При осмотре

Любые документы, прежде чем их подвергнуть специальному криминалистическому исследованию, должны быть тщательно осмотрены самим следователем. От результатов такого осмотра зависит обоснованность принятия решения о дальнейшем использовании данного документа в доказывании.

Осмотр документов, в том числе содержащих информацию, которая не поддается непосредственному восприятию (скрытую информацию), проводится по общим правилам следственного осмотра предметов. То есть в ходе осмотра фиксируются и могут быть в дальнейшем использованы в качестве источников доказательственной информации только те признаки осматриваемых документов, которые воспринимались участниками следственного действия. Тем не менее не следует отказываться от попыток уже в ходе следственного осмотра прочитать, например, залитый или маловидимый текст, используя для этого простейшие приемы и доступные технические средства: осмотр в косопадающем или проходящем свете, облучение источником ультрафиолетовых лучей, осмотр с помощью портативного электроннооптического преобразователя и пр.

Особого внимания при осмотре от следователя требуют также документы, содержание которых вызывает обоснованные сомнения в достоверности имеющихся в них сведений. Внимательноеознакомление с текстом осматриваемого документа, обращение внимания на его реквизиты, их сопоставление с реальными событиями позволяют иногда не только убедиться в обоснованности возникших сомнений, но и правильно решить вопрос о назначении экспертизы для установления факта фальсификации документа, представленного в материалах дела.

Основные правила, которых следует придерживаться при осмотре документов, можно свести к следующим положениям:

1. Исследование документов должно начинаться с ознакомления с их содержанием и изучения реквизитов документа (наличие требуемых подписей, оттисков печатей, штампов и пр.); при этом должно быть установлено соответствие имеющихся реквизитов тексту и целевому назначению документа. Например, на официальном документе должна быть подпись ответственного лица и оттиск печати учреждения, выдавшего документ. При осмотре документов, обычно исполняемых в нескольких экземплярах, необходимо ознакомиться с содержанием копий, сравнить их содержание с содержанием исследуемого документа, сопоставить имеющиеся на них реквизиты. Изучение содержание документа в ходе следственного осмотра имеет цель ответить на ряд важных вопросов:

Во-первых, к какому виду относится документ, каковы его назначение и способ изготовления? Документы могут удостоверять личность, порождать права и устанавливать обязанности конкретных лиц, носить характер частной переписки, содержание которой имеет непосредственное отношение к расследуемому событию, и т.д. В процессе осмотра необходимо выяснить, что это за документ, каким способом изготовлен (рукописный, машинописный, выполненный под «копирку» и т.д.) и нет ли в нем каких- либо исправлений, изменений, с какой целью составлен и др.

Во-вторых, каково отношение осматриваемого документа к расследуемому событию? Документы, попавшие в сферу уголовного процесса и признанные вещественными доказательствами, могут выступать в качестве предмета хищения, средства сокрытия следов преступления, объекта преступного посягательства либо средства достижения преступной цели, установления преступных связей или способа передачи преступной информации и т.д.

В-третьих, какие обстоятельства расследуемого события подтверждаются или опровергаются данным документом?

  • 2. После ознакомления с содержанием исследуемого документа необходимо сопоставить полученные сведения с информацией, относящейся к описываемым в осматриваемом документе событиям, фактам и т.д. и не вызывающей сомнений с точки зрения ее достоверности. Источниками достоверной информации могут служить показания добросовестных свидетелей, очевидцев, другие документы, содержащие аналогичные сведения, в том числе копии исследуемого документа (если документ ранее изготавливался в нескольких экземплярах и эти копии были обнаружены в ходе расследования или рассмотрения дела в суде); При сопоставлении следует обращать внимание на возможные несоответствия содержания текста общепринятым формам составления аналогичных документов, несоответствия даты составления документа, указанной в нем, реальным событиям, описываемым в документе, и на другие противоречия.
  • 3. Необходимо фиксировать видимые подчистки, исправления или иные неоговоренные изменения в тексте исследуемого документа, отмечать наличие повреждений документа, посторонних записей на бланке документа, не относящихся к его смысловому содержанию. Для этого тщательно осматриваются не только лицевая, но и оборотная сторона документа. В процессе осмотра целесообразно использовать простейшие приемы, средства и методы криминалистической техники: осмотр в косопадающем или проходящем свете, применение при осмотре источников ультрафиолетовых лучей, осмотр с помощью лупы и других оптических приборов, осмотр документа через светофильтры и т.д.

При использовании технико-криминалистических средств, приемов и методов необходимо соблюдать общие правила обращения с документами, обеспечивающие их сохранность и возможность дальнейшего использования в качестве доказательств. Так, до начала и в ходе осмотра необходимо принять меры, исключающие возможность внесения в документ изменений, повреждений, уничтожение имеющихся на нем следов. Например, ветхие документы помещают между двух листов из прозрачных и достаточно прочных материалов (стекла, целлулоида и т.п.). В осматриваемых документах не допускается делать пометки, подчеркивания; от использования технических средств, способных вызвать те или иные изменения в документах, следует отказаться. Хранить документ необходимо в отдельном конверте, не допуская образования дополнительных складок.

К. Бегалиев и В. Попов выделяют систему организации осмотра места происшествия; систему поиска материальных последствий (следов) преступления; систему моделирования по обстановке места происшествия, механизма преступления и облика преступника; систему организации розыска преступников на основе информации, полученной при осмотре. Однако данная характеристика больше свойственна проведению осмотра места происшествия в виде тактической операции.

Следственное действие «Осмотр места происшествия» традиционно подразделяется на ряд этапов: подготовительный, рабочий и заключительный. Каждый этап характеризуют свои специфика, объем и задачи.

Подготовительный этап направлен на организацию, обеспечение производства всего осмотра места происшествия. Он подразделяется на две стадии: подготовка до выезда на место происшествия и подготовительные действия на месте происшествия.

При подготовке до выезда на место происшествия следователю необходимо:

  • • изучить и уточнить поступившую информацию;
  • • обеспечить охрану и неприкосновенность места происшествия;
  • • составить предварительный план проведения следственного действия;
  • • определить круг специалистов, которых необходимо привлечь к производству осмотра места происшествия, и обеспечить их участие;
  • • обеспечить технико-криминалистическое оснащение участников следственного действия;
  • • решить вопрос о присутствии иных участников следственного действия;
  • • решить вопрос о транспорте;
  • • уточнить и разъяснить задачи участникам следственного действия.

Вторая стадия подготовительного этапа начинается с прибытия следователя на место происшествия, который обязан:

  • 1) проверить выполнение данных до выезда указаний;
  • 2) удалить посторонних с места происшествия;
  • 3) наметить план дальнейших действий;
  • 4) определиться с границами зоны осмотра;
  • 5) разъяснить права и обязанности участникам следственного действия.

Одним из основополагающих требований, служащих залогом успешного проведения осмотра, является правильное определение границ территории, подлежащей осмотру. Осмотр территории, находящейся за пределами зоны возможного обнаружения следов, влечет неоправданные затраты времени и сил. А «искусственное сужение зоны осмотра приводит к тому, что многие следы преступления остаются необнаруженными». Безусловно, осмотру подлежит место совершения преступного действия, место обнаружения последствий преступления, пути подхода преступника к месту преступления и отхода с него и иные места возможного нахождения материальных следов и вещественных доказательств. Именно в целях примерного определения территории, подлежащей осмотру, рекомендуется проводить опрос граждан непосредственно перед осмотром или параллельно с ним. Как отмечают А. В. Дулов и П. Д. Нестеренко, «опрашивая очевидцев и других лиц, первыми обнаруживших происшествие, непосредственно перед осмотром, следователь получает сведения, необходимые ему для общей ориентировки на месте происшествия, для представления в самом общем виде модели подлежащего изучению прошлого события (преступления), восстановить картину которого предстоит следователю при осмотре».

Рабочий этап включает общий и детальный осмотр. В ходе общего осмотра следователь должен провести ориентацию на месте происшествия, составить себе представление о нем, определить точки, с которых следует вести фото-, видеосъемку следственного действия, наметить объекты съемки.

Кроме того, следователь выбирает начальную точку осмотра и способ пространственного перемещения при его осуществлении. Различают три способа пространственного перемещения: концентрический, эксцентрический и фронтальный. Для концентрического способа характерно движение по спирали от периферии к центру места происшествия, под которым обычно понимается наиболее важный объект (труп, вскрытое хранилище и т.п.).

Эксцентрический способ характеризуется движением от центра к периферии и применяется, когда затруднительно определить точные границы места происшествия.

При фронтальном (линейном) способе передвижения подлежащий осмотру большой участок местности разделяется на различимые полосы, которые последовательно осматриваются.

Для осмотра без нарушения первоначального расположения предметов применяется статический метод осмотра.

Выделяют также субъективный и объективный способы осмотра. Объективный способ характеризуется сплошным методичным осмотром всей обстановки места происшествия. Субъективный осмотр ведется по очевидным следам преступника. В первую очередь при осмотре места преступления производится поиск материальных следов преступления: следов преступника, орудий преступления, иных объектов. При этом необходимо учитывать общие правила поиска следов на месте происшествия. Следует отметить, что при первичном осмотре субъективный способ в чистом виде применять не рекомендуется. Однако можно согласиться с мнением В. П. Антонова о том, что необходимо обращать внимание на следы, которые могут исчезнуть или легко видоизмениться.

После окончания общего осмотра осуществляется детальный осмотр места происшествия. На стадии детального осмотра производится детальная и узловая фотосъемка места происшествия с использованием приемов криминалистической фотографии.

Основной задачей детального осмотра является поиск следов преступления и объектов, связанных с ним, при помощи динамического метода. В ходе данного вида осмотра производится изъятие и предварительное исследование объектов и следов.

При детальном осмотре особое внимание уделяется установлению негативных обстоятельств, а именно, любых фактических данных, которые до их логического разрешения противоречат обычному развитию событий в соответствии с выдвинутой версией. В узком смысле, негативные обстоятельства — это доказательства, которые противоречат выдвинутой версии. К ним относятся:

  • • отсутствие следов, которые должны быть в соответствии с естественным ходом развития событий;
  • • наличие следов, которых не должно быть;
  • • наличие следов, но не в том месте и не в том количестве, которые должны быть.

Негативные обстоятельства свидетельствуют об инсценировке — искусственном создании обстановки, которая не соответствует действительному ходу событий, с целью ввести следствие в заблуждение и направить по ложному следу.

Осмотр места происшествия может дать достаточную следовую картину, характеризующую действия и движение преступника. Поэтому при проведении этого следственного действия особую важность приобретает правильное использование всего арсенала достижений криминалистической техники, разработанных учеными-криминалистами. К проведению осмотра места происшествия возможно также привлечение и иных специалистов: судебного медика, взрывотехника, психолога и т.д. При обнаружении следов на месте происшествия следователь при помощи специалиста-криминалиста производит их фиксацию и изъятие, а оперативные сотрудники должны проследовать в направлении движения преступника с целью его обнаружения, преследования и задержания «по горячим следам».

Заключительный этап осмотра места происшествия предполагает:

  • 1) повторный обзор места осмотра с целью проверки, всели изучено, всели объекты подверглись осмотру;
  • 2) упаковку изымаемых объектов;
  • 3) принятие мер к охране объектов, которые невозможно изъять с места происшествия;
  • 4) учет замечаний участников процесса.

Основной задачей заключительного этапа является тщательная фиксация хода и результатов осмотра места происшествия.

Система действий по фиксации доказательственной информации была разработана Р. С. Белкиным. Она построена на развитии видов фиксации от менее адекватных к более адекватным. В данную систему входят следующие способы фиксации:

  • 1) знаковая (вербальная) (протоколирование, звукозапись);
  • 2) графическая (планы, схемы, рисунки);
  • 3) наглядно-образная (фотографирование, кино- и видеосъемка) ;
  • 4) предметная (изъятие предмета в натуре, снятие оттисков, слепков).

В ходе осмотра места происшествия данная система получает свое полное выражение.

Основным, универсальным видом фиксации является протоколирование. В протоколе осмотра места происшествия используется единая терминология, а все обнаруженное описывается в том виде, как оно было найдено, следы и объекты «привязываются» к двум неподвижным объектам. Недопустимо наличие в протоколе спорных выводов. В нем должны содержаться описания всех опытных действий, произведенных с объектами.

В заключительной части протокола указываются объекты, изъятые с места происшествия; участие специалистов; дополнения и замечания иных участников следственного действия. В качестве приложений к протоколу выступают фототаблицы, схемы и планы места происшествия.

План и схема как способы условного двухмерного отображения действительности имеют много общего, но данные понятия не идентичны. Схемы и планы могут быть изготовлены как лицом, принимающим непосредственное участие в производстве следственного действия, так и с его слов и по его указаниям иным лицом (следователем, прокурором и др.).

Все дополнительные способы фиксации доказательственной информации применяются наряду с протоколированием следственного действия, но не могут заменять протокол.

УДК 343.147 ББК 67.411

ОСОБЕННОСТИ ОБНАРУЖЕНИЯ КРИМИНАЛЬНЫХ ИНСЦЕНИРОВОК В ХОДЕ ОСМОТРА МЕСТ ПРОИСШЕСТВИЙ

ЕЛЕНА ВИТАЛЬЕВНА ЕГОРОВА,

доцент кафедры судебной власти факультета права НИУ «Высшая школа экономики», кандидат юридических наук, доцент E-mail: 459-43-70@mail.ru Научная специальность 12.00.09—уголовный процесс

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. На основе положений теории криминалистической диагностики предлагаются правовые и криминалистические рекомендации, направленные на повышение эффективности действий следователя, дознавателя при производстве осмотра места происшествия как одного из следственных действий, способствующих своевременному выявлению (распознанию) криминальных инсценировок, в том числе на стадии возбуждения уголовного дела.

Ключевые слова: криминальная инсценировка, негативные обстоятельства, противодействие расследованию, осмотр места происшествия, криминалистическая диагностика.

Основу любой криминальной инсценировки составляет внесение изменений в обстановку места определенного события. Поэтому важнейшее значение для обнаружения материальных признаков, свидетельствующих о факте ее осуществления, имеет осмотр места происшествия.

В криминалистической литературе традиционно понятие и сущность негативных обстоятельств как важнейшего признака криминальных инсценировок рассматривались в рамках тактики производства данного следственного действия, и это не случайно, так как именно оно является основным, а нередко и единственным процессуальным средством их обнаружения. Так, например, А.Г. Филиппов отмечает, что общая задача осмотра места происшествия — установить, что же произошло на данном месте. Для ответа на этот вопрос следователь должен решить

ряд частных задач, в том числе выявить и зафиксировать так называемые негативные обстоятельства1.

Еще в 1975 г. В.А. Овечкиным была предложена система способов обнаружения признаков криминальной инсценировки при осмотре места происшествия, которая и в настоящее время не утратила своего значения. К числу этих способов, называемых им «специальными методами осмотра места происшествия с целью обнаружения негативных обстоятельств»2, данный автор относил:

1. Мысленное сравнение существующей обстановки события (как преступления, так и события, не имеющего преступного характера) с должной обстановкой того события, которым предположительно объясняется исследуемое событие. Необходимость применения метода мысленного

моделирования предопределена как сущностью криминальной инсценировки, так и свойством негативных обстоятельств, поскольку их обнаружение практически невозможно без построения гипотез.

2. «Метод интеллектуального анализа действий преступника на месте происшествия»3, который представляет собой субъективный метод осмотра, когда следователь осматривает лишь те объекты, которые находились на предполагаемом пути движения участников расследуемого события, с которым они скорее всего контактировали, а также участки территории, где наиболее вероятно обнаружение следов и предметов, позволяющих уяснить механизм происшедшего либо его отдельные элементы.

Однако, несмотря на практическую востребованность этих методов для обнаружения признаков криминальных инсценировок, их, на наш взгляд, нельзя признать достаточными ни с теоретической, ни с практической точек зрения, потому что они, нося субъективный характер, не позволяют уяснить оптимального алгоритма действий следователя при производстве осмотра места происшествия, применение которого создало бы надежную, научно обоснованную базу для своевременного распознавания факта противодействия расследованию указанным способом.

В связи с этим более верной, как нам представляется, выглядит система действий следователя по обнаружению материальных признаков инсценировки на месте происшествия, предложенная И.А. Николайчуком, и включающая в себя следующие последовательно сменяющие друг друга этапы:

1)установление факта события, связанного с данным местом;

2)выявление следов события;

3)построение мысленной модели события по выявленным следам;

4)выявление следов, не охватываемых построенной моделью — негативных обстоятельств;

5)построение конкурирующей модели события, соответствующей негативным обстоятельствам и сопоставление с первоначальной моделью события;

6)выведение следствий из обеих моделей-версий;

7)установление реальности и нереальности следствий, относящихся к той и другой моделям-версиям;

8)выбор модели, соответствующей оригиналу — подлинному или инсценируемому событию;

9)формулирование вывода о наличии инсценировки;

10)получение дополнительных данных, подтверждающих вывод об инсценировке4.

Не вызывает сомнения, что реализация такого алгоритма действий по выявлению криминальной инсценировки предполагает, в том числе, и необходимость комплексного использования тех методов обнаружения негативных обстоятельств, на которые указывал В.А. Овечкин.

Вместе с тем необходимо учитывать, что криминальная инсценировка в отличие от других способов противодействия расследованию всегда представляет собой не единичное действие, а их систему, состоящую во внесении определенных изменений в обстановку места определенного события путем маскировки, уничтожения и фальсификации материальных источников криминалистической информации в любом их сочетании. В связи с этим для обнаружения признаков криминальной инсценировки возникает необходимость ситуационного анализа обстановки места происшествия, который не возможен без учета положений частной теории криминалистической диагностики и криминалистической теории причинности.

Данное обстоятельство объясняется тем, что «механизм преступления, познаваемый методами диагноза по его отображению, в том числе через механизм следообразования, и содержательная сторона процесса установления механизма преступления являются объектом криминалистической теории причинности. Исследование причинной связи следов преступления и его механизма является частным случаем реализации криминалистической теории причинности, представляющей собой разработку положений общей теории причинности в криминалистической диагностике применительно к весьма специфическим объектам исследования»5.

При этом диагностика происшедшего события по его следам как процесс познания причинно-следственных связей основывается на следующих положениях теории причинности:

1) наличие и неразрывный характер пространственной или временной связи, который детер-

минирован цепочкой событий, находящихся между собой в причинно-следственном отношениях;

2)направленность причинной связи от причины к следствию, «отображение» структуры причины в образуемой ей структуре следствия;

3)необратимость, односторонняя направленность причинно-следственной связи во времени6. Именно этими положениями целесообразно

пользоваться при диагностике конкретной ситуации расследуемого события в целом, познаваемой через механизм следообразования. Необходимость такого познания возникает, в том числе, и при проведении осмотра места происшествия, когда следователь «пытается познать происшедшее событие по его материально-фиксированным отображениям, стремясь понять причину изменений, происшедших в данном месте и в данной материальной обстановке»7.

Такое познание осуществляется по законам диагностики: сначала изучаются следы, группы однородных следов, совокупность различных групп следов, с целью выявления признаков диагностируемого события; затем выдвигается следственная версия, предположительно объясняющая механизм произошедшего; потом осуществляется ее проверка до тех пор, пока она не станет достоверным знанием8. Об этом же свидетельствует высказывание Р. С. Белкина, который пишет: «Суждение о механизме преступления по материально-фиксированным отражениям на месте происшествия предполагает вслед за изучением этих следов их гипотетическое объяснение. Такое объяснение причин возникновения следов и есть версия о механизме преступления»9.

Вычленение материальных следов как носителей информации о криминальной инсценировке, являющейся составной частью механизма происшедшего события, при осмотре места происшествия целесообразно осуществлять путем последовательного решения следующих задач, характерных для моделирования расследования преступлений:

1)объяснение фактов, обладающих признаками преступления;

2)установление происхождения фактов и связи между фактами в их временной последовательности;

3)поиск и исследование следов преступления и других материальных носителей информации10.

В процессе криминалистического диагностирования ситуации в ходе осмотра места происшествия для обнаружения криминальной инсценировки особую ценность представляет установление корреляционных связей, или связей сосуществования, так как с их помощью устанавливаются пространственно-временные отношения. «Выявление указанных связей в процессе криминалистической диагностики определяет, по сути дела, ее возможности в познании механизма преступления»11, соответственно, и распознании факта совершенной инсценировки. Основой такого исследования является комплексное изучение всей вещной обстановки места происшедшего события.

Для материальных следов, обнаруживаемых в ходе осмотра места происшествия, данный подход может быть представлен в виде следующих стадий, последовательно сменяющих друг друга:

1)изучение отдельных материальных следов;

2)изучение связей между отдельными материальными следами обстановки места определенного события (происшествия, преступления);

3)изучение групп однородных материальных следов обстановки места определенного события;

4)изучение структур обнаруженных материальных следов;

5)установление отдельных обстоятельств следообразования на месте расследуемого события;

6)выяснение механизма преступления в целом, включая установление факта криминальной инсценировки.

Связи между следами обстановки места происшествия на момент проведения осмотра являются статическими, однако анализ этой обстановки производится, прежде всего, для установления динамики происшедшего события, их ретроспективного анализа. Это предопределяет необходимость применения не только структурного, но и системного подхода, позволяющего проанализировать обстановку места происшествия, ее отдельных элементов и их взаимосвязей в динамике. Такое диагностическое исследование позволяет расшифровать механизм происшедшего события, установить, какие действия, и в какой последовательности совершались, с помощью каких орудий и средств, а, когда возможно, выяснить, для достижения каких целей.

Для этого диагностируемую ситуацию делят на конечную, сложившуюся после происшедшего события; начальную, которая существовала до него, и промежуточные, складывавшиеся на различных этапах расследуемого события. «Эти промежуточные ситуации, — отмечает Ю.Г. Корухов, — должны облекаться в форму таких гипотез, проверка которых позволила бы прийти к одному из трех вариантов решения: а) ситуация должна была иметь место; б) ситуация не должна и не могла иметь место; в) ситуация могла иметь место»12, позволяющих установить, соответственно, отсутствие или наличие факта криминальной инсценировки, либо обнаружить негативные обстоятельства, нуждающиеся в дальнейшей проверке до получения достоверного знания об обстоятельствах происшедшего события.

Результаты применения указанных методов, позволяющих обнаруживать при проведении следственного осмотра признаки криминальной инсценировки, для обеспечения возможности их использования в процессе доказывания должны быть надлежащим образом зафиксированы в протоколе осмотра с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства и криминалистических рекомендаций.

Однако анализ положений ст. 177 и 180 УПК РФ, посвященных порядку производства осмотра, фиксации его хода и результатов, позволяет прийти к выводу о существовании определенных проблем законодательного характера, связанных с допустимостью закрепления в протоколе данного следственного действия признаков криминальных инсценировок, в том числе и негативных обстоятельств, обнаруженных в процессе его проведения. Так, ч. 2 ст. 177 УПК РФ предусматривает возможность осмотра «следов преступления и иных обнаруженных предметов». В ч. 2 ст. 180 УПК РФ содержится указание, согласно которому «в протоколах описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре и (или) освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра и освидетельствования».

Основываясь на этом императивном предписании законодателя в криминалистической литературе обоснованно указывается на недопустимость

фиксации в протоколе выводов и предположений, касающихся происхождения найденных следов или объектов, механизма образования следов и т.д.13 «Вместе с тем, — как отмечают Т.В. Аверьянова, Р. С. Белкин, Ю.Г. Корухов и Е.Р. Россинская,

—осмотр не производится «вообще», вне того или иного представления следователя о событии: о механизме происшествия, о причинах образования следов и пр. Поэтому объективность осмотра проявляется еще и в том, что следователь обязан изучить обнаруженное с точки зрения всех возможных версий, без предвзятости и предубеждения. Наконец, в протоколе, отражающем результаты осмотра, не должны приводиться выводы, заключения и предположения следователя. Результаты осмотра и их письменное отражение — протокол

—является основой умозаключений следователя об увиденном, обнаруженном при осмотре. Но сами умозаключения — оценки, предположения — остаются за рамками протокола, представляющего собой только «снимок» действительности без комментариев следователя»14. Это положение представляется нам очень важным.

Дело в том, что появление версии о возможной криминальной инсценировке должно нацеливать следователя на обнаружение наличия или отсутствия соответствующих признаков, подтверждающих либо опровергающих ее существование, что предопределяет необходимость особо тщательного закрепления в протоколе осмотра тех следов, предметов, материальных изменений обстановки места происшествия, изучение которых позволяет проверить предположение о существовании такой инсценировки.

При этом необходимо учитывать и саму специфику признаков криминальной инсценировки, в том числе и негативных обстоятельств, многие из которых представляет собой так называемые отрицательные факты, или «факты отсутствия». Как показывает следственная практика, одним из признаков криминальной инсценировки является отсутствие на месте происшествия таких следов и (или) предметов, которые должны были бы наблюдаться при естественном развитии подобной ситуации. На сегодняшний день уголовно-процессуальное законодательство не учитывает этого обстоятельства, что создает определенные препятствия для развития практики за-

крепления признаков криминальных инсценировок в протоколе осмотра места происшествия.

Для устранения данного недостатка представляется целесообразным внесение соответствующих изменений в ч. 2 ст. 180 УПК РФ, которая может быть изложена в следующей редакции: «2. В протоколах описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре и (или) освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра и освидетельствования. В случае необходимости в протоколе также указывается на отсутствие следов, предметов, иных изменений материальной обстановки места осмотра, которое противоречит представлению следователя о механизме отражения происшедшего события. В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании».

1 См.: Криминалистика: Учеб. / Под ред. А.Г. Филиппова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2004. С. 214.

2См.: Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скрытых инсценировками: Дисс… канд. юрид. наук. Харьков, 1975. С. 128.

3Овечкин В.А. Там же. С. 114.

4См.: Николайчук И.А. Сокрытие преступлений как форма противодействия расследованию: Дисс. докт. юрид. наук. Краснодар, 2000. С. 131—132.

5Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Науч-практ. пособ. М.: НОРМА-ИНФРА М, 1998. С. 251.

6См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учеб. пособ. для вузов. 3-е изд., доп. М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2001. С. 511—512; Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Науч.-практ. пособ. М.: НОРМА-ИНФРА М, 1998. С. 251.

7КоруховЮ.Г. Там же. С. 251.

8См., например: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Науч.-практ. пособие. М.: НОРМА-ИНФРА М, 1998.

9Белкин Р.С. Криминалистика (проблемы, тенденции, перспективы). М., 1987. С. 234.

10См, например: Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений. М., 1981.

11КоруховЮ.Г. Там же. С. 255.

12Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений: Науч.-практ. пособ. М.: НОРМА-ИН-ФРА М, 1998. С. 257.

13См., например: Криминалистика: Учеб. / Под ред. А.Г. Филиппова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Спарк, 2004. С. 221.

14Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. Р.С. Белкина. М., 1999. С. 553.

УДК 343.1 ББК Х629.371

ОТДЕЛЬНЫЕ ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ И ИНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

СЕРГЕЙ ВЯЧЕСЛАВОВИЧ ЕРМАКОВ,

доцент кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук

E-mail: ermak27@mail.ru; МАДИНА МУССАЕВНА МАКАРЕНКО, доцент кафедры предварительного расследования Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент

E-mail: mak72-00@mail.ru Научная специальность 12.00.09—уголовный процесс

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. На основе анализа правоприменительной практики рассматриваются особенности возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Налоговики вправе провести осмотр в ходе камеральных или выездных налоговых проверок.

Как проводится камеральная проверка по НДС, узнайте из материала «Камеральная налоговая проверка по НДС: сроки и изменения в 2020 годe».

Осмотр осуществляется при необходимости выяснения каких-либо обстоятельств, имеющих значение для полноты проверки (п. 1 ст. 92 НК РФ). Наличие необходимости налоговые органы определяют самостоятельно.

Специальное решение о проведении осмотра не принимается. Для этого достаточно Решения о проведении выездной проверки и служебные удостоверения проверяющих. Если осмотр проводится в рамках камеральной проверки по НДС, проводящий проверку инспектор обязан оформить мотивированное постановление по форме, приведенной в приложении № 15 к Приказу ФНС России от 07.11.2018 № ММВ-7-2/628@.

Могут ли налоговики проводить осмотр вне рамок налоговых проверок, разъяснили эксперты КонсультантПлюс. Получите пробный доступ к системе и переходите в Готовое решение.

Что может быть подвергнуто осмотру, а что нет?

В соответствии с подп. 6 п. 1 ст. 31, п. 13 ст. 89 НК РФ, налоговые органы могут осматривать помещения: производственные, складские, торговые и любые другие, а также территории, которые налогоплательщик использует для извлечения дохода или которые имеют отношение к объектам налогообложения, независимо от места их нахождения.

Осмотру, согласно п. 2 ст. 91, ст. 92 НК РФ, могут подвергаться также документы и предметы, в том числе объекты налогообложения, принадлежащие налогоплательщику.

Могут ли инспекторы осмотреть компьютеры и установленное на них программное обеспечение, узнайте .

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Незаконный отказ (воспрепятствование) в доступе должностному лицу налогового органа, проводящему проверку (осмотр) признается административным правонарушением и влечет ответственность по ст. 19.7.6 КоАП РФ в виде штрафа в размере 10 000 руб.

Запрещен доступ представителей налогового органа в жилые помещения физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, без их разрешения и против воли проживающих (п. 5 ст. 91 НК РФ). Исключение составляет наличие у проверяющих судебного решения (п. 1 письма ФНС РФ от 23.05.2013 № АС-4-2/9355).

Оцените вероятность попадания вашей компании в план проверок ИФНС СС помощью материала «Налоговые проверки в 2020 году — список организаций».

Участники осмотра

В обязательном порядке в осмотре участвуют:

  • Проверяющий (п. 1 ст. 92 НК РФ).
  • Понятые (п. 3 ст. 92 НК РФ). Понятыми могут быть приглашены любые незаинтересованные лица в количестве не менее 2 человек (п. 2 ст. 98 НК РФ). Понятые должны подтвердить содержание и результаты осмотра, выявленные при этом факты (п. 5 ст. 98 НК РФ).

Налогоплательщик вправе участвовать при проведении осмотра лично или через своего представителя (п. 3 ст. 92 НК РФ). Налоговые органы обязаны обеспечить налогоплательщику возможность реализовать свое право, а именно: уведомить его о времени и месте производства осмотра. К такому выводу приходят суды (постановление ФАС Московского округа от 19.08.2009 № КА-А41/8084-09).

Для производства осмотра могут приглашаться необходимые специалисты (п. 3 ст. 92, ст. 96 НК РФ).

Правила проведения осмотра и оформление его результатов

Специальные правила проведения осмотра Налоговым кодексом РФ не установлены.

В соответствии с п. 5 ст. 92 НК РФ результаты осмотра оформляются протоколом.

Форма протокола осмотра территорий, помещений, документов, предметов приведена в приложении № 16 к Приказу ФНС России от 07.11.2018 N ММВ-7-2/628@

Протокол осмотра должен соответствовать общим требованиям, установленным в ст. 99 НК РФ:

  1. Протокол составляется на русском языке (п. 1 ст. 99 НК РФ).
  2. В протоколе указываются (п. 2 ст. 99 НК РФ):
  • его наименование;
  • место и дата составления протокола;
  • время начала и окончания осмотра;
  • должность, фамилия, имя, отчество лица, которое составило протокол;
  • сведения о лицах, которые участвовали при осмотре;
  • сведения об объектах осмотра и их местонахождении;
  • подробное описание результатов осмотра.

Протокол подписывается всеми лицами, которые принимали участие в осмотре. При этом налогоплательщик (его представитель), понятые и присутствующие специалисты могут занести в протокол или приложить к нему свои замечания (п. 3 ст. 99 НК РФ). В необходимых случаях при осмотре производятся фото- и киносъемка, видеозапись, снимаются копии с документов или производятся другие действия (п. 4 ст. 92 НК РФ). При этом согласно п. 5 ст. 99 НК РФ фотографические снимки и негативы, киноленты, видеозаписи и другие материалы, которые получены при производстве осмотра, прилагаются к протоколу.

Если у вас есть доступ к КонсультантПлюс, узнайте, какие требования к оформлению протокола должны быть соблюдены. Если доступа нет, получите пробный онлайн-доступ к правовой системе бесплатно.

Последствия нарушений, допущенных при осмотре

Практика показывает, что при осмотре налоговые органы часто нарушают правила Налогового Кодекса РФ и приводят недопустимые доказательства вины налогоплательщика. Это дает возможность налогоплательщикам оспорить результаты такого осмотра, а судам не принять в их качестве доказательств вины. Существенными нарушениями, с позиции судов, являются:

  • Отсутствие понятых при осмотре (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13.08.2015 № Ф09-5158/15 по делу № А60-41279/2014);
  • отсутствие в протоколе осмотра: точных сведений об объекте, который осматривался (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.02.2011 № А78-4644/2010), паспортных данных присутствовавших при осмотре понятых (постановление ФАС Поволжского округа от 01.04.2014 № А72-12341/2012);
  • присутствие заинтересованных лиц при осмотре в качестве понятых (постановление 9-го Арбитражного апелляционного суда от 02.09.2013 № 09АП-4678/2013 по делу № А40-85714/12);
  • выводы в акте проверки, основанные на результатах осмотра, содержат противоречия (постановление 20-го Арбитражного апелляционного суда от 22.06.2015 по делу № А68-5524/2014);
  • осмотр проведен до начала проверки или после ее окончания (постановление АС Уральского округа от 13.08.2015 № Ф09-5158/15 по делу № А60-41279/2014).

В ряде случаев для проведения осмотра бывает необходимо привлечь специалиста, обладающего специальными знаниями и навыками. По мнению некоторых судов, основанного на норме п. 1 ст. 96 НК РФ, протокол осмотра, проведенного без участия такого специалиста, выводы налогового органа не доказывает (см. также постановление 15-го Арбитражного апелляционного суда от 21.10.2014 № 15АП-14691/2014).

Следует отметить, что суды обращают внимание на нарушения тех правил, которые направлены на защиту прав налогоплательщика при производстве осмотра. Описка в протоколе или даже некорректное заполнение его формы при условии, что это не затрагивает права налогоплательщика, не является, с точки зрения судов, основанием для признания протокола осмотра недопустимым доказательством.

Итоги

Осмотр помещений и территорий позволяет налоговикам получить доказательства различных налоговых правонарушений. Он проводится во время налоговой проверки в присутствии понятых и с участием специалистов (при необходимости). Проверяемое лицо вправе присутствовать при осмотре, а результаты осмотра оформляются протоколом.

  • Налоговый кодекс РФ
  • Приказ ФНС России от 07.11.2018 N ММВ-7-2/628@

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.