на действующую редакцию п. 2 ст. 738 ГК, часть первая которого предусматривает возможность определять условия перевозки не только актами законодательства, но и соглашением сторон. В этом состоит ее отличие от предыдущей редакции этого пункта, которая предусматривала определение общих условий перевозки актами законодательства, допуская определение условий перевозки грузов отдельными видами транспорта и ответственность сторон по этим перевозкам соглашением сторон лишь в случае, если актами законодательства не установлено иное.
В 2007 г. был принят Закон Республики Беларусь «Об автомобильном транспорте и автомобильных перевозках» (далее – Закон о перевозках), которым утверждение Правил соответствующих перевозок включено в перечень полномочий Совета Министров. Правила автомобильных перевозок грузов утверждены постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.06.2008 № 970 (далее – Правила № 970).
Транспортно-экспедиционная деятельность регулируется Законом Республики Беларусь от 13.07.2006 «О транспортно-экспедиционной деятельности», Правилами транспортно-экспедиционной деятельности, утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30.12.2006 № 1766.
КДПГ применяется, если указанные в договоре место принятия к перевозке груза и место, предусмотренное для сдачи груза, находятся на территории двух различных стран, из которых по крайней мере одна является участницей Конвенции. КДПГ действует в редакции Протокола, принятого в г. Женеве 5 июля 1978 г., поскольку Республика Беларусь присоединилась к названному Протоколу Законом от 23.06.2008.
Статья 41 Конвенции предусматривает, что всякое условие в договоре, допускающее отступление от ее постановлений, признается недействительным.
И КДПГ, и ГК содержат положения о том, что заключение договора перевозки груза подтверждается составлением накладной. Вместе с тем постановление № 9 предлагает хозяйственным судам для установления характера правоотношений, возникших между участниками перевозки, объема их прав и обязанностей учитывать не только факт наличия такой накладной, но и оценивать ее содержание (в частности, определение в ней размера провозной платы, наличие инструкций, указаний и оговорок), а также содержание иных документов, относящихся к перевозке. Такая рекомендация обусловлена, в частности, тем, что национальное законодательство (ст. 37 Закона о перевозках) содержит понятие «заказчик автомобильной перевозки», в качестве которого могут выступать не только грузоотправитель, но и грузополучатель либо экспедитор и на которого возлагается обязанность по оплате перевозки.
Также судам необходимо учитывать существование иных видов договоров, близких к договорам перевозки (договоры об организации автомобильных перевозок грузов и договоры о фрахтовании для автомобильной перевозки грузов).
В части регулирования договоров транспортной экспедиции внимание хозяйственных судов обращается на порядок их заключения (разовое поручение при наличии письменного согласия экспедитора или долгосрочный договор).
При оценке правового положения экспедитора судам следует учитывать, что экспедитор вправе вступать в отношения с третьими лицами от своего имени (например, в качестве заказчика по договору автомобильной перевозки груза) либо от имени клиента при наличии соответствующих полномочий.

Вопросы подсудности и соблюдения претензионного порядка

В главе 3 постановления № 9 хозяйственным судам предлагается учитывать правило специальной подсудности исков к перевозчику, вытекающих из договоров автомобильной перевозки грузов, предусмотренное частью третьей ст. 51 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), а также компетенцию судов по спорам, возникающим из договоров международных автомобильных перевозок грузов, подпадающих под действие КДПГ, которая определена ст. 31 Конвенции. Обращение в другие суды Конвенцией не допускается, за исключением арбитражного суда, определенного арбитражным соглашением.
В п. 17 постановления № 9 содержится разъяснение о том, что по спорам, возникающим из договоров международной автомобильной пере­возки грузов, подпадающих под действие КДПГ, не требуется обязательного соблюдения претензионного порядка урегулирования спора. Таким образом, обеспечиваются преемственность судебной практики (такое же положение содержалось в части второй п. 5 утратившего силу постановления № 13), единство практики применения Конвенции судами государств – членов Таможенного союза, а также равенство прав лиц, обращающихся в хозяйственный суд, поскольку, как указано в п. 1 ст. 1 КДПГ, ее применение не зависит от местожительства и национальности заключающих договор сторон.

Исчисление срока исковой давности

Конвенция содержит ряд правил, регулирующих исковую давность. В части некоторых условий (таких как приостановление и перерыв течения срока исковой давности) КДПГ отсылает к национальному законодательству.
Обратим внимание на увеличение срока исковой давности с одного до трех лет в случае злоумышленного поступка или вины, которая согласно закону, применяемому хозяйственным судом, рассматривающим дело, приравнивается к злоумышленному поступку.
Обсуждалась возможность такого подхода, когда к умыслу перевозчика приравнивается его грубая неосторожность, однако в постановлении № 9 содержится разъяснение о том, что в данном случае речь идет о вине в форме умысла, что соответствует официальным английскому и французскому текстам Конвенции.
При определении момента начала течения срока исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, п. 3 ст. 751 ГК отсылает к законодательству: срок исковой давности устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с законодательством (такое же правило предусмотрено ст. 58 Закона о перевозках).
Пункт 122 Правил № 970 устанавливает, что срок исковой давности по требованиям, вытекающим из автомобильной перевозки груза, составляет один год с даты получения ответа на предъявленную претензию. Поскольку для иных случаев момент начала течения срока исковой давности законодательством не определен (например, для случаев, когда ответ на предъявленную претензию не направлялся или не получен лицом, предъявившим претензию), в п. 25 постановления № 9 предлагается во всех иных случаях такой момент определять по правилам ст. 201 ГК.
Можно отметить некоторое несовершенство правового регулирования в этой части. Если сравнивать Правила № 970 с нормативными актами, регулирующими перевозку грузов иными видами транспорта, то, например, в Уставе железнодорожного транспорта общего пользования, утв. поста­новлением Совета Министров Республики Беларусь от 02.08.1999 № 1196, содержатся более детальные правила, позволяющие точно определить момент начала течения срока исковой давности. Так, пп. 143 и 144 Устава предусмотрено, что иск может быть предъявлен в течение одного года со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления претензии или иска.
Законодательством предусмотрены различные сроки исковой давности по требованиям, вытекающим из автомобильной перевозки грузов и транс­портной экспедиции. Поэтому по требованию, вытекающему из смешанного договора, содержащего элементы двух вышеназванных договоров, судам необходимо руководствоваться п. 2 ст. 391 ГК, то есть применять правила, касающиеся того элемента договора, неисполнение или ненадлежащее исполнение которого явилось основанием для предъявления иска.

Возмещение убытков, причиненных в ходе перевозки

В судебной практике встречаются дела, когда перевозчик в случае предъявления к нему иска о возмещении убытков, причиненных ненадлежа­щим исполнением договора перевозки, ссылается на наличие договора страхования ответственности либо договора страхования имущества. Другой пример: заказчик при утрате или повреждении груза, не получив возмещения ни от перевозчика, ни от страховщика, предъявляет требование к двум ответчикам без конкретизации предмета иска по отношению к каждому из них.
В п. 31 постановления № 9 хозяйственным судам предлагается учитывать, что наличие договора страхования само по себе не может являться основанием для освобождения перевозчика от ответственности по договору перевозки. Для возмещения ущерба, причиненного при автомобильной перевозке груза, ее заказчик вправе выбрать способ защиты гражданских прав и либо потребовать от перевозчика возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора перевозки, либо предъявить страховщику требование о страховой выплате.
Обязанности перевозчика по возмещению убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договора перевозки, и страховщика по выплате страхового возмещения возникают из различных обязательств. Поэтому предъявление в одном иске требований одновременно к перевозчику и страховщику осуществляется по правилам соединения нескольких исковых требований, предусмотренным ст. 165 ХПК.
Статьи 24 и 26 КДПГ предусматривают возможность объявления отправителем стоимости груза либо наличия его специального интереса в до­ставке груза без утраты или повреждения, а также в оговоренный срок. В п. 33 постановления № 9 разъясняется, что объявление стоимости груза или наличие специального интереса возможны только при условии указания сведений об этом в международной товарно-транспортной накладной «CMR» и достижения сторонами соглашения о выплате надбавки к провозной плате.
При рассмотрении споров о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением договора перевозки груза, хозяйственным судам следует учитывать, что основания ответственности перевозчика за несохранность груза, указанные в п. 1 ст. 750 ГК, отличаются от общих оснований ответственности за нарушение обязательств, предусмотренных ст. 372 ГК. Перевозчик несет ответственность за несохранность груза, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые он не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Освобождение перевозчика от ответственности

Основания освобождения перевозчика от ответственности за потерю, повреждение груза или просрочку в его доставке при международной автомобильной перевозке предусмотрены п. 2 ст. 17 КДПГ. Перевозчик освобождается от этой ответственности, если докажет, что потеря, повреждение груза или просрочка его доставки произошли по вине другой стороны договора перевозки, вследствие дефекта груза либо ввиду обстоятельств, избегнуть которых перевозчик не мог и последствия которых не мог предотвратить.
Таким образом, перевозчик, несмотря на осуществление предпринимательской деятельности, несет ответственность при наличии вины. Бремя доказывания отсутствия вины лежит на перевозчике.
Особое внимание необходимо обратить на содержание п. 34 постановления № 9. Применение п. 2 ст. 17 КДПГ и освобождение перевозчика от ответственности за потерю груза или его повреждение оставались в судебной практике неоднозначными. В целом постановление № 9 поддерживает общий строгий подход к ответственности профессиональ­ного перевозчика, который сформирован в практике арбитражных судов Российской Федерации (перевозчик отвечает за утрату груза в случаях, если груз утерян, например, в результате дорожно-транспортного происшествия, случившегося по вине иного лица, либо в результате хищения). В то же время предложенная в комментируемом постановлении редакция позволяет хозяйственному суду при рассмотрении конкретного дела освободить перевозчика от ответственности в случае, если последний докажет, что он проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которые от него требовались по характеру обязательства и условиям гражданского оборота в целях надлежащего исполнения обязательства, и для этого им предприняты все необходимые меры.
Например, факт хищения груза сам по себе не может рассматриваться как основание для освобождения перевозчика от ответственности за утрату груза.
Пример. По одному из дел, рассмотренных Кассационной коллегией ВХС, хозяйственный суд кассационной инстанции не согласился с выводами хозяйственных судов первой и апелляционной инстанций, освободивших перевозчика от возмещения ущерба, причиненного утратой груза. По заявлению перевозчика груз был утрачен в результате разбойного нападения на водителя, совершенного неустановленными лицами на территории Российской Федерации. Отменяя обжалованные судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение, Кассационная коллегия указала на необходимость оценки доводов ответчика с учетом осуществления им профессиональной деятельности в сфере автомобильных перевозок грузов, его обязанности учитывать возможность хищения дорогостоящего груза и принимать все необходимые меры для его доставки.

Ограничение ответственности перевозчика

При рассмотрении споров о возмещении ущерба, причиненного полной или частичной утратой груза или его повреждением, хозяйственным судам следует учитывать, что как Конвенцией, так и ГК предусмотрено ограничение ответственности перевозчика. Пункт 3 ст. 23 КДПГ предусматривает также ограничение размера возмещения перевозчиком.
Размер ущерба, причиненного повреждением, полной или частичной утратой груза при международной автомобильной перевозке, определяется по правилам ст. 23 КДПГ, отличающимся от установленных п. 2 ст. 750 ГК.
Так, по Конвенции во внимание принимается стоимость груза в месте и во время принятия его для перевозки. Стоимость груза определяется на основании биржевой котировки, при ее отсутствии – на основании текущей рыночной цены, а при отсутствии первой и второй – на основании обычной стоимости товара такого же рода и качества. Согласно же ГК стоимость груза определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре – исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары.
Ограничение ответственности перевозчика, предусмотренное ст. 23 КДПГ, не применяется, если ущерб был вызван злоумышленным поступком или произошел по вине перевозчика, его агентов или других лиц, к услугам которых он прибегнул, или ущерб произошел по их вине, которая согласно закону, применяемому хозяйственным судом, рассматривающим дело, приравнивается к злоумышленному поступку (ст. 29 Конвенции), то есть по вине в форме умысла. Таким образом, при наличии вины перевозчика в форме неосторожности ст. 23 КДПГ подлежит применению.

Реализация права перевозчика на удержание груза

Постановление № 9 содержит разъяснение о том, что перевозчик не имеет права на удержание перевозимого груза в обеспечение причитающейся ему провозной платы и других платежей по перевозке иного груза.
Представляется, что правило п. 4 ст. 744 ГК, которое предусматривает право перевозчика на удержание груза, носит специальный характер по отношению к общим правилам ст. 340 ГК о праве удержания и имеет своей целью исключить для перевозчика возможность воспользоваться имуществом, переданным ему грузоотправителем исключительно для перевозки, в целях обеспечения исполнения каких-либо иных обязательств, кроме тех, которые вытекают из договора перевозки этого груза.
Таким образом, удержание груза является правомерным при наличии задолженности за работу по перевозке именно этого груза, а не иного даже в случае, если между сторонами заключен долгосрочный договор об организации автомобильных перевозок грузов и у заказчика имеется задолженность по ранее выполненным перевозкам. Ссылка на ст. 340 ГК, содержащаяся в п. 4 ст. 744 ГК, в данном случае не должна рассматриваться как исключающая специальный характер права перевозчика на удержание груза.

Новая редакция Ст. 797 ГК РФ

1. До предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом.

2. Иск к перевозчику может быть предъявлен грузоотправителем или грузополучателем в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо неполучения от перевозчика ответа в тридцатидневный срок.

3. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из перевозки груза, устанавливается в один год с момента, определяемого в соответствии с транспортными уставами и кодексами.

Комментарий к Ст. 797 ГК РФ

Судебная практика.

При предъявлении грузоотправителем, грузополучателем иска о взыскании с железной дороги излишне списанной платы за перевозку грузов подлежит применению сокращенный (годичный) срок исковой давности, установленный статьей 141 Транспортного устава (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2005 N 7521/05).

Другой комментарий к Ст. 797 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Для требований, возникающих из неисполнения или ненадлежащего исполнения договора перевозки груза, ГК устанавливает обязательный претензионный порядок, т.е. в случае нарушения перевозчиком обязанностей по договору перевозки груза управомоченное лицо — грузоотправитель, грузополучатель, а в предусмотренных законодательством случаях — страховщик, должны в сроки и в порядке, которые установлены транспортными уставами и кодексами, обратиться с требованием о возмещении причиненных убытков или об уплате неустойки непосредственно к перевозчику. Предъявление иска в суд возможно только в случае отказа в удовлетворении претензии или при неполучении на нее ответа в установленные транспортными уставами и кодексами сроки.

Предъявление иска без соблюдения претензионного порядка влечет за собой оставление искового заявления без рассмотрения (ст. 222 ГПК, ст. 148 АПК).

2. Претензия предъявляется в порядке и сроки, которые установлены транспортными уставами и кодексами. Круг лиц, управомоченных на предъявление претензии, также определяется транспортным законодательством с учетом характера допущенного нарушения. Претензия считается предъявленной, если к ней приложены предусмотренные транспортным законодательством документы, подтверждающие наличие нарушения со стороны перевозчика и иные значимые для решения вопроса о выплате возмещения или штрафа обстоятельства (например, в случае недостачи или повреждения груза, перевозившегося железной дорогой, к претензии должны прилагаться транспортная железнодорожная накладная и выданный перевозчиком коммерческий акт, или транспортная железнодорожная накладная с отметкой перевозчика о составлении коммерческого акта в случае его утраты, или транспортная железнодорожная накладная и документы об обжаловании отказа перевозчика в составлении коммерческого акта, а также документ, подтверждающий факт причиненного ущерба и удостоверяющий количество и действительную стоимость недостающего или поврежденного груза (ст. 120 УЖТ)). Вместе с претензией представляются подлинники документов или их надлежащим образом заверенные копии. При необходимости перевозчик вправе потребовать представления оригиналов документов.

Претензии предъявляются по требованиям не только об уплате основной суммы ущерба, но и о взыскании предусмотренных законом или договором неустоек, в том числе процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, начисленных на несвоевременно выплаченную сумму возмещения.

В случаях отказа перевозчика от рассмотрения указанной претензии по существу со ссылкой на нарушение заявителем претензии установленного претензионного порядка и оспаривания правомерности отказа в рассмотрении претензии истцом, считающим претензионный порядок разрешения спора соблюденным, арбитражный суд принимает исковое заявление и возникшие разногласия по этому вопросу разрешает в заседании.

Если претензионный порядок признан соблюденным, исковое заявление рассматривается по существу (п. 41 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. N 30).

Если заявленная с нарушением установленного порядка претензия возвращена транспортной организацией без рассмотрения, а заявитель вторично в пределах срока исковой давности предъявил претензию в установленном порядке, то истечение сроков предъявления претензии не препятствует принятию искового заявления судом и рассмотрению спора по существу (п. 46 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. N 30).

При предъявлении иска до истечения срока, установленного для ответа перевозчика на заявленную претензию, если перевозчик до этого срока не дал ответа на претензию либо истец допустил нарушение порядка предъявления претензии, исковое заявление в соответствии со статьей 129 АПК РФ подлежит возвращению. При установлении этих нарушений во время рассмотрении искового заявления арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения согласно статье 148 АПК РФ.

3. Комментируемая статья предусматривает установление транспортными уставами и кодексами только порядка предъявления претензий. Соответственно, право на предъявление претензии должно существовать в течение срока исковой давности. Так, вопрос о сроке предъявления претензии решается в КВВТ (п. 4 ст. 161) и КТМ (ст. 406). На других видах транспорта установлены специальные сроки для предъявления претензий и порядок их исчисления (ст. 123 УЖТ, ст. 126 ВК). К примеру, в соответствии со ст. 123 УЖТ претензии к перевозчикам могут быть предъявлены в течение 6 месяцев, а претензии в отношении штрафов и пеней — в течение 45 дней. Порядок исчисления указанных сроков также различен: срок для предъявления претензии о возмещении за повреждение (порчу) либо недостачу груза исчисляется со дня выдачи груза, о возмещении за утрату груза — по истечении 30 дней со дня окончания срока его доставки и т.д.

4. Пункт 2 ст. 797 связывает право на предъявление иска к перевозчику только со случаями непризнания претензии или ее частичного признания, а также с неполучением ответа на нее в установленный срок, т.е. молчание перевозчика рассматривается как отказ в удовлетворении претензии. Вместе с тем, если транспортная организация признала претензию, но не перечислила признанную сумму либо указанная сумма грузоотправителем или грузополучателем не получена по иным причинам, заявитель претензии также вправе требовать взыскания соответствующей суммы в судебном порядке.

5. Требование ГК о предъявлении претензии распространяется только на грузоотправителя (грузополучателя) по договору перевозки груза. Предъявление претензии в связи с ненадлежащим исполнением договора перевозки пассажира и багажа является правом, а не обязанностью пассажира. Соответственно, непринятие мер по досудебному урегулированию спора, вытекающего из договора перевозки пассажира и багажа, не может служить основанием для оставления искового заявления без рассмотрения. Вместе с тем в транспортном законодательстве имеются нормы, обязывающие, вопреки ГК, пассажира предъявить перевозчику претензию. Так, в ст. 125 УЖТ установлено, что иски к перевозчикам, возникшие в связи с перевозками багажа и грузов, могут быть предъявлены в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо в случае неполучения ответа перевозчика на претензию не ранее истечения установленного срока. Аналогичное положение содержит ст. 164 КВВТ. Представляется, что данные положения не должны применяться как не соответствующие ГК.

6. Обязанность предъявления претензии относится только к одной стороне договора перевозки груза, перевозчик вправе предъявлять свои требования непосредственно в суд.

Вопрос об обязательности предъявления претензий к перевозчику при международных перевозках груза должен решаться с учетом положений международных договоров, в которых участвует РФ. КТМ прямо указывает на то, что предъявление претензии обязательно лишь при перевозке груза в каботаже, т.е. между портами РФ (п. 1 ст. 403 КТМ).

7. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает сокращенный срок исковой давности — 1 год по искам, вытекающим из договоров перевозки груза. Этот срок не должен применяться при рассмотрении споров, возникающих из договора перевозки пассажира и багажа. Момент начала течения срока исковой давности определяется транспортным законодательством. Так, на внутреннем водном и железнодорожном транспорте течение срока исковой давности начинается со дня наступления события, послужившего основанием предъявления претензии (п. 2 ст. 164 КВВТ, ст. 125 УЖТ).

Согласно ст. 128 ВК течение срока исковой давности по договорам воздушной перевозки груза начинается на следующий день после получения грузоотправителем или грузополучателем ответа об отказе или о частичном удовлетворении претензии, в случае неполучения такого ответа — через 45 дней после получения претензии перевозчиком, если иное не предусмотрено договором.

По договорам морской перевозки груза срок исковой давности исчисляется в зависимости от характера требования:

по требованиям о возмещении ущерба за утрату груза — по истечении 30 дней со дня, в который груз должен быть выдан; при перевозке в смешанном сообщении — по истечении четырех месяцев со дня приема груза для перевозки;

по требованиям возмещения ущерба за повреждение груза, просрочки его доставки и возврата перебора или взыскания недобора провозных платежей — со дня выдачи груза и, если груз не был выдан, — со дня, в который он должен быть выдан;

по требованиям о возмещении убытков за неподачу судна или подачу его с опозданием, платы за простой судна, премий за досрочную погрузку или выгрузку груза — со дня окончания месяца, следующего за тем, в котором началась или должна была начаться перевозка груза; во всех остальных случаях — со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления требования.

8. Гражданский кодекс не предусматривает возможности установления транспортными уставами и кодексами сокращенных сроков исковой давности по требованиям, вытекающим из договора перевозки пассажира и багажа. Однако на отдельных видах транспорта годичный срок исковой давности распространяется на требования, вытекающие не только из договора перевозки груза, но и из договора перевозки багажа (ст. 125 УЖТ).

9. Иной порядок предъявления требований к перевозчику, а также сроки исковой давности могут предусматриваться для международных перевозок в соответствии с международными договорами, в которых участвует РФ. Так, п. 1 ст. 409 КТМ установлено, что к требованиям, вытекающим из договора морской перевозки пассажира в заграничном сообщении, применяется двухгодичный срок исковой давности. Этот срок исковой давности предусмотрен ст. 16 Афинской конвенции о перевозке морем пассажиров и их багажа, заключенной в г. Афины 13 декабря 1974 г. (Ведомости СССР. 1983. N 38. Ст. 570).

Договор перевозки грузов является одним из самых распространенных хозяйственных договоров, который используется в деятельности субъектов хозяйствования. Стоит отметить, что в данных правовых отношениях есть некоторые особенности. Так срок исковой давности по договорам перевозки грузов составляет 1 (один) год, а не 3 (три) года как это предусмотрено для общего срока исковой давности. Срок исковой давности для договоров перевозки грузов устанавливается п. 3 ст. 751 ГК Республики Беларусь.

В соответствии с п. 116 Правил автомобильных перевозок грузов срок предъявления претензии исчисляется:
– по истечении 30 суток со дня окончания срока доставки груза при междугородных автомобильных перевозках и 10 суток со дня приема груза при городских и пригородных автомобильных перевозках по претензиям на возмещение стоимости груза при его утрате;
– со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления претензии, во всех остальных случаях.

На основании п. 122 Правил автомобильных перевозок грузов срок исковой давности по требованиям, вытекающим из автомобильной перевозки груза, составляет один год с даты получения ответа на предъявленную претензию. При взыскании долга за оказанную услугу по перевозке грузов следует обратить внимание на шестимесячный срок для предъявления претензии. Срок рассмотрения претензии составляет 30 дней. В случае не получения ответа от должника можно готовить пакет документов в суд. Иск также может быть подан как в случае полного или частичного отказа удовлетворить предъявленную претензию.

Договор международной перевозки грузов.

Стоит рассмотреть и договор перевозки грузов в международном сообщении. Как правило на данные договора распространяется действие КДПГ. Срок исковой давности данной конвенцией составляет также 1 (один) год. Однако данный срок может быть продлен до 3 (трех) лет в случае умышленных неправомерных действий.

Вышеназванной конвенцией не предусмотрен обязательный порядок предъявления претензии. В данном случае сторонам следует руководствоваться общими правилами установленными национальным законодательством Республики Беларусь по досудебному порядку урегулирования спора. Данный порядок установлен хозяйственно – процессуальным кодексом Республики Беларусь. В случае предъявления претензии в письменной форме, течение срока исковой давности приостанавливается. Согласно КДПГ срок исковой давности начинает течь:
– в случае частичной потери груза, повреждения его или просрочки в доставке – со дня сдачи груза;
– в случае потери всего груза – с 30 – го дня по истечении установленного для перевозки срока; или, если таковой не был установлен, с 60 – го дня по принятии груза перевозчиком к перевозке;
– во всех прочих случаях – по истечении 3 – месячного срока со дня заключения договора перевозки.

На основании вышеизложенного следует не забывать о коротком сроке исковой давности по договорам перевозки грузов и вовремя предъявлять претензии, в противном случае удовлетворение требований в судебном порядке будет исключено.