Прекращение по малозначительности административного правонарушения

Материалы дела

10 июля 2019 Определение Роскомнадзора 20 KB(docx)
9 июля 2019 Протокол об административном правонарушении в отношении главного редактора 21 KB(docx)

Дело № 5-391 /2019

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

29 июля 2019 года г. Глазов УР

Мировой судья судебного участка № 5 г. Глазова УР Максимов А.А., исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка № 3 г. Глазова УР, рассмотрев с участием Лехницкой Л.И., дело об административном правонарушении по ст. 13.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях (далее КоАП РФ) в отношении должностного лица — главного редактора СМИ «Глазов православный» Лехницкой Л. И., ранее не привлекавшейся к административной ответственности,

УСТАНОВИЛ:

Лехницкая Л.И., являясь должностным лицом — главным редактором СМИ «Глазов православный» нарушила п.2.1 статьи 7 Закона РФ от 29.12.1994 года № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов», а именно: главным редактором СМИ «Глазов православный» не доставлен обязательный федеральный экземпляр газеты СМИ «Глазов православный» от 28.04.2019 года № 2 (70): в течение 7 дней со дня выхода в свет первой партии тиража СМИ обязательные экземпляры печатного издания в электронной форме в ИТАР-ТАСС, в течение 7 дней со дня выхода в свет первой партии тиража СМИ обязательные экземпляры печатного издания в электронной форме в РГБ, то есть совершила административное правонарушение, предусмотренное ст.13.23 КоАП РФ.

В судебном заседании Лехницкая Л.И. с протоколом согласилась, дополнительно пояснила, что признает допущенное нарушение, произошла системная ошибка, по этой причине не был доставлен обязательный экземпляр газеты, просила применить последствия малозначительности правонарушения, так как нарушение совершено впервые, недостатки устранены, не причинен существенный вред публичным интересам, отягчающих ответственность обстоятельств не имеется.

В судебное заседание административный орган — Управление Роскомнадзора по УР не явился, извещены о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, согласно поступившему в суд заявлению просят рассмотреть дело в отсутствие представителя. Суд определил дело рассмотреть в отсутствие административного органа — Управления Роскомнадзора по УР.

Изучив материалы дела, доводы Лехницкой Л.И., представленные доказательства, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 13.23 КоАП Российской Федерации нарушение установленного законом порядка представления обязательного экземпляра документов, письменных уведомлений, уставов редакций или заменяющих их договоров, а равно порядка хранения материалов теле- и радиопередач —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двухсот до пятисот рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

В соответствии с п.2.1 ст. 7 Федерального закона от 29.12.1994 г. N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (далее — Закона) Производители документов в течение семи дней со дня выхода в свет первой партии тиража печатных изданий доставляют с использованием информационно-­телекоммуникационных сетей по одному обязательному экземпляру печатных изданий в электронной форме, заверенному квалифицированной электронной

подписью производителя документа, в Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС) и в Российскую государственную библиотеку.

Порядок доставки, хранения, учета обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, меры защиты при доставке обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме, порядок компьютерной обработки данных обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме в целях их классификации и систематизации, а также требования к формату доставляемого файла устанавливаются уполномоченными Правительством Российской Федерации федеральными органами исполнительной власти

Из материалов дела об административном правонарушении следует, главным редактором СМИ «Глазов православный» не доставлен обязательный федеральный экземпляр газеты СМИ «Глазов православный» от 28.04.2019 года № 2 (70): в течение 7 дней со дня выхода в свет первой партии тиража СМИ обязательные экземпляры печатного издания в электронной форме в ИТАР- ТАСС, в течение 7 дней со дня выхода в свет первой партии тиража СМИ обязательные экземпляры печатного издания в электронной форме в РГБ.

Данное обстоятельство подтверждается собранными по делу об административном правонарушении доказательствами: протоколом об административном правонарушении от 17.06.2019 года № АП-18/4/362, распоряжением от 23.04.2019 года; докладной запиской от 06.06.2019 года № 573- дн; заключением о результатах проведения проверки соблюдения обязательных требований законодательства РФ о СМИ от 04.06.2019 года; письмом генеральному директору ФГБУ «Российская государственная библиотека» от 20.05.2019 года; ответами на запрос ФГБУ «РГБ» от 28.05.2019 года; филиала «Итар-Тасс» от 23.05.2019 года, от 03.06.2019 года; выпиской из ЕГР ЮЛ; свидетельством о регистрации СПИ от 09.06.2011; Уставом газеты «Глазов Православный» и другими доказательствами, допустимость и достоверность которых не вызывает сомнений.

Действия Лехницкой Л.И. суд квалифицирует по ст. 13.23. КоАП РФ — нарушение установленного законом порядка представления обязательного экземпляра документов.

При определении вида и размера наказания суд учитывает положения ст. ст. 3.1 и 4.1-4.3 КоАП РФ. Обстоятельств, исключающих производство по делу, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ, не установлено. Обстоятельств, отягчающих административную ответственность согласно ст. 4.3 КоАП РФ, не имеется. Обстоятельством, смягчающим административную ответственность является признание вины.

Вместе с тем, принимая во внимание обстоятельства дела, нахожу доводы заявителя о малозначительности совершенного административного правонарушения, предусмотренного статьей 13.23 КоАП Российской Федерации обоснованными.

В силу статьи 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Формулировка ст. 2.9 КоАП РФ позволяет относить решение вопроса о малозначительности деяния к сфере судебного (административного) усмотрения. Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 5 ноября 2003 г. N 349- О, из содержания ст. 2.9 следует, что законодатель предоставил право суду по своему усмотрению принимать решение об освобождении лица от ответственности и самостоятельно в каждом случае определять признаки малозначительности.

Вместе с тем следует иметь в виду, что существуют определенные границы усмотрения как для случаев необоснованного отказа в использовании института малозначительности, так и для предотвращения его расширенного применения.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (пункт 21) если при рассмотрении дела будет установлена малозначительность совершенного административного правонарушения, судья на основании статьи 2.9 КоАП РФ вправе освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, о чем должно быть указано в постановлении о прекращении производства по делу. Если малозначительность административного правонарушения будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, то на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП Российской Федерации выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

При этом необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений, они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. Правонарушение, предусмотренное ст. 13.23 КоАП РФ не отнесено к правонарушениям, которые не могут быть признаны малозначительными.

Правонарушение, предусмотренное ст. 13.23 КоАП РФ имеет формальный состав, то есть считается совершенным с момента нарушения установленного законом порядка представления обязательного экземпляра документов, в данном случае — с момента непредоставления обязательного экземпляра газеты.

Формальный состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 13.23 КоАП РФ не предполагает оценки размера вредных последствий деяния, решение вопроса о его малозначительности должно базироваться на анализе всех признаков состава административного правонарушения, а также причин и условий, способствующих его совершению.

В связи с тем, что при формальном составе административного правонарушения невозможно определить конкретный материальный размер причиненного вреда, судьям при разрешении вопроса о малозначительности правонарушения, необходимо обращать внимание на то, какие общественные отношения составляют объект посягательства, представляют ли действия/бездействие правонарушителя существенную угрозу охраняемым общественным отношениям.

По настоящему делу усматриваются обстоятельства, позволяющие признать правонарушение малозначительным.

В качестве критериев малозначительности совершенного правонарушения необходимо также учитывать вину в форме небрежности, причины и условия совершения правонарушения, степень влияния противоправных действий или бездействия лица на общественные отношения, составляющие объект посягательства.

Малозначительность деяния в правонарушениях с формальным составом может быть связана также со степенью интенсивности деяния. Поскольку ранее нарушений требований закона о предоставлении обязательного экземпляра документа данным должностным лицом не допускалось, степень интенсивности правонарушения является низкой.

С учетом фактических обстоятельств дела, характера совершенного должностным лицом Лехницкой Л. И. деяния, его отношения к допущенному правонарушению, которая признала вину, в содеянном раскаялась, к административной ответственности не привлекалась, отсутствие обстоятельств, отягчающих ответственность, факта устранения выявленных нарушений через непродолжительное время, совокупности конкретных обстоятельств дела, суд приходит к выводу об отсутствии нанесения действиями Лехницкой Л.И. значительного вреда, как отдельным гражданам, так и обществу или государству и считает возможным признать допущенное административное правонарушение по ст. 13.23 КоАП РФ малозначительным.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 2.9, 29.9, 29,10, 29.11, Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.23 Кодекса РФ об административных правонарушениях в отношении должностного лица — главного редактора СМИ «Глазов православный» Лехницкой Л. И., прекратить в связи с малозначительностью совершенного правонарушения и освободить главного редактора СМИ «Глазов православный» Лехницкую Л. И. от административной ответственности, ограничившись устным замечанием.

Постановление может быть обжаловано в Глазовский районный суд Удмуртской Республики через судебный участок № 3 г. Глазова УР в течение 10 дней со дня получения копии постановления.

Статья 2.9 КоАП РФ предусматривает универсальную возможность для судьи, органа или должностного лица освободить правонарушителя от административной ответственности и ограничиться устным замечанием в связи с малозначительностью совершенного правонарушения. Несмотря на то что указанная норма была включена в изначальную редакцию КоАП РФ и действует уже более 17 лет, четких критериев и оснований для применения положения о малозначительности до сих пор так и не выработано. С одной стороны, отсутствие определенных на законодательном уровне оснований для применения ст. 2.9 КоАП РФ позволяет правоприменителю руководствоваться внутренним убеждением и в каждом конкретном случае учитывать характер совершенного правонарушения, роль правонарушителя, размер вреда и тяжесть наступивших последствий. С другой стороны, отсутствуют какие-либо гарантии и уверенность в том, что даже при схожих фактических обстоятельствах и характере совершенного правонарушения судья, орган или должностное лицо оценят правонарушение как малозначительное и освободят лицо от административной ответственности. Примеры ситуаций, разрешенных как в пользу правонарушителя, так и в противоположную сторону, а также критерии, которые используются на практике при принятии решений, рассмотрим в настоящей статье.

Правовые позиции судов высших инстанций (см. постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях») содержат ряд разъяснений, делающих норму ст. 2.9 КоАП РФ более понятной.

В частности, разъясняется, что малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, которое хотя формально и содержит признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляет существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Таким образом, в качестве основного критерия малозначительности деяния высшие судебные органы выделяют отсутствие в результате совершения правонарушения существенной угрозы охраняемым общественным отношениям. Высший арбитражный суд РФ также указывал на необходимость установления исключительности случая для квалификации правонарушения в качестве малозначительного.

Отметим тем не менее, что указанные критерии являются оценочными, что не позволяет избежать высокого уровня субъективного усмотрения при применении ст. 2.9 КоАП РФ.

Например, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с размещением рекламы на дорожных знаках (ст. 14.38 КоАП РФ), суды при схожих фактических обстоятельствах в одном случае установили отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27.05.2013 по делу № А20-35/2012), а в другом случае, напротив, сделали вывод об отсутствии исключительных обстоятельств для применения положения ст. 2.9 КоАП РФ (см. постановление АС Дальневосточного округа от 20.07.2017 № Ф03-2735/2017 по делу № А51-15200/2016).

Несмотря на то что КоАП РФ не содержит ограничений в части применения положения о малозначительности к каким-либо составам правонарушений, Верховный суд высказал позицию, что административные правонарушения по ст. 12.8 (управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения) и ст. 12.26 (невыполнение водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения) КоАП РФ существенно нарушают охраняемые общественные отношения и ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными.

Также суды высших инстанций определили обстоятельства, которые не могут свидетельствовать о малозначительности правонарушения. К указанным обстоятельствам относятся личность и имущественное положение лица, добровольное устранение последствий правонарушения, а также возмещение причиненного ущерба. Данные обстоятельства могут оцениваться как смягчающие или отягчающие административную ответственность при назначении наказания, но не могут служить основанием для освобождения лица от ответственности в связи с малозначительностью деяния.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Конституционного суда РФ от 25.02.2014 № 4-П. Суд счел, что институт освобождения от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного административного правонарушения ориентирован исключительно на правоприменительную оценку самого правонарушения и не предназначен для целей учета имущественного и финансового положения юридических лиц или иных смягчающих административную ответственность обстоятельств.

Однако на практике иногда встречаются случаи, когда суды освобождают правонарушителей от административной ответственности и обуславливают малозначительность наличием обстоятельств, которые можно отнести к смягчающим, или отсутствием отягчающих обстоятельств.

Пример из практики

В рамках рассмотрения дела № А42-10638/2017 суды указывали на отсутствие в действиях общества систематического характера нарушений публичного порядка и умышленного игнорирования требований законодательства, а также на отсутствие в материалах дела доказательств привлечения к ответственности за совершение однородного правонарушения. В результате суды признали правонарушение по ч. 5 ст. 19.8 (непредставление или несвоевременное представление сведений в антимонопольный орган) КоАП РФ малозначительным.

Однако впоследствии Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда отменила судебные акты, отметив, что, применяя положения ст. 2.9 КоАП РФ, суды неправомерно исходили из отсутствия отягчающих ответственность обстоятельств, поскольку отсутствие таковых обстоятельств не свидетельствует о малозначительности совершенного деяния, а лишь учитывается при назначении административного наказания.

Определение ВС РФ от 16.04.2019 № 307-АД18-24091 по делу № А42-10638/2017

Отметим, что подобный вывод ВС РФ свидетельствует о движении судебной практики к единообразию в отношении данного вопроса.

Выводы о возможности применения ст. 2.9 КоАП РФ в каждом конкретном случае должны быть обоснованными и мотивированными. Соответствующий правовой подход отражен как в ранее упомянутом постановлении Пленума Высшего арбитражного суда РФ, так и в Обзоре судебной практики Верховного суда за январь — июль 2014 г., утвержденном Президиумом ВС РФ 01.09.2014. Согласно изложенной в данном Обзоре позиции постановление о прекращении производства по делу должно содержать мотивы, по которым административное правонарушение признано малозначительным, с приведением исследованных в процессе рассмотрения дела доказательств, оценка которых позволила прийти к выводу о возможности освободить лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Однако на практике при применении положения о малозначительности суды могут ссылаться на отсутствие существенной угрозы охраняемым общественным отношениям и непричинение вреда интересам граждан, общества и государства, не раскрывая мотивов и доказательств, на которых основываются соответствующие выводы.

Важно отметить, что отсутствие надлежащего обоснования выводов о применении положений ст. 2.9 КоАП РФ может стать причиной отмены соответствующих судебных актов вышестоящим судом и направления дела на новое рассмотрение, что подтверждается практикой Верховного суда (см., например, постановления ВС РФ от 10.05.2016 № 30-АД16-2 и № 30-АД16-3).

Применение положений о малозначительности к конкретным составам правонарушений

За период действия нормы о малозначительности судебные органы выработали подходы к тому, какие правонарушения влекут наибольшую социальную опасность, существенно нарушают охраняемые общественные правоотношения, в связи с чем признание их на практике малозначительными маловероятно.

Так, например, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда пришла к выводу, что неисполнение законного требования антимонопольного органа о представлении информации (ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ) посягает на установленный законом порядок управления, влечет наступление общественно опасных последствий, обусловленных невозможностью осуществления государственного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства (Определение ВС РФ от 16.04.2019 № 307-АД18-24091 по делу № А42-10638/2017).

Также суд обратил внимание, что административные правонарушения против порядка управления подрывают основы государственности, нарушают нормальное функционирование государственных институтов. Установление штрафов за нарушение антимонопольного законодательства в значительном размере наряду с годичным сроком давности привлечения к административной ответственности свидетельствует об особой защите государством отношений по поддержке конкуренции как одного из условий эффективного функционирования товарных рынков. Учитывая изложенное, ВС РФ пришел к выводу о том, что правонарушение, предусмотренное ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ, не может быть признано малозначительным.

Необходимо отметить, что вывод об отсутствии оснований для применения положения о малозначительности в рассматриваемом случае был сделан в числе прочего с учетом характера совершенного правонарушения. Как следует из фактических обстоятельств, общество отказалось отвечать на запрос ФАС России, направленный в рамках рассмотрения заявления о нарушении им антимонопольного законодательства. При этом общество также не исполнило изложенное в определении о возбуждении дела об административном правонарушении требование о прекращении противоправного поведения путем предоставления указанной в запросе информации. Таким образом, совершенное правонарушение привело к невозможности для антимонопольного органа осуществить свои полномочия по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства.

Неприменение судом положения о малозначительности к правонарушению по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ соотносится с позицией самой антимонопольной службы, изложенной в методических рекомендациях ФАС России (письмо ФАС России от 01.04.2016 № АК/21291/16). Согласно данной позиции, по общему правилу, непредставление сведений по запросу антимонопольного органа не может признаваться малозначительным (см. постановления Карачаево-Черкесского УФАС России от 26.06.2018 № 82-а и № 83-а, Оренбургского УФАС России от 28.05.2018 № 05-11-34/2018, № 05-11-35/2018, № 05-11-36/2018). Вместе с тем предоставление сведений несвоевременно при наличии определенных обстоятельств может быть квалифицировано в качестве малозначительного1.

К указанным обстоятельствам могут относиться, например, следующие:

  • поступление от лица запрашиваемой антимонопольным органом информации в полном объеме до возбуждения дела об административном правонарушении (см. постановления Тюменского УФАС России от 14.07.2017 по делу № А17/266-19.8, от 04.07.2017 по делу № А17/246-19.8, постановление ФАС России от 05.05.2016 по делу № 4-19.8-304/00-06-16);

  • поступление информации о том, что лицо не осуществляет тот вид деятельности, в связи с которым антимонопольным органом направлено мотивированное требование, до вынесения постановления по делу об административном правонарушении (см. постановление ФАС России от 27.09.2016 по делу № 4-19.8-597/00-06-16);

  • поступление ходатайства о продлении сроков представления запрашиваемой информации и его последующее удовлетворение антимонопольным органом до возбуждения дела об административном правонарушении;

  • несоответствие установленного в запросе срока критерию разумности (менее пяти рабочих дней с даты получения запроса до даты предоставления сведений в антимонопольный орган).

При решении вопроса о применении положений ст. 2.9 КоАП РФ к правонарушению по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ суды также учитывают наличие вышеупомянутых обстоятельств и освобождают лицо от ответственности в связи с малозначительностью правонарушения (см. решение АС Свердловской области от 24.05.2017 по делу № А60-14269/2017, оставленное без изменения постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2017; постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.10.2014 по делу № А12-21229/2014; Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.09.2013 по делу № А21-2358/2013).

Еще одним составом, в отношении которого применение положений ст. 2.9 КоАП РФ маловероятно, является неуведомление представителя нанимателя (работодателя) по прежнему месту службы о приеме на работу бывшего государственного или муниципального служащего (ст. 19.29 КоАП РФ). На это прямо указал Верховный суд в п. 8 Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утвержденного Президиумом ВС РФ 30.11.2016. Причиной такого подхода является особая значимость охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства данного административного правонарушения.

Маловероятно освобождение от административной ответственности по составам, предполагающим нарушение специального законодательства, направленного на защиту неопределенного круга потребителей.

Пример из практики

При рассмотрении дела № А40-178107/18 суд отказал лицу в применении положений о малозначительности к правонарушению по ст. 14.19 КоАП РФ (нарушение государственного учета в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции). Свой отказ суд мотивировал тем, что оборот алкогольной продукции находится под особым контролем государства, поскольку данная деятельность напрямую связана с жизнью и здоровьем граждан, а государственный контроль в сфере оборота алкогольной продукции направлен на защиту прав потребителей и обеспечение качества алкогольной продукции.

Постановление АС Московского округа от 16.04.2019 № Ф05-4170/2019 по делу № А40-178107/18, оставлено без изменения Определением ВС РФ от 11.07.2019 № 305-ЭС19-10468

Обстоятельства и доводы, которые учитываются судами при применении положений о малозначительности

Как было указано ранее, суды не придерживаются единого подхода при рассмотрении вопроса о применении положений ст. 2.9 КоАП РФ. Тем не менее представляется целесообразным обратить внимание на подходы судов при оценке тех или иных обстоятельств и доводов об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения.

Так, например, суды неоднократно освобождали нарушителей от административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ (неуплата административного штрафа в установленный срок) в связи с малозначительностью деяния, если устанавливали факт оплаты административного штрафа на момент составления протокола (см., например, постановления ВС РФ от 16.05.2019 № 32-АД19-5, от 26.09.2018 № 5-АД18-60, № 5-АД18-61, № 5-АД18-62).

Также в ряде дел суды сформировали позицию о том, что правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 15.19 КоАП РФ (нарушение эмитентом порядка и сроков раскрытия информации, раскрытие информации не в полном объеме), может быть признано малозначительным. При оценке действий правонарушителя суды принимали во внимание, причинен ли соответствующими действиями какой-либо ущерб, имел ли место факт наступления негативных последствий, в том числе для акционеров, а также сопряжено ли поведение с систематическим характером тех или иных ранее допущенных лицом нарушений публичного порядка (см., например, постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2018 № 01АП-3184/2018 по делу № А43-2130/2018, решения АС Саратовской области от 09.11.2017 по делу № А57-15284/2017, АС Республики Татарстан от 22.03.2013 по делу № А65-31660/2012).

Однако существует и противоположная практика, когда суды отказывали в применении ст. 2.9 КоАП РФ к предусмотренному ч. 2 ст. 15.19 КоАП РФ правонарушению, ссылаясь на пренебрежительное отношение лица к требованиям публичного права и исполнению публично-правовых обязанностей (см., например, решение АС Хабаровского края от 04.08.2017 по делу № А73-6405/2017, постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2019 № 06АП-7142/2018 по делу № А73-15508/2018, Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2016 № 09АП-40076/2016 по делу № А40-64473/2016).

При оценке возможности применения положений о малозначительности к нарушению, предусмотренному ч. 2 ст. 14.57 КоАП РФ (нарушение требований законодательства о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности, совершенное юридическим лицом, включенным в государственный реестр юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности), суды указали, что направление уведомления в порядке информирования уполномоченного органа по адресу структурного подразделения, явившееся следствием добросовестного заблуждения, не является грубым нарушением и позволяет освободить лицо от административной ответственности (см., например, постановление АС Центрального округа от 31.05.2018 № Ф10-2190/2018 по делу № А09-16491/2017, оставлено без изменения Определением ВС РФ от 13.09.2018 № 310-АД18-14681).

Нередко предметом рассмотрения судов по вопросу применения положений о малозначительности является нарушение ч. 3, 3.1 ст. 14.31 КоАП РФ (неисполнение арбитражным управляющим своих обязанностей, а также повторное совершение указанного нарушения). При этом имеется многочисленная практика, признающая те или иные действия (бездействие) арбитражных управляющих хотя формально и не соответствующими законодательству о несостоятельности (банкротстве), но не влекущими существенных нарушений прав и законных интересов других лиц, а потому — малозначительными (см., например, постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2019 № 19АП-47/2019 по делу № А36-10721/2018, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 06.08.2019 № 04АП-3916/2019 по делу № А19-8995/2019, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.11.2017 № 15АП-15327/2017 по делу № А53-20120/2017, АС Поволжского округа от 15.01.2018 № Ф06-28307/2017 по делу № А57-6976/2017). Например, лицо может быть освобождено от административной ответственности за нарушение сроков размещения информации, подлежащей размещению в соответствии с законодательством, за нарушение отдельных формальных требований к сообщениям о проведении собрания кредиторов, за нарушение срока включения в реестр сведений о получении требования кредитора и иные подобные нарушения.

***

Подводя итог, можно отметить, что, несмотря на отсутствие четких законодательных критериев для применения положений о малозначительности, правоприменительная практика выработала относительно единообразный подход при оценке отдельных составов нарушений.

В частности, освобождение от ответственности маловероятно, если нарушение заключается в посягательстве на установленный государством порядок управления либо на правоотношения, затрагивающие жизнь и здоровье людей. В то же время в случае допущения нарушений преимущественно формального характера, если такие нарушения при этом не повлекли каких-либо серьезных негативных последствий для участников правоотношений или иных лиц, вероятность применения ст. 2.9 КоАП РФ становится выше.

Тем не менее в ряде случаев практика до сих пор остается противоречивой. В связи с этим при заявлении довода о малозначительности необходимо помнить, что в каждом конкретном случае суд или иной правоприменитель будет оценивать поведение лица по своему внутреннему убеждению, принимая во внимание конкретные обстоятельства.

1 Процедуры в конкурентном праве: учеб. пособие, отв. ред. С.А. Пузыревский. — «Проспект», 2019.

Предупреждение — мера административного наказания, выраженная в официальном порицании физического или юридического лица. Предупреждение выносится в письменной форме (ст. 3.4 КоАП РФ).

Предупреждение устанавливается за впервые совершенные административные правонарушения при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также при отсутствии имущественного ущерба.

В случаях, если назначение административного наказания в виде предупреждения не предусмотрено соответствующей статьей раздела IIнастоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях, административное наказание в виде административного штрафа может быть заменено являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства лицу, осуществляющему предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, или юридическому лицу, а также их работникам на предупреждение в соответствии со статьей 4.1.1настоящего Кодекса.

Согласно ст. 2.9 КоАП РФ при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

При этом необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений, они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения.

Предупреждение и устное замечание могут быть применены к любым субъектам.

Сергей СлесаревСергей Слесарев,
частнопрактикующий юрист, эксперт центра «Общественная дума»

С привлечением к административной ответственности юридические лица и индивидуальные предприниматели сталкиваются регулярно, при этом за некоторые правонарушения могут назначаться весьма солидные штрафы. Также это повышает внимание к организации или ИП контролирующих органов. Между тем КоАП РФ содержит несколько механизмов освобождения от административной ответственности или смягчения наказания. Одним из них является малозначительность правонарушения. (ст. 2.9 КоАП РФ). Практически в каждом деле об административном правонарушении привлекаемые к ответственности лица пытаются ссылаться на ст. 2.9, но в большинстве случаев их доводы отклоняются. Почему и что же такое малозначительность с точки зрения закона и судебной практики?

Малозначительность — то что имеет малую ценность?

Если для ответа на этот вопрос мы откроем текст самой статьи 2.9, то будем разочарованы, так как в ней отсутствуют какие-либо определения или критерии малозначительности.

Законодатель лишь вводит правило, согласно которому при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

А как отделить малозначительное правонарушение от «значительного»?

Может быть попробовать обратиться к буквальному толкованию слова?

Слово «малозначительность», по сути, сокращенный вариант словосочетания «малая значительность» или «мало значит».

В толковом словаре под ред. Ушакова «значительность» определено как существительное к прилагательному «значительный»; «значительный» — большой по размерам, силе, численности. «Мало» — немного, в небольшом количестве, в небольшой степени. «Небольшой» — малый, ограниченный в размере, в числе, в количестве, во времени. В словаре под ред. Ожегова слово «мало» толкуется как немного, недостаточно.

Если сложить все вместе, малозначительность — то, что имеет малое значение, малую силу, численность, малый размер, недостаточную важность, мало что из себя представляет. Получается, с точки зрения законодателя, малозначительным можно признать лишь такое правонарушение, совершение которого ничего не значит, оно вроде формально и есть, но в то же время, не заметь его признаки надзорные органы, никто бы ничего не понял и не почувствовал, ни сам правонарушитель, ни общество в целом; у правонарушения нет «силы».

На первый взгляд все становится понятным, но, если задуматься, возникает другой вопрос — а как тогда определить «значимость» правонарушения, по каким критериям отделить «пустое», формальное правонарушение от «настоящего», «сильное» от «слабого»?

Тут и ВАС РФ (в свою бытность) и ВС РФ высказались одинаково:

  • малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», далее — Постановление ВАС РФ № 10);
  • малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. (абз. 3 п. 21 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

По смыслу приведенных толкований ключевой критерий определения «силы» правонарушения и его значимости — его последствия, насколько существенным был ущерб или угроза такого ущерба охраняемым общественным отношениям от совершенного правонарушения.

Именно поэтому ВАС РФ и указал, что возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. (п. 18.1 Постановления ВАС РФ № 10).

Означает это то, что малозначительность правонарушения можно увидеть лишь в «свете» обстоятельств его совершения, в том, какие признаки у правонарушения, «в чем оно заключается». В теории только по «сухому» составу правонарушения нельзя точно сказать вот это «много/сильно существенно», а это «мало».

Потому в судебной практике для определения значимости оценивается не абстрактное правонарушение «в вакууме», а правонарушение в связи «с миром», со всеми обстоятельствами и лицами, которые затронуты или могли бы им быть затронуты, в том числе оцениваются и факторы, повлиявшие на поведение правонарушителя. Только так можно определить «значимость» правонарушения.

Последствия и отношение лица к совершенному правонарушению — ключевой признак малозначительности?

Для иллюстрации приведем примеры из судебных дел.

Так, ООО обратилось в суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления МФНС о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ со штрафом в размере 4 309 руб.

В обоснование требований ООО указало, что в вину общества была поставлена выплата зарплаты иностранному гражданину-работнику наличными денежными средствами через кассу.

При приеме на работу гражданина Азербайджана Г. и заключении с ним трудового договора он был предупрежден о необходимости предоставить данные по номеру банковского счета для перечисления зарплаты; трудовой договор также предусматривает выплату зарплаты только в безналичной форме.

Сразу после заключения договора от Г. поступило заявление о выдаче зарплаты наличными кассу общества, поскольку он испытывает трудности при обращении с банковскими картами и получать заработную плату через банковский счет ему неудобно, для снятия денежных средств ему постоянно нужно будут обращаться в отделение банка.

Непредоставление Г. данных о банковском счете не является основанием для расторжения трудового договора; правонарушение допущено неумышленно, в настоящее время устранено, зарплата через кассу Г. выплачивалась непродолжительное время.

Правонарушение не повлекло за собой негативных последствий, не содержит существенной угрозы охраняемым законом интересам. В связи с этим ООО просило либо признать правонарушение малозначительным или смягчить наказание до предупреждения.

МФНС против этого возражало, указало что законодательством установлена для работодателей-резидентов обязанность выплачивать таким работникам, не имеющим вида на жительство в РФ, зарплату только в безналичной форме перечислением на банковский счет.

Правонарушение не может быть признано малозначительным, так как нарушение требований валютного законодательства несет существенную угрозу охраняемым общественным отношениям. Угроза заключается в пренебрежительном отношении ООО к исполнению своих публично-правовых обязанностей.

Суд первой инстанции признал правонарушение малозначительным, поскольку:

  • работодатель при оформлении трудовых отношений предпринимал действия по соблюдению требований валютного законодательства;
  • правонарушение устранено;
  • существенной угрозы охраняемым общественным отношениям не усматривается.

Апелляционный суд и суд округа согласился с такими выводами. (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.11.2019 № Ф01-6268/2019 по делу № А28-4426/2019).

В другом деле ФНС заинтересовалась задолженностью по налогам у ООО, и обратилось в суд с заявлением о привлечении руководителя общества Т. к административной ответственности по ч. 5.1 ст. 14.13 КоАП РФ в виде дисквалификации на срок шесть месяцев, поскольку он своевременно не исполнил обязанность по подаче заявления о признании общества несостоятельным (банкротом) в арбитражный суд.

При этом ФНС ссылалось на то, что у ООО имело задолженность по платежам в бюджет в размере более 400 000 руб., из них просроченной свыше трех месяцев — более 365 000 руб.

Суд отклонил требования ФНС, сославшись на малозначительность совершенного правонарушения:

  • задолженность по налогам существует не по причине недостаточности денежных средств, а по причине, связанной с поручительством за кредитную линию мебельной компании и блокировкой счета кредитором — банком, что подтверждается договором о предоставлении кредитной линии и договором поручительства;
  • товарные остатки и дебиторская задолженность у ООО на сумму, позволяющие погасить задолженность перед всеми кредиторами и продолжать хозяйственную деятельность;
  • общество принимает меры для погашения задолженности, в том числе проводит работу по продаже части активов;

В то же время ФНС не предоставила доказательств, подтверждающих высокую степень общественной опасности деяния руководителя юридического лица, а также наступления каких-либо вредных последствий для кредиторов общества в результате не введения процедур несостоятельности в отношении Общества.

Кроме того, устранение (дисквалификация) Т. в условии наличия задолженности по договорам поручительства негативно скажется на состоянии не только ООО, но и других юрлиц, директором которых является Т.

В рассматриваемом случае возбуждением дела об административном правонарушении, его рассмотрением и установлением вины лица, его совершившего, достигнуты предупредительные цели административного производства, установленные ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ. (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 13.08.2019 № Ф10-3177/2019 по делу № А48-9921/2018).

В третьем споре суд учел влияние внешних факторов.

Арбитражный управляющий был привлечен к ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ за несвоевременные публикации о введении процедуры наблюдения в отношении должника. Между тем суд при введении процедуры наблюдения допустил ошибку, так как «банкротное» производство велось в отношении ликвидируемого должника и эта «стадия» банкротства не могла применяться.

При оспаривании определения суда дело возвращалось на новое рассмотрение, и при таких обстоятельствах у арбитражного управляющего возникла неопределенность в отношении введенной процедуры и его полномочий в этом деле о банкротстве, пока решение суда не было отменено.

Кроме того, правонарушение не создало угрозу отношениям, связанным с банкротством должника, не повлекло вредных последствий.

В связи с этим суд посчитал правонарушение малозначительным. (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2018 № 09АП-45070/2018 по делу № А40-121881/18, Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 30.01.2019 № Ф05-23194/2018 оставлено в силе).

В еще одном деле ООО оспорило привлечение к ответственности по ч. 2 ст.16.2 КоАП РФ в виде штрафа в размере 87 900 руб. за предоставление неверных неполных данных в таможенной декларации.

При этом, по мнению таможенного органа, правонарушение нельзя признать малозначительным, так как общество уже неоднократно привлеклось к административной ответственности.

Суды, однако, не согласились с такими выводами, применили ст. 2.9 КоАП РФ, освободив ООО от ответственности: причиной заявления неполных сведений стала техническая ошибка при заполнении декларации, впоследствии данная ошибка самостоятельно выявлена таможенным представителем и в таможенный орган направлены документы для ее устранения.

При этом суд учел и особенности программного обеспечения и электронного документооборота при формировании и отправлении документов в Единой автоматизированной системе таможенных органов, программное обеспечение не позволило обществу выбрать требуемый тип сообщения, обеспечивающий поступление нужного документа. (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.04.2019 № Ф07-1688/2019 по делу № А56-62023/2018).

Приводить примеры можно еще долго, но пока остановимся на этом, и окинем все еще раз взглядом? Что мы видим?

Во всех случаях правонарушения совершались под влиянием внешних факторов — действия третьих лиц, судебные «процедуры», особенность программного обеспечения и т. п.

Так, в первом примере, работодатель оказался в непростом положении: работник, возможно в силу малограмотности или языковых трудностей, не мог быстро освоиться с банковскими продуктами, в то же время трудовое законодательство запрещает задерживать выплату зарплаты, если работнику будет отказано в этом, общество могут привлечь к ответственности за нарушение требований ТК РФ, а работник останется без средств к существованию в чужой для него стране. Это хотя осталось «за скобками» судебного акта, наверняка, учитывалось судом.

Во втором примере с задолженностью, общество оказалось «заложником» действий банка, который потребовал ареста счетов и тем самым не позволил ООО выполнить обязательства по уплате налогов.

Допустившие нарушения лица старались исправить ситуацию или исправили к моменту рассмотрения спора (дела).

Так, в примере с зарплатой, выплаты наличными прекратились; задолжавшие налоги общество распродает активы и предпринимает меры для урегулирования спора с банком; в третьем примере арбитражный управляющий предпринимал меры для исправления судебной ошибки и т. п. То есть суд видел реальную заинтересованность правонарушителя в исправлении ситуации.

И во всех случаях не было негативных последствий, а также не возникло угрозы их возникновения. К тому же суд оценивал «значимость» правонарушения не формально, а с учетом реальных обстоятельств его совершения.

Потому, даже если ответственность установлена лишь за неисполнение какой-либо обязанности без учета последствий (неважно наступили они или нет), правонарушение все равно можно признать малозначительным, если его совершение ни сыграло никакой негативной роли, ведь привлечение к административной ответственности призвано не «пополнить казну средствам от штрафов», не наказать «ради галочки», а побудить к исполнению закона; законодатель специально подчеркивает в ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ, что целью административного наказания является профилактика дальнейших правонарушений как самим нарушителем, так и другими лицами.

И нередко этого можно достичь без фактического наказания. Что мы и увидели во втором примере с задолженностью: суд указал, что само по себе возбуждение дела об административном правонарушении и судебный процесс послужил хорошим предупреждением для директора общества быть осмотрительнее в дальнейшем.

Продолжение в следующем номере журнала ПРАВОсоветник» №4.