Ответственность директора после банкротства

Содержание

Среди владельцев бизнеса бытует мнение, что субсидиарная ответственность – это что-то далекое, из области фантастики, и вероятность привлечения к ней практически равна нулю. Возможно, когда-то именно так все и было. Однако ситуация поменялась с 1 сентября 2017 года. Привлечение к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компаний становится обычной практикой, а процедура привлечения к такой ответственности существенно упростилась.

Давайте разберемся, что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора), почему она вызывает такой интерес в последнее время, а также можно ли избежать привлечение к субсидиарной ответственности.

Немного истории. Сама по себе субсидиарная ответственность директора (учредителя) была предусмотрена, начиная с 2002 года. Но на протяжении многих лет норма законодательства оставалась «нерабочей». Ситуация начала существенно меняться в 2012 году, когда суды стали активнее привлекать контролирующих лиц к ответственности и взыскивать долги компаний лично с них.

Пример из практики

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2012 по делу № А60-1260/2009 к субсидиарной ответственности в размере 6,3 млрд руб. КДЛ был привлечен к ответственности.

Но, как правило, на практике такие судебные акты не исполнялись по причине отсутствия какого-либо имущества.

Пример из практики

Другим громким делом было привлечение к субсидиарной ответственности лиц, контролировавших ЗАО «Международный Промышленный Банк», в т.ч. главного бенефициара банка – Пугачева С.В., в 2015 году.

Переломным моментом в истории развития института привлечения к субсидиарной ответственности стал 2017 год по причине внесения существенных изменений в нормы законодательства. На сегодняшний день количество случаев привлечения к субсидиарной ответственности собственников и руководителей компании доказывает абсолютную дееспособность этого механизма, поскольку в отдельных ее составляющих начала действовать презумпция виновности контролирующих должника лиц, пока они не докажут иное.

Что такое субсидиарная ответственность учредителя (директора)?

Субсидиарная ответственность – это право взыскания неполученного долга с другого лица, если первое лицо не может его погасить.

Субсидиарную ответственность несут контролирующие лица, то есть лица, имеющие право определять действия компании, давать обязательные для исполнения указания или иным образом влиять на компанию. Привлечение к ответственности может грозить любому лицу, которое фактически принимало решение по бизнесу и получало выгоду.

То есть к субсидиарной ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие компанию-должника. Это не только директор и учредители, но и, например, финансовый директор и главный бухгалтер. Важно, что именно на установление реального выгодоприобретателя нацелены контролирующие органы, чтобы с него взыскивать реальный ущерб бюджету.

Важно!

Главными «претендентами» на привлечение к субсидиарной ответственности являются генеральный директор и собственники компании.

Существует ошибочное мнение, что субсидиарная ответственность учредителя и директора наступает исключительно в рамках процедуры банкротства компании-должника. Это не так.

Субсидиарная ответственность при банкротстве – это только верхушка айсберга.

Взыскание налоговой недоимки с контролирующего лица налоговые органы могут также проводить:

  1. В рамках Налогового кодекса РФ
    Речь идет о такой ситуации, когда долги по налогам возникают при неуплате сумм, заявленных в декларации или, что случается гораздо чаще, в результате доначислений по результатам выездных проверок.
    Получив акт от налоговиков, или непосредственно в ходе проверки, собственники компании в срочном порядке сворачивают свою деятельность, переводят или распродают активы, открывают новые фирмы, на которые перезаключаются все договоры, переводят в них персонал. Компанию с долгами банкротят. Ликвидируют или сливают фирмы, через которые уменьшали налоги, обналичивали выручку. В надежде на то, что теперь налоговики не смогут ничего взять с компании-должника.
    Еще несколько лет назад таким образом можно было избежать уплаты долгов перед бюджетом. Сейчас – практически нереально! Субсидиарная ответственность в данном случае практически неотвратима. Долги будут взысканы с новых фирм.
    Особенность процедуры взыскания: налоговые органы доказывают факт перевода активов или деятельности на нового участника бизнеса.
  2. В рамках Гражданского кодекса РФ в связке с Уголовным кодексом РФ

    В данном случае, если сама компания не в состоянии расплатиться по налоговым долгам, налоговики подают гражданский иск по взысканию ущерба – налогового долга компании – с физлица.

    «Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда»

    Особенность процедуры: в рамках уголовного дела устанавливается вина, после чего через гражданский иск по взысканию ущерба с лица, признанного виновным в неуплате налогов, взыскивается налоговая задолженность. Даже если уголовное дело осталось без внесения приговора, например, прекращено по нереабилитирующим основаниям, таким как истечение срока давности, налоговые органы все равно вправе предъявить гражданский иск. Важно отметить, что порог привлечения к уголовной ответственности является очень низким, а риск – весьма реальным. Лишение свободы до 2 лет грозит за уклонение от уплаты налогов в размере от 5 млн руб., а за неуплату 15 млн руб. и выше – до 6 лет.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам с 1 сентября 2017 года

Спасибо законодателям, – в порыве заботы о бюджете, они приняли поправки в закон «О банкротстве», расширяющие круг тех, кто может быть привлечен к субсидиарной ответственности (т.е. тех, с кого можно взыскать налоговую недоимку). Теперь если компания-должник не может рассчитаться с кредиторами своими силами, то к ответственности могут быть привлечены лица, контролирующие должника.

К ним отнесены не только директор и учредители, но финансовый директор и главный бухгалтер, лица, действующие по доверенности, члены ликвидационной комиссии, родственники указанных выше лиц и лица, могущие повлиять на указанных лиц в силу своего должностного положения или другими способами.

Получается – неограниченный список, который можно составить из собственников и ответственных сотрудников компаний их родственников или знакомых, обладающих в силу должностных или материальных достижений большими полномочиями.

Для этого любому из кредиторов достаточно подать в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности.

Как изменилась субсидиарная ответственность и процедура привлечения к ней с 1 сентября 2017 года рассмотрим на примере.

Компания, занимающаяся ремонтом нежилых помещений, по результатам выездной налоговой проверки получила доначисления налогов на большую сумму, выплатить которую она никак не сможет (или не хочет). Доначисления получились, так как подрядчики ООО, заявленные в документах, ликвидированы.

Налоговики не смогли получить документы, подтверждающие сделки. Но они выяснили, что в фирме-подрядчике персонала не было, выручка поступала от компании-должника и тут же обналичивалась. И если раньше невозможность получить встречные документы трактовалась в пользу налогоплательщика, то теперь это трактуется в пользу налоговиков. Поскольку ИФНС заявляет: с учетом выявленных обстоятельств, сделки оформлялись только с целью снижения НДС и налога на прибыль.

  1. ИФНС может трактовать действия ликвидированных фирм в свою пользу, даже если эти компании уже не существуют и первичные документы по ним предоставить невозможно
    Далее собственник, как уже говорилось, пытаясь сохранить бизнес, открывает новое ООО и переводит туда персонал, перезаключает действующие договоры с поставщиками и заказчиками.
    Срочно, пока шла проверка, новой фирме продали строительную технику по явно заниженной цене.
    Компания-должник продает за бесценок служебный автомобиль бизнес-класса брату директора.
    Собственник выкупает у компании служебные помещения, но не перечисляет денег за них.
    После получения крупного доначисления налогов, компания инициирует банкротство. Начинаются судебные заседания, в которых ИФНС принимает самое активное участие. Назначается конкурсный управляющий.
    Налоговики инициируют вопрос о субсидиарной ответственности собственника и директора, как лиц, контролирующих компанию-должника, действия которых привели к банкротству. И получают решение суда о привлечении к ответственности должностных лиц, поскольку они не доказали, что совершенные ими действия не нанесли ущерба заявителю, а именно государству в лице ИФНС.
  2. Теперь нет презумпции невиновности должностных лиц – субсидиарная ответственность по долгам ООО наступает, если они сами не докажут свою невиновность
    Другими словами, налоговики не должны доказывать, что контролирующие лица – директор и собственник – нарушили требования законодательства и нанесли ущерб компании. Должностные лица сами должны были собрать доказательства и отстаивать правомерность своих действий в суде.
    Судом, по инициативе налоговиков, вновь созданная фирма признается соответчиком по долгам компании, поскольку утверждается, что создана она только с целью ухода от долгов первой компании.
  3. Налоговики будут проверять все компании, которые банкротятся по собственной инициативе или по просьбе кредиторов

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО

Для привлечения к субсидиарной ответственности директора или учредителя ООО кредиторы поступают следующим образом:

  1. Получают судебное решение о признании должника банкротом (выписку об исключении компании из ЕГРЮЛ
  2. Определяют сумму причитающихся им денег
  3. Убеждаются в невозможности взыскать долг за счет имущества
  4. Получают подтверждение тому, что нет возможности получить долг за счет имущества компании-должника (как правило, у компании, которую довели до банкротства, уже нет ничего, что могло бы представлять ценность для кредиторов)
  5. Обращаются в арбитражный суд с заявлением о привлечении к «субсидиарке» лиц, которые контролировали и распоряжались имуществом компании. Тогда есть ответчиками по иску о привлечении к субсидиарной ответственности, т.е. нести ответственность по долгам ООО, будут директор и учредитель. Но, обратите внимание: субсидиарная ответственность директора по долгам ООО возможна, только если будет доказано, что именно он своими действиям довел компанию до банкротства (либо стал инициатором фиктивного банкротства).

В каких ситуациях неизбежна субсидиарная ответственность по долгам

Теперь о том, как инспекторы могут заставить нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом в случае, если компания не расплатилась по долгам перед бюджетом.

Налоговики могут подать в арбитражный суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бухгалтера, директора, учредителя ООО, или иных третьих лиц, в распоряжение которых были выведены активы. В том числе, по тем делам о банкротстве, которые сейчас находятся в производстве. Об этом написано в . Документ связан с принятием нового с поправками в закон «О несостоятельности (банкротстве)».

Понятие КДЛ (контролирующее должника лицо) было и раннее, но сейчас появились дополнительные признаки, при наличии которых субсидиарная ответственность может быть возложена на КДЛ. Это может быть любой топ-менеджер, включая гендиректора, главного бухгалтера, стороннее третье лицо другой компании тоже может стать КДЛ, и на него могут возложить субсидиарную ответственность. Доказывать отсутствие статуса КДЛ и свою невиновность будет сам субсидиарный ответчик.

Итак, какие выводы можно сделать из анализа нововведений с точки зрения риска привлечения к субсидиарной ответственности по долгам ООО.

  1. Опасно работать в убыток, если взаимосвязанные компании на спецрежимах получают доход
    Если компания «Ромашка» на общей системе налогообложения (ОСН) аффилирована с организациями на спецрежимах, то эта компания должна работать с прибылью. Если «Ромашка» работает в убыток, а компании, в которых аккумулируется прибыль, работают на спецрежимах, тогда схема автоматически будет объявлена незаконной. Всех участников этой схемы признают КДЛ, и все будут нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом, если в результате доначислений эта группа компаний не расплатилась перед бюджетом.
  2. Выводить активы теперь практически бесполезно
    Если активы были выведены менее, чем за три года, при этом компания на ОСН была связана с обналичкой или работала в убыток, тогда эти активы с очень большой долей вероятности заберут в пользу государства.
  3. Стали опасными сделки с недвижимостью компании-хранителя активов
    Если компания, которая получила недвижимость, начинает сдавать ее в аренду той же компании, от которой получила эту недвижимость, то привлечь к субсидиарной ответственности тоже могут. Это не прямой вывод из закона, а такой вывод можно сделать по косвенным выводам, обобщая нормы законодательства и судебной практики. Отстаивать свою позицию придется в суде. Долго и дорого. Либо консультанты должны придумать новую схему легального сокращения налогового бремени, которая будет учитывать нововведения.
  4. Операции с «дружественными» контрагентами стали крайне опасными
    Использование таких поставщиков, которые закупают товар для всей группы компаний, а потом перепродают, теперь будет проблематичным.

«Как избежать доначислений по операциям с дружественными контрагентами: по мотивам последних разъяснений ФНС»

  1. Любая экономия на налогах в рамках группы компаний может быть признана незаконной
    Теперь к договорам между компаниями в одной группе надо подходить еще более внимательно и продумывать все детали, чтобы они не могли быть признаны «не несущими бизнес-цели».
  2. Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО базируется на «личных отношениях»
    К субсидиарной ответственности могут привлечь не только родственников, но и лиц, с которыми связывала военная служба, командировки, гражданская служба и т.п. То есть любые неформальные личные отношения могут служить основанием для признания одной из сторон КДЛ.
  3. С самих себя долги по субсидиарной ответственности взыскать не получится
    Если у компании есть аффилированные лица и задолженность перед ними, теперь нельзя взыскать долги в пользу аффилированного лица. Поэтому, если начат процесс банкротства, получить долги в свою же пользу практически невозможно.
  4. Крайнего для субсидиарной ответственности будут искать по цепочке КДЛ
    Если компания в стадии банкротства, то все лица компании и все КДЛ – физические лица, несущие субсидиарную ответственность, тоже банкроты, то налоговики будут выбирать, с кого лучше брать им деньги. У кого больше денег и с кого легче взять – с тех и будут взыскивать. А если денег взять не с кого, то будут искать дальше, следующих КДЛ тех, кто был «контролером» у обанкротившейся компании.
  5. Критерии для признания КДЛ виновным
    Представим ситуацию: налоговики пришли в компанию на ОСН, которая была связана с обналом, доначислили налоги, сама компания не может расплатиться по долгам перед бюджетом. Налоговики запускают процедуру банкротства, становятся основным кредитором этой компании. С компании взять уже нечего, и налоговики назначают отвечать за долги этой компании директора, учредителя, бухгалтера, финансового директора и т.д., – другими словами их назначают КДЛ. В каких случаях все эти люди будут нести субсидиарную ответственность?
    Вот четыре критерия, при которых применяется субсидиарная ответственность учредителя по долгам (и прочих лиц, признанных КДЛ):
    1. Из компании не очень чисто были выведены активы за истекшие три года.
    2. Отсутствуют бухгалтерские документы и полный бардак в учете. Как минимум, учредитель, директор и главбух несут субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом.
    3. Налоговые требования составляют больше 50% реестра требований кредиторов. Или единоличный исполнительный орган (т.е. гендир) ранее был наказан в административном, уголовном или налоговом порядке. Субсидиарная ответственность директора и прочих КДЛ возникает автоматически.
    4. В ЕГРЮЛ или в едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юрлиц указаны недостоверные данные.
  6. Презумпция привлечения к субсидиарной ответственности
    Если состоялся вывод активов, то этого достаточно, чтобы КДЛ понес субсидиарную ответственность. Первая презумпция привлечения к субсидиарной ответственности. Итак, первая презумпция – это вывод активов. Сделки признавать недействительными не надо. Теперь сразу КДЛ объявляется виновным и несущим субсидиарную ответственность. Если суд это подтвердит, все совершенные компанией сделки, указанные налоговиками в иске, автоматически объявляются недействительными.

***

Если бизнес ведется через одно юридическое лицо, он становится очень уязвимым перед контролирующими органами. Одним решением об аресте расчетного счета или имущества компании, налоговые органы могут принести серьёзные неприятности.

Диверсифицируя риски посредством дробления бизнеса можно в значительной степени усложнить процедуру реального взыскания налогов. Но только грамотное дробление бизнеса может позволить в конечном итоге уйти от субсидиарной ответственности.

«Как законно снизить налоги путем дробления бизнеса на несколько юридических лиц»

В то же время без профессионального консультанта все риски предугадать и исключить невозможно. Особенно последствия работы с фирмами однодневками и «обналичкой». ИФНС и Суды сейчас непримиримы в этом вопросе.

Для того чтобы исключить привлечение к субсидиарной ответственности, должностным лицам необходимо направить усилия, прежде всего, на скрупулезный сбор доказательств отсутствия условий, при которых неотвратимо наступает субсидиарная ответственность директора и учредителя по долгам компании.

Предостеречь собственника и директора от необдуманных действий, разработать план обоснованных мероприятий, которые позволяют сохранить бизнес, минимизировать финансовые потери и избежать субсидиарной ответственности поможет профессиональный налоговый консультант, привлеченный накануне проведения проверки или в ходе нее.

Мы не устаем напоминать о том, что государство в последние годы продолжает принимать жесткие меры против незаконных методов ухода от налогов. Как действовать в этих условиях повышенного риска, вам могут подсказать профессионалы, работающие в нашей компании. Они всегда найдут наиболее безопасные и одновременно законные способы снижения рисков доначислений, подходящие именно вашему бизнесу, и не допустят того, чтобы собственники или директор был привлечен к субсидиарной ответственности.

Заказать услугу

Субсидиарная ответственность по обязательствам должников получила широкое распространение с принятием Федерального закона от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ, дополнившего Закон о банкротстве гл. III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

Однако ответственность публично-правовых образований по долгам находящихся под их контролем юрлиц вызывает особый интерес. Согласно п. 3 ст. 126 ГК РФ Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законом.

К таким исключениям относятся:

  • ответственность по обязательствам унитарного предприятия, если его несостоятельность (банкротство) обусловлена деятельностью публично-правового образования – собственника его имущества (п. 2 ст. 7 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»);
  • субсидиарная ответственность собственника имущества казенного предприятия по обязательствам предприятия при недостаточности его имущества (абз. 3 п. 6 ст. 113 ГК РФ);
  • субсидиарная ответственность собственника имущества казенного учреждения по обязательствам последнего при недостаточности у него денежных средств (п. 4 ст. 123.22 ГК РФ);
  • субсидиарная ответственность собственника имущества автономного учреждения по обязательствам учреждения, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности его имущества, на которое может быть обращено взыскание (п. 6 ст. 123.22 ГК РФ);
  • субсидиарная ответственность собственника имущества бюджетного учреждения по обязательствам последнего, связанным с причинением вреда гражданам, при недостаточности имущества, на которое может быть обращено взыскание (п. 5 ст. 123.22 ГК РФ).

Из перечисленного видно, что субсидиарная ответственность публично-правового образования различается в зависимости от вида контролируемого юрлица – в каких-то случаях она больше, в других – меньше.

Если у ликвидируемого учреждения или казенного предприятия имущества, на которое может быть обращено взыскание, недостаточно, кредиторы согласно п. 7 ст. 63 ГК РФ вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества данного учреждения (казенного предприятия), но лишь в случаях, если Кодексом предусмотрена субсидиарная ответственность собственника по обязательствам ликвидируемого юрлица.

В жалобе в Конституционный Суд РФ, по которой было вынесено Постановление от 12 мая 2020 г. № 23-П (далее – Постановление КС № 23-П), общество оспаривало положение п. 5 ст. 123.22 ГК РФ, ограничивающее субсидиарную ответственность публично-правовых образований по обязательствам бюджетных учреждений единственным случаем причинения вреда гражданам.

Полагаю, что вопрос, поднятый заявителем жалобы, важен для практики, поскольку взыскание долга с бюджетного учреждения вызывает проблемы. Особенно актуальной представляется возможность привлечь к субсидиарной ответственности по долгам ликвидированного бюджетного учреждения собственника его имущества (учредителя).

Участники гражданского оборота постоянно сталкиваются с трудностями при взыскании долгов с бюджетных учреждений (иных юридических лиц) с помощью механизма субсидиарной ответственности, при этом арбитражные суды чаще всего отказывают в таких исках, придерживаясь формального подхода, сформулированного в ст. 123.22 ГК РФ и иных нормах законодательства.

Замечу, что проблема заявителя обсуждаемой жалобы в КС касалась взыскания долга, вытекающего из публичного договора (договора теплоснабжения), т.е. рассмотренный КС вопрос о конституционности положения ГК РФ затрагивал не все случаи субсидиарной ответственности публично-правовых образований как контролирующих лиц, а исключительно норму об ответственности по обязательствам ликвидированного бюджетного учреждения, вытекающим из публичного договора.

Следует подчеркнуть, что тема субсидиарной ответственности актуальна для всех гражданско-правовых договоров. Очевидно, что путем ликвидации публично-правовые образования пытаются (точнее, пытались) избежать даже возможности собственной ответственности по долгам бюджетного учреждения. По сути, в настоящее время законодатель защищает государство и муниципальные образования, установив частичный иммунитет в части ответственности по обязательствам лиц, контролируемых публично-правовыми образованиями.

Однако является ли данная позиция законодателя справедливой и конституционной? На мой взгляд, нет, поскольку такой правовой режим нарушает принцип равенства перед законом, создает дисбаланс и предоставляет приоритет государству в лице муниципальных образований, позволяя им избегать ответственности по широкому кругу обязательств подконтрольных лиц.

По моему мнению, ответственность публично-правовых образований должна быть идентична субсидиарной ответственности физических и юридических лиц по обязательствам контролируемых ими лиц. Следует законодательно обеспечить не просто одинаковый статус контролирующих лиц независимо от того, физическое, юридическое это лицо или публично-правовое образование, а ввести ответственность последних в полных объеме и размере – по всем обязательствам контролируемых лиц – безотносительно к их организационно-правовой форме (ООО, АО, предприятие, учреждение и т.д.).

Представляется, что при таком правовом режиме государство и муниципальные образования будут эффективнее управлять их учреждениями и предприятиями, поскольку не смогут избежать ответственности. Считаю, что государство (РФ, ее субъекты) или муниципальные образования не должны извлекать выгоду из их недобросовестного поведения, когда они защищают свое имущество, действуя опосредованно – через создаваемых подконтрольных лиц.

Кроме того, возможность реализации субсидиарной ответственности должна быть предусмотрена не только в рамках процедуры банкротства, но и за ее пределами, как установлено в общем порядке для всех должников, а также для случаев ликвидации, как в рассмотренном КС примере.

Ответственность публично-правового образования по обязательствам контролируемого им лица – в частности, бюджетного учреждения, унитарного и казенного предприятий, – логична, на мой взгляд, не только с точки зрения обеспечения равенства и справедливости субъектов гражданско-правовых отношений, но и обусловлена непосредственной причинно-следственной связью между государством (муниципальным образованием) и созданным им юрлицом. Бюджетные учреждения, предприятия создаются именно для реализации государственных (муниципальных) целей и задач, т.е. изначально они фактически несамостоятельны, а существуют в рамках заданных целей. По сути, бюджетное учреждение, унитарное и казенное предприятия – это и есть государство (муниципальное образование). Следовательно, освобождение публично-правового образования от ответственности по обязательствам указанных юрлиц недопустимо.

Что касается его ответственности по обязательствам, например, АО, то в данном случае такая непосредственная причинно-следственная связь с юрлицом может не прослеживаться или отсутствовать. Многое здесь зависит от размера пакета акций (доли) в организации. Блокирующий пакет акций или единоличное владение являются, скорее всего, показателем особой важности данного лица для публично-правового образования, и субсидиарная ответственность в таком случае имеет существенное значение. Если же пакет акций незначителен, ответственность государства (муниципального образования) должна наступать, но уже не столь всеобъемлющая.

Таким образом, полагаю, что общим правилом должна быть ответственность публично-правового образования, исключением – ее отсутствие.

В связи с этим вызывает одобрение позиция КС, расширившего возможность привлечения к субсидиарной ответственности учредителей уже ликвидированных бюджетных учреждений. В то же время остались нерешенными вопросы об ответственности публично-правовых образований в иных случаях, а также защиты прав кредитора, заключившего с бюджетным учреждением не публичный, а гражданско-правовой договор.

Более того, не исключаю, что в скором времени потерпевшие могут обратиться в Конституционный Суд с просьбой проверить конституционность норм гражданского законодательства РФ, в том числе п. 5 ст. 122.23 ГК РФ, применительно к случаям, когда ответственность публично-правового образования должна вытекать не из обычного договора или из обязательств не учреждения, а иных подконтрольных лиц. Допускаю, что результат рассмотрения таких жалоб будет аналогичен по содержанию Постановлению КС № 23-П.

Директор компании отвечает за все, что в ней происходит, в том числе и за состояние расчетов с кредиторами. А как на счет бывшего директора? Об этом читайте в настоящей статье.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015г. № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации», а также в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», руководитель организации (в том числе бывший) на основании ч.2 ст. 277 Трудового кодекса РФ возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями, только в случаях, предусмотренных федеральными законами (например, ст.53.1 Гражданского кодекса РФ, ст.44 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.).

Ответственность бывшего директора, учредителя, участника общества возможно по разным основаниям. Наиболее типичные варианты гражданско-правовой ответственности это взыскание убытков и привлечение к субсидиарной ответственности. Подробнее о субсидиарной ответственности директора читайте в нашей статье: «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию?».

Ответственность директора компании делится на типы:

  • материальная или имущественная (ответственность участника (учредителя) Общества в рамках уставного капитала. Иными словами, если долги Общества перед кредиторами и контрагентами значительно превысят фактическую стоимость уставного капитала и принадлежащего Обществу имущества, то собственник (учредитель) такого Общества вправе не покрывать разницу долга личными денежными средствами или личным имуществом.
  • административная(ответственность учредителей за совершение административных правонарушений, допущенных ими при исполнении обязанностей, связанных с регистрацией Общества (нарушение закона о рекламе, интеллектуальной собственности, осуществление деятельности без лицензии и т.п.);
  • субсидиарная (ответственность в виде дополнительного наказания лиц, на которых может быть наложено взыскание наравне с должником, который не в состоянии самостоятельно погасить свои долги);
  • уголовная (ответственность учредителя (участников) Общества за умышленное ведение недобросовестной хозяйственной деятельности, убытки которой составляют более 250 000 руб.).

Подробнее об ответственности директора читайте в нашей статье: «Уголовная и имущественная ответственность генерального директора и учредителя по долгам Общества».

Каждый директор отвечает за свой период деятельности

Многие собственники ошибочно считают, что можно сменить директора и учредителя, и проблемы закончатся. Безусловно, смена директора или участника компании глобально вопросов полного прекращения деятельности юридического лица не решала и не решает, но, прекратить все связи участников с компанией и ее обязательствами, затягивая тем самым сроки погашения имеющихся неисполненных обязательств, избежать привлечения участников к субсидиарной ответственности до истечения сроков исковой давности – очень даже да! В совокупности смена участника или директора сопровождалась одновременной сменой юридического адреса компании, что позволяло фактически избежать налогового контроля, переехав в другой регион, где компания в последующем попросту «исчезала из поля зрения» налоговиков. В сравнении с прошлым десятилетием, сегодня такой альтернативный способ ликвидации компании, как смена участника и директора, помимо всех своих преимуществ, является одним из самых рискованных альтернативных методов бросания компании-должника. Прежде всего, это вызвано тем, что значительно ужесточена уголовная ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» на подставных лиц и представление данных о номинальных участниках и директорах при регистрации в ЕГРЮЛ. Об этом мы уже рассказывали в своей статье «Ответственность за регистрацию «фирм-однодневок» и за внесение ложных сведений в ЕГРЮЛ». Вам так же может быть полезна статья: «Смена участников, директора, как альтернативный метод ликвидации юридического лица».

Но, пожалуй, основным вопросом рассматриваемой темы остается ответственность по ведению деятельности фирмы, дебиторской и кредиторской задолженностям бывшего директора, которая переходит к новому директору с момента регистрации изменений в ЕГРЮЛ. Здесь у большинства возникает вопрос, с какого момента полномочия директора считаются прекращенными? Казалось бы, такой незначительный вопрос, а на практике он оказывается довольно значимым. Почему? Вдумайтесь, когда у директора возникает право подписи документов? Почему мы упомянули об этом, потому что подписание любого документа неправомочным лицом, влечет его недействительность. Это говорит о том, что вопрос момента прекращения полномочий директора все же является значимым. Рассмотрим этот вопрос более подробно.

Федеральный закон госрегистрации юридических лиц и ИП предусматривает, что де-юре новый директор считается вступившим в должность, а прежний – уволенным лишь со дня внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, то есть с даты регистрации изменений, вносимых в ЕГРЮЛ, не связанных с внесением в учредительные документы. Следовательно, прежний директор освобождается, а на нового директора ответственность юридически возлагается с даты внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, а фактически – в последний день работы прежнего, если иное не предусмотрено трудовым договором. Следует отметить, что с момента подачи документов, уведомляющих налоговый орган о смене директора, до внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ проходит порядка 5-7 дней. Этот факт подтверждает и судебная практика арбитражных судов. А за все, что происходило до этого момента, отвечает старый директор. За период своей деятельности директор несет административную и уголовную ответственность. За административные нарушения предусмотрен штраф или дисквалификация сроком до трех лет. Уголовная ответственность предусматривает штраф или лишение свободы.

Ответственность бывшего генерального директора

Предшествующий директор может быть привлечён к административной ответственности в пределах соответствующего срока давности. Субъектом налоговой ответственности является организация. При этом не имеет значения, кто исполнял обязанности генерального директора на момент совершения соответствующего правонарушения. Ответственность бывшего директора компании или ее собственника при увольнении или продаже доли в уставном капитале, не заканчивается. Например, если фирма обнаружила в уже сданной декларации по налогу на прибыль ошибки или неточности, она обязана внести изменения и представить в инспекцию уточненку. Но что делать, если прошлая декларация подписана директором, который уже не работает? Именно такую ситуацию разбирали специалисты ФНС России в своем Письме от 15 октября 2013 года № ЕД-4-3/18440. Сразу же оговоримся, что разъяснения давались акционерному обществу. Однако они актуальны и для других организационно-правовых форм.

В чем суть данного письма? Сначала налоговики указали на то, что правильное исчисление налога на прибыль организаций за налоговый период (то есть календарный год) – обязанность налогоплательщика. Чтобы ее исполнить, организации необходимо использовать информацию из регистров налогового и бухгалтерского учета. Согласно п.1 ст.54 Налогового кодекса РФ, организации-налогоплательщики исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе:

  • данных регистров бухгалтерского учета;
  • иных документально подтвержденных сведений об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с ним.

В свою очередь ст. 313 Налогового кодекса РФ требует, чтобы организации определяли базу по налогу на прибыль по итогам каждого налогового (отчетного) периода на основе показателей налогового учета, то есть данных первичных документов, сгруппированных в соответствии с порядком, предусмотренным Налоговым кодексом РФ. Если организация в уже сданной в ИФНС декларации обнаружит ошибки, которые привели к занижению суммы налога на прибыль, подлежащей уплате в бюджет, эта организация обязана выполнить ряд действий:

  • пересчитать налоговую базу и сумму налога за период, в котором были совершены искажения;
  • внести необходимые изменения в налоговую декларацию;
  • представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию.

Сделать все это нужно и в том случае, если произошла смена директора. Обязательства перед бюджетом данного налогоплательщика никак не связаны с тем, кто именно возглавляет организацию. За неисполнение (ненадлежащее исполнение) организацию и должностных лиц будет ждать наказание. Причем тут может возникать сразу несколько видов ответственности: административная, налоговая и уголовная.

Если после прочтения данной статьи у Вас остались вопросы или необходима консультация, Вы можете позвонить или написать нам. Мы поможем разобраться в любой сложной ситуации. «ТЕОРИЯ ПРАВА»
Евгения Булатова
89134323913

Уголовная ответственность бывшего генерального директора

Для директора, будь то бывшего или действующего, уголовная ответственность наступает в случае совершения им проступков, влекущих нарушение прав граждан или серьезные экономические последствия для компании. Такие деяния наказываются сроками тюремного заключения и штрафами в крупных размерах. Перечень деяний директора, за которые предусмотрена уголовная ответственность, содержатся в Уголовном кодексе РФ. Одним из наиболее животрепещущих вопросов остается такое деяние, как уклонение от уплаты налогов с организации, в частности, с использованием различных незаконных схем, ответственность за которое предусмотрена ст. 199 УК РФ. Подробнее об ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ читайте в статье: «Статья 199 УК РФ – Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией».

Помимо этого, на директора может быть возложена уголовная ответственность:

  • за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст.145 УК РФ);
  • за задержку заработной платы свыше двух месяцев с корыстной целью (ст. 145.1 УК РФ);
  • за нарушение авторских прав (ст. 146-147 УК РФ);
  • за превышение своих служебных полномочий (ст.201 УК РФ);
  • за коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).

В завершении рассматриваемой темы, хочется еще раз подчеркнуть, что директор компании подписывает налоговые декларации и иные документы для исчисления налогов. Поэтому он несет личную ответственность за их неуплату, в том числе и уголовную. Период привлечения к ответственности зависит от степени тяжести налогового преступления. Если речь идет о неуплате налогов в крупном размере (ч. 1 ст. 199 УК РФ), то срок давности составляет 2 года. Если сумма неуплаченных налогов является особо крупной, или преступление совершено группой лиц (ч. 2 ст. 199 УК РФ), то срок для привлечения к ответственности увеличивается до 10 лет (ч. 1 ст. 78 УК РФ).

Таким образом, условный выход из бизнеса или увольнение директора не освобождает собственников и такого директора от ответственности. Срок ответственности директора после увольнения или ответственности собственника после выхода из состава участников ООО, в отдельных случаях может достигать 10 лет.

Гражданское законодательство в сфере регулирования отношений, связанных с участием и управлением юридическими лицами, исходит из фундаментальной обязанности контролирующих лиц при осуществлении своих полномочий действовать разумно и добросовестно. В случае нарушения данной обязанности в условиях нормального функционирования юридического лица законом предоставлено право на предъявление требования о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу.

Контролирующее лицо — лицо, уполномоченное выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица.

Законодательные основы субсидиарной ответственности

Сегодня широко обсуждаются и не теряют актуальность вопросы привлечения лиц, контролирующих должника (далее – КДЛ), в рамках дел о несостоятельности (банкротстве). В случае несостоятельности (банкротства) юридического лица КДЛ могут быть привлечены к субсидиарной ответственности (далее – СО) по следующим основаниям:

  • за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве);

  • за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве);

  • за нарушение банкротного законодательства (ст. 61.13 Закона о банкротстве);

  • за убытки, причиненные должнику, по основаниям, предусмотренным корпоративным законодательством (ст. 61.20 Закона о банкротстве).

Таким образом, рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности происходит по правилам, установленным главой III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). При этом в части, не противоречащей специальным положениям Закона о банкротстве, подлежат применению общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

После того как в 2017 году Закон о банкротстве был дополнен новой главой III.2 данный институт стал активнейшим образом использоваться для обеспечения прав кредиторов. Тем не менее, в большинстве судебных споров деяния, вменяемые ответчикам, совершались еще до принятия главы III.2 Закона о банкротстве. Поэтому с учетом действия норм о субсидиарной ответственности во времени суды в основном применяют материально-правовые нормы ранее действовавших законов.

Основания для привлечения к субсидиарной ответственности не претерпели изменений. Более того, исходя из разъяснений Постановления Пленума ВС РФ № 53 от 21 декабря 2017 года, привлечение к субсидиарной ответственности в отдельных случаях стало даже сложнее. Например, с 2013 года в законе существуют две основные презумпции, при которых суды чаще всего привлекают к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства: совершение сделок, причиняющих вред кредиторам, и непередача документации должника. ВС РФ указал на необходимость оценивать сделку не только на предмет ее убыточности, но и значимости для должника, что значительно затрудняет доказывание возможности применить презумпцию.

Что касается субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления должника, Пленум ВС РФ разъяснил, что при определенных обстоятельствах, реализуя план выхода из кризиса, от этого вида ответственности можно освободиться — по итогу руководители получили ранее недоступный инструмент защиты в спорах.

С учетом того, что за последние годы практика по привлечению КДЛ к субсидиарной ответственности формировалась динамично, то сложившиеся в 2020 г. обстоятельства, в том числе обусловленные эпидемией коронавируса, скорее всего, приведут к массовым банкротствам.

Динамика банкротств

С 2017 года наблюдается некоторое снижение количества компаний, признанных банкротами. Суды в 2019 году признали банкротами 12 401 российскую компанию, что на 5,5% меньше, чем в 2018 году (рис.1).

Рис. 1. Динамика количества банкротств компаний

рис1.jpg

Количество решений судов о признании компаний банкротами и открытии конкурсного производства в первом квартале 2020 года составило 2 607 шт., что на 11,2% меньше, чем в аналогичном периоде 2019 года, когда было зафиксировано 2 937 компаний.

Основными заявителями процедур банкротства в 2019 году явились кредиторы в 78,1% (75,5% — в 2018 году), ФНС России — 12,6% (14,7%), сами должники — 8,7% (8,8%) и работники – 0,6% (1%)

Рис. 2. Основные заявители процедур банкротства в 2018 и 2019 годах, %

рис2-3.jpg

Среди топ-10 регионов по количеству отраслей: Москва (541 шт. в 1 кв. 2020; -10,3% к 1 кв. 2019), Санкт-Петербург (193 шт.; -7,2%), Московская область (187 шт.; +26,4%), Свердловская область (78 шт.; -30,4%); Краснодарский край (73 шт.;-21,5%), Новосибирская область (63; -39,4%), Татарстан (62 шт.; -18,4%), Хабаровский край (58 шт.; +18,4%), Башкортостан (47 шт.; -36,5%), Челябинская область (45 шт.; -15,1%) (табл. 1).

Таблица 1. Топ-10 регионов по количеству компаний банкротов и открытия конкурсного производства

1 кв. 2019

1 кв. 2020

2019 к 2018

1 кв. 2020 к 1 кв. 2019

Все регионы

13 541

13 117

2 937

12 401

2 607

-5,5%

-11,2%

Москва

2 532

2 632

2 617

-0,6%

-10,4%

Санкт-Петербург

3,0%

-7,2%

Московская область

9,0%

26,4%

Свердловская область

-10,1%

-30,4%

Краснодарский край

-0,9%

-21,5%

Новосибирская область

-1,1%

-39,4%

Республика Татарстан

-11,4%

-18,4%

Хабаровский край

-3,9%

18,4%

Республика Башкортостан

1,6%

-36,5%

Челябинская область

-14,3%

-15,1%

Таким образом, только в двух субъектах РФ (Московская область и Хабаровский край) наблюдается увеличение компаний банкротов в 1 кв. 2020 г. по сравнению с тем же периодом 2019 г. в среднем на 22%.

На фоне снижения количества компаний, признанных банкротами, увеличивается практика привлечения к субсидиарной ответственности. За 2018-2019 гг. более чем в 50% случаев при банкротстве юридического лица подаются заявления о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности.

Тенденции привлечения к субсидиарной ответственности

В целом, сегодня наблюдаются следующие основные тенденции сфере привлечения к субсидиарной ответственности:

С каждым годом увеличивается количество дел, в которых кредиторы ничего не получают

Таблица 2. Динамика количества дел и их характеристика

Показатель

Количество завершенных процедур конкурсного производства

5 782

6 689

7 252

7 634

Количество дел, в которых кредиторы ничего не получили по итогам процедуры

3 852

4 475

4 712

5 212

Количество дел, в которых у должника нет имущества, по данным инвентаризации

2 369

2 511

2 686

2 822

Доля дел, в которых кредиторы ничего не получили по итогам процедуры, %

67%

67%

65%

68%

Доля дел, в которых у должника нет имущества, по данным инвентаризации, %

41%

38%

37%

37%

Кредиторы по итогам процедур банкротства компаний в 1 кв. 2020 года получили 4,4% своих требований – 16,4 из 368,9 млрд рублей, что немногим лучше, чем в аналогичном периоде прошлого года – 3,9% или 17,6 из 454,3 млрд рублей (по данным Федресурса). Ничего не получили кредиторы в 62,9% дел, в аналогичном периоде прошлого года их было 63,1%.

Рост количества заявлений о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности

Статистика последних лет показывает стабильный рост количества поданных заявлений о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности. По информации fedresurs.ru, за 2017 г. было подано 3 652 заявления, за 2018 г. – 5 107 заявлений, за 2019 г. – 6 103 заявления (без учета заявлений в рамках дел о банкротстве кредитных организаций).

Рис. 3. Количество поданных заявлений о привлечении к СО

рис4.jpg

При этом уже в первом квартале 2020 г. рост по сравнению с аналогичным периодом 2019 г. составил 49,6% (подано 1 565 заявлений против 1 046 за I квартал 2019 г.), а по сравнению с I кварталом 2018 г. — 33,7% (1 565 заявлений против 1 170).

Исходя из анализа данных ежегодного отчета Судебного департамента при Верховном Суде РФ о работе арбитражных судов РФ по рассмотрению дел о банкротстве в 2019 году, следует заключить, что количество заявлений о банкротстве неуклонно растет, как и попытки кредиторов получить возмещение через оспаривание сделок и субсидиарную ответственность. В 2018 году было принято к производству 86,8% заявлений о признании банкротом должника. В 2019 году суды приняли к производству уже 87% заявлений, при этом в общем количестве их было подано на 34,6% больше.

В 2017 году было удовлетворено 39% заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности из рассмотренных по существу, в 2018 году — 54% заявлений, в 2019 – 57% (рис. 3). Помимо этого, в 2018 году суды удовлетворили 53% заявлений по оспариванию сделок, в 2019 – 52% при том, что попытки оспаривания предпринимались на 30% чаще.

Рис. 4. Динамика количества заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности из рассмотренных по существу

рис5.jpg

Источник: Судебного департамента при ВС РФ. URL:

Рост интенсивности подачи заявлений о субсидиарной ответственности и оспаривании сделок обусловлен невысокой эффективностью процедур и стремлением кредиторов улучшить ситуацию, что хорошо заметно из статистики. С учетом того, что на сегодняшний день кредиторы в рамках банкротства получают удовлетворение в разы меньше от заявленных требований, институт субсидиарной ответственности становится одним из немногих способов получить реальное исполнение обязательств, поэтому его популярность растет.

case_subsidiarka.jpg
Кейс от специалистов Юридического направления

Защита бывшего генерального директора от субсидиарной ответственности

Рост размера субсидиарной ответственности

Характерной чертой института субсидиарной ответственности является ее значительный размер, поскольку в ее объем обычно входят либо:

  1. все обязательства, принятые должником после наступления признаков объективного банкротства,

  2. либо все непогашенные в полном объеме требования кредиторов.

Рис. 5. Размер субсидиарной ответственности и количество привлеченных лиц

рис6.jpg

На сегодняшний день крупнейшими случаями привлечения к ответственности остаются

  • дело Пугачева (75,6 млрд руб.),

  • дело ЗАО «БТК» (41,5 млрд руб.),

  • дело ООО «Зерновая компания «Настюша» (39,6 млрд руб.).

С учетом того, что кредиторская задолженность и долговые обязательства компаний в период пандемии продолжают расти, очевидно, что размер субсидиарной ответственности также увеличится.

Вышеуказанные тенденции наблюдаются во всех регионах РФ с большим или меньшим процентом отклонений.

Так, анализ 375 арбитражных дел по Уральскому Федеральному округу (УФО) за 2018-2019 гг., предметом которых являлось привлечение к СО руководителей и собственников организаций показал, что если в 2017 году в 47% случаев суды полностью отказывали в удовлетворении требований о привлечении к СО, то в 2018 — 2019 гг. от такой ответственности были освобождены только 25% (рис. 5). То есть в 75% случаев — были привлечены частично или полностью.

Рис. 6. Процентное соотношение удовлетворения требований о привлечении к СО за 2018-2019 гг.

рис7.jpg

Источник: Данные Федеральной компании управленческо-правового и налогового консалтинга для среднего бизнеса «taxCOACH». URL: https://www.taxcoach.ru

Размер субсидиарной ответственности составил порядка 64,3 млрд руб., взыскано полностью или частично – чуть более 50%, взыскана вся заявленная сумма – в 36,5% случаев. По данным «taxCOACH», в среднем на 1 дело приходится порядка 110 млн руб. по заявленным требованиям по СО с удовлетворением в размере 81 млн руб. Примерно 45 млн руб. – средний размер СО на 1 ответчика. При этом в каждом деле фигурируют не менее 2-3 ответчиков.

В целом, за два анализируемых года наблюдается рост количества привлекаемых лиц и взыскиваемых сумм более, чем в два раза.

Расширение перечня лиц, которые могут быть признаны КДЛ и привлечены к субсидиарной ответственности

В прежней редакции Закона о банкротстве субсидиарной ответственности была посвящена лишь одна ст. 10, прямо не описывавшая презумпций контроля и говорившая о презумпциях наступления самой субсидиарной ответственности. Это не исключало случаев привлечения к ответственности лиц, контролировавших дела должника лишь фактически. Однако массового характера такие прецеденты не носили.

После реформы 2017 г. Закон о банкротстве содержит открытый перечень оснований для установления у лица статуса контролирующего по отношению к должнику. Новая редакция Закона о банкротстве приводит ряд презумпций контроля непосредственно в тексте п. 4 ст. 61.10, по умолчанию относя к КДЛ членов органов управления, ликвидаторов, прямых или косвенных участников должника и даже любых лиц, которые извлекали «выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителей должника». Более того, новая редакция допускает признание КДЛ любого лица «по иным основаниям» помимо описанных в пространных презумпциях.

Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2017 года №53 и письмо ФНС России от 16 августа 2017 года №СА-4–18/16148@ расширили перечень потенциальных КДЛ до лиц, получивших существенный актив должника по сделке или извлекших преимущества из перераспределения дохода группы лиц, объединенных общим интересом.

Судебная практика признания лиц контролирующими – прецеденты

Судебная практика, подтверждающая, насколько широким может быть круг ответственных лиц, активно формируется в последнее время. Так, уже есть прецеденты привлечения к субсидиарной ответственности:

  • членов семьи руководителя – Дело № А40-131425/2016,

  • заместителя руководителя – Дело № А41-31311/2014,

  • наследников КДЛ – Дело № 04-7886/2016,

  • внешнего юриста – Дело № А39-366/2013. Судебный акт отменен вышестоящей инстанцией, однако есть опасный прецедент. Похожее дело — дело № А76-22330/2018.

При этом субсидиарная ответственность может затронуть не только отдельных практикующих юристов, но и целые юридические корпорации. Больше года в АС Московской области рассматривается спор о привлечении российского офиса международной юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (ранее в России — Goltsblat BLP) к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО «Стройальянс» (Дело № А41-78395/2016).

Юридическая фирма подала апелляционную жалобу с требованием привлечь иных лиц к участию в деле в качестве соответчиков, так как, по мнению ее представителей, именно они являлись контролирующими лицами ООО «Стройальянс». Однако суд не удовлетворил апелляционную жалобу, мотивировав это тем, что конкурсный управляющий не дал согласие на привлечение указанных лиц в качестве соответчиков и никаких требований им в отношении данных лиц заявлено не было.

Среди ответчиков по многомиллионным требованиям можно также увидеть и рядовых менеджеров, и тех, кто проработал несколько месяцев или дней.

Изменения, которые происходят со спорами по субсидиарной ответственности, нельзя назвать хорошими. В настоящее время уже рассмотрено и рассматривается дела, где количество ответчиков составляет несколько десятков человек и подавляющую часть даже близко нельзя отнести к контролирующим должника лицам, максимум, о чем в большинстве случаев может идти речь – это взыскание убытков по корпоративным основаниям.

Среди лиц, предсказуемо входящих в группу риска быть признанными КДЛ, в первую очередь, следует выделить конечных бенефициаров должника.

Так, в августе 2018 году отличилось резонансом дело о банкротстве ООО «Дальняя степь» (Дело № А22-941/2006), в котором к субсидиарной ответственности было, помимо прочего, привлечено ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)». По большому счету, ввиду его подчинения единому бенефициару с иностранной компанией, которая являлась косвенным владельцем должника, а также проведения сомнительных для суда трансакций должника по счетам в банке. Занятую судами позицию критиковали, предрекая, что она открывает дорогу привлечению к ответственности любых лиц, которых можно при желании связать с должником едиными экономическими интересами.

Можно сделать вывод о том, что кредиторы пытаются охватить как можно более широкий круг лиц для привлечения к субсидиарной ответственности, а механизма, который мог бы этому противодействовать, пока не существует.

Учет косвенных доказательств в установлении статуса КДЛ

Суды стали более творчески подходить к вопросам доказывания наличия статуса КДЛ и все чаще принимают во внимание косвенные доказательства.

Сегодня судебная практика ориентируется на развитие механизмов срыва «корпоративной вуали». Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики №2 за 2018 год указал, что для признания лица конечным бенефициаром достаточно совокупности косвенных доказательств, поскольку приведение непосредственных доказательств контроля зачастую невозможно, если «конечный бенефициар… не заинтересован в раскрытии своего статуса контролирующего лица».

Более того, после предоставления «убедительных» косвенных доказательств бремя доказывания отсутствия контроля над действиями должника перекладывается на самого бенефициара.

Так, например, в марте 2019 года в деле о банкротстве ООО Промышленная группа «Ладога» (Дело № А56-83793/2014) Верховный суд РФ усмотрел основания для ответственности в том, что гражданин позиционировал себя как бенефициар группы компаний, в которую входил должник, контролировал компании, которым принадлежали активы должника, а также имел право распоряжаться его денежными средствами. Совокупности этих факторов оказалось достаточно, чтобы переложить бремя доказывания отсутствия оснований для ответственности на бенефициара.

Таким образом, в число ответчиков по заявлению о субсидиарной ответственности могут попасть и лица, чья способность влиять на хозяйственные процессы в компании на первый взгляд крайне сомнительна. Традиционно к данной «группе риска» причисляли бухгалтеров, а также лиц с правом представлять должника по доверенности. Сегодня практика ищет ответ на вопрос, подлежит ли субсидиарной ответственности лицо, которое не имеет ни корпоративной (даже косвенно), ни трудовой связи с должником.

Банкротные перспективы: последствия коронавируса

В настоящее время эксперты Федресурса предполагают, что российский ВВП упадет на 5%. Такой вывод был сделан исходя из примерных прогнозов цен на нефть, которые существуют на сегодняшний день, исходя из направленности государственных мер поддержи и из опыта других стран относительно развития коронавируса. В случае если ВВП снизится на 5%, это будет означать, что в России обанкротятся порядка 10-15% компаний из сектора малого и среднего бизнеса. Кроме того, будет масса иных серьезных предбанкротных и даже банкротных ситуаций у крупных компаний.

В условиях обвала нефтяных цен, рубля и распространения коронавируса, очевидно, что к концу 2020 – началу 2021 года существенно вырастет количество дел о несостоятельности. Не станут исключением и те компании, которые в настоящий момент находятся под действием моратория на банкротство после его завершения в январе 2021 года.

До недавних пор ответственность учредителей ООО находилась в пределах их доли в стартовом капитале, пока в законодательство не были внесены некоторые изменения. Поправки были внесены в федеральный закон №127 «О несостоятельности». В основном изменения законодательного акта были направлены на защиту интересов и прав кредиторов, а также на повышение степени ответственности участников общества по долгам их компании.

Ответственность учредителей ООО

В связи с нововведениями, широко известная в бизнес-кругах статья 87 Гражданского Кодекса России распространяется исключительно на те общества, дела которых стабильны или идут вверх. Если же компания еле держится на плаву и ей грозит признание несостоятельности на основании ФЗ №127, то субсидиарной ответственности учредителей по долгам фирмы не избежать.

Ответственность учредителей общества

Учредители, как и остальные участники общества, отвечают по долгам и за осуществляемую деятельность предприятия:

  1. Финансовую (субсидиарную).
  2. Административную.
  3. Материальную.
  4. Уголовную.
Важно! Для привлечения членов общества к той или иной ответственности, обязательно должны быть какие-то предпосылки и веские основания, доказанные в суде.

Начиная свое дело, бизнесмены нередко отдают предпочтение такой организационно-правовой форме как ООО. Это обусловлено тем, что каждый участник общества несет ответственность только в пределах своей доли в уставном капитале фирмы. Согласно действующему законодательству РФ учредитель не отвечает за имеющиеся у компании задолженности, кредиты и прочие обязательства, равно как и ООО не может нести ответственность за личные долги каждого из учредителей.

Под термином «учредитель» понимается лицо, которое:

  1. Разрабатывает и утверждает Устав ООО.
  2. Делает свой взнос в стартовый капитал общества (вносит свою долю).
  3. Определяет состав руководства и контролирующих лиц, назначает их на должность.
  4. Непосредственно участвует в принятии важных организационных вопросов и принятии решений касательно деятельности и судьбы ООО.
Внимание! Учредителями компании могут выступать физические и юридические лица, резиденты и нерезиденты (иностранные граждане/фирмы). Не имеют право на основание общества военные, госслужащие, депутаты и другие лица, занимающие определенную должность в государственной структуре.

Учредители юридические лица

Статья 56 ГК РФ гласит о том, что общество отвечает по всем имеющимся у него долгам и обязательствам своим имуществом (активами). О том, что учредители общества отвечают за долги своей фирмы в случае ее банкротства, также сказано в ФЗ №14 от 08.02.1988 года и Гражданском Кодексе РФ. Но уже с 1 статьи данного кодекса можно понять, что учредители отвечают только в пределах их доли в УК ООО.

Это значит, что они не обязаны долги фирмы погашать за счет личных средств. Если активов компании недостаточно для выполнения всех долговых и кредитных обязательств, а учредители избавлены от ответственности, нарушаются права и ущемляются интересы кредиторов. Это стало главной причиной для внесения изменений в ФЗ №127 «О несостоятельности».

Согласно статье 56 ГК РФ максимум, что могут потерять участники общества в случае его банкротства, это принадлежащую им долю в ООО и их взнос в уставной капитал. Обязать участников предприятия выполнить обязательства компании и погасить ее долги очень непросто. Но это вполне реально, если привлечь их к субсидиарной ответственности.

Понятие субсидиарной ответственности

Под субсидиарной ответственностью подразумевается выполнение соучредителями организации перед государством и кредиторами имеющихся у фирмы долговых и кредитных обязательств. При банкротстве и ликвидации общества все задолженности перед кредиторами (коммерческими организациями, банками, инвесторами и государством) должны быть возмещены за счет уставного капитала ООО. Если этого недостаточно для погашения всех долгов, остаток задолженности должны выплатить участники общества самостоятельно из собственного кармана, поскольку они отвечают за деятельность компании-должника.

В старой редакции закона «О несостоятельности (банкротстве)» отвечали по обязательствам фирмы только учредители и руководствующий состав. После внесения поправок в данный законодательный акт, привлечены к ответственности за долги компании могут быть:

  1. Директора.
  2. Бухгалтера.
  3. Управляющие.
  4. Менеджеры.
  5. Прочие контролирующие деятельность ООО лица.
Внимание! Обязать отвечать по долгам можно каждого, кто принимал непосредственное участие в решении организационных вопросов и ведении бизнеса.

Обязать отвечать по долгам

С изменениями в российском законодательстве появилось такое понятие, как контролирующее должника лицо. Под этим термином подразумевают человека, который руководил компанией, издавал приказы, распоряжался финансовыми, материальными и прочими активами фирмы, принимал организационные решения, осуществлял контроль над деятельностью исполнителей (сотрудников) и т.д.

Чтобы обязать отвечать контролирующее должника лицо, необязательно чтобы управляющий компанией был юридически связан с ООО. Достаточно только доказать факт руководства фирмой и установить причинно-следственную связь между его деяниями и утратой обществом платежеспособности.

Осуществлять контроль над деятельностью ООО несущие ответственность лица могут разными способами:

  1. Раздавать приказы и распоряжения сотрудникам.
  2. Косвенно совершать те или иные действия, имеющие непосредственное отношение к деятельности общества (путем принуждения или убеждения исполнительных лиц).
  3. Тем или иным способом оказывать влияние на руководствующий состав в процессе принятия важных организационных решений и т.д.
Важно! При определении ответственных лиц, берутся во внимание любые контролирующие действия, совершенные на протяжении трех лет, предшествующих признанию фирмы несостоятельной.

Обстоятельства возникновения ответственности учредителей ООО

Учредители и все причастные к управлению компанией лица отвечают по долгам и прочим обязательствам общества только в том случае, когда у него имеются убытки, и он обанкротился. Это значит, если активов у общества достаточно, чтобы выполнить все обязательства перед кредиторами и погасить долги, то учредители освобождаются от ответственности. Если же ресурсов ООО не хватает, чтобы расплатиться с кредиторами, для привлечения к субсидиарной ответственности уполномоченных лиц, необходимо чтобы:

  1. Человек имел право давать приказы, распоряжения, указания, обязательные для выполнения сотрудниками фирмы.
  2. В установленном порядке была проведена процедура банкротства или компания официально признана несостоятельной согласно ФЗ №127.
  3. Было доказано, что конкретные действия привлекаемых к ответственности лиц являются непосредственной причиной несостоятельности компании или ее банкротства.
Внимание! Только действия, выходящие за рамки полномочий управляющих компанией лиц и противоправные деяния влекут за собой субсидиарную ответственность.

Действия за рамками полномочий

Если человек, на которого возложены обязательства рассчитаться по долгам с кредиторами, непричастен к банкротству фирмы или ее несостоятельности, ему необходимо самостоятельно доказать отсутствие своей вины. Презумпция невиновности в данном случае не действует.

Еще одной причиной обязать учредителей ООО отвечать по долгам перед кредиторами может стать факт несвоевременного или полного отсутствия соответствующего заявления о банкротстве общества. Согласно законодательству в обязательном порядке должны быть оповещены налоговые органы и кредиторы фирмы через СМИ.

Для подачи заявления о банкротстве необходимо наличие конкретных обстоятельств, речь о которых идет в статье 9 и статье 224 ФЗ «О несостоятельности». Оповестить ФНС необходимо в течение одного календарного месяца с момента наступления таких обстоятельств. Если это не сделано вовремя, то бездействие учредителей расценивается как правонарушение, которое влечет за собой наказание в виде взыскания с них суммы долга для осуществления расчетов с кредиторами и контрагентами.

Субсидиарная ответственность директора и учредителей ООО

Генеральный директор и учредители ООО в 2021 году могут понести субсидиарную ответственность по долгам только в том случае, если будет доказано их причастие к банкротству компании.

Несмотря на то, что учредителей ООО может быть много, принцип единоначалия еще никто не отменял. Его суть заключается в том, что любой компанией, фирмой, предприятием, организацией и т.д. должен руководить один человек, который является подотчетным перед «хозяевами» общества и несет ответственность за деятельность фирмы и ее сотрудников.

Гендиректор выбирается из кандидатов путем голосования на общих сборах учредителей, которые собственно и назначают его на высшую руководящую должность. Ответственность директора ООО по долгам может быть возложена только при наличии неопровержимых доказательств его причастности к банкротству компании. Это возможно в следующих случаях:

  1. Совершение ним действий, нарушающих Устав компании или законодательство РФ.
  2. Халатное отношение к собственным прямым должностным обязанностям.
  3. Превышение полномочий.
  4. Злоупотребление должностными полномочиями.
  5. Действия криминального характера (уголовная ответственность).
Важно! Директор ООО также несет ответственность за нарушения, совершенные сотрудниками общества, которые находятся в его непосредственном подчинении.

Если кредиторы подадут иск в суд на учредителей ООО, чтобы обязать их расплатиться по долгам фирмы, истцы должны будут представить суду неопровержимые доказательства, что банкротство общества произошло по вине ответчиков. Если в ходе расследования будет установлено, что к несостоятельности общество привели действия других граждан, которые неким способом оказывали влияние на принятие решений руководства, суд привлечет и их к ответственности. Причем на данный приговор не влияет наличие или отсутствие прямого юридического отношения ответственного лица к ООО.

Ответственными за долги фирмы будут учредители и руководство только в случае, если ООО стало неплатежеспособным, не в состоянии выполнять свои финансовые обязательства и официально объявлено банкротом. Процедура и порядок признания юридического лица банкротом регламентируется федеральным законодательством. Объявить банкротство ООО можно двумя способами:

  1. По решению уполномоченного государственного органа (к примеру, Арбитражного суда).
  2. Добровольное признание должника банкротом путем подачи соответствующего заявления в ФНС и СМИ.
Внимание! Если причинно-следственная связь между несостоятельностью ООО и конкретными действиями учредителей не будет доказана кредиторами на суде, то им не удастся привлечь ответчиков к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность учредителя и директора ООО по долгам компании определяется размером остатка суммы задолженности общества, которую не удалось перекрыть за счет имеющихся активов. Этот остаток долга подлежит взысканию с вышеуказанных лиц.

Ответственность участников общества

Участниками общества являются все лица, которые, так или иначе, принимают непосредственное участие в управлении компанией и ее деятельности. Это и руководствующий состав, и учредители, и другие ответственные лица (бухгалтера, финансисты, менеджеры и т.д.).

Каждый участник при банкротстве фирмы несет административную ответственность, если будет доказаны его неправомерные действия, повлекшие за собой утрату предприятием платежеспособности. Самым распространенным правонарушением в данном случае является попытка избежать ответственности одним из следующих способов:

  1. Назначение на руководствующие должности подставных граждан.
  2. Срочное изменение Устава.
  3. Внесение изменений в состав учредителей.
  4. Проведение процедуры фиктивного банкротства компании.
  5. Неправомерные действия участников во время банкротства предприятия.
  6. Бездействие ответственных лиц при признании ООО несостоятельным и т.д.

Законодательная база по привлечению к ответственности участников ООО достаточно сильна, чтобы найти повод и причину обязать их выплатить долги фирмы и рассчитаться полностью с кредиторами. Но не настолько, чтобы сделать это можно было легко и беспрепятственно.

Законодательная база по привлечению к ответственности

Как показывает практика, в большинстве случаев обязать участников ООО отвечать по долгам порой очень проблематично. Камнем преткновения в решении данного вопроса является невозможность доказать неправомерность действий ответственных лиц.

Уголовная ответственность участников ООО

Помимо административной, материальной, субсидиарной ответственности учредители ООО могут нести и уголовную. Это предусмотрено российским законодательством и применяется лишь для неправомерных действий одним из участников ООО или несколькими сразу. Причины для привлечения к уголовной ответственности в связи с банкротством фирмы могут быть следующие:

  1. Сокрытие активов предприятия и подделка (фальсификация) документов с указанием их фактической рыночной стоимости.
  2. Незаконное распоряжение имущественным фондом ООО (продажа, дарение, использование в личных целях не по назначению и т.д.).
  3. Противоправное выполнение финансовых требований кредиторов и других заинтересованных лиц.
  4. Неадекватное с финансовой точки зрения выполнение долговых обязательств перед кредиторами и прочие.
Важно! Согласно федеральному законодательству лишение свободы грозит участникам общества только в том случае, когда в результате их противоправных действий компания понесла убытков на сумму, превышающую четверть миллиона рублей.

О привлечении к уголовной ответственности ответственного лица идет речь в статье 179 УК РФ. В ней сказано, что отвечать перед законом будет тот, в чьих действиях четко прослеживается принуждение к заключению противозаконной сделки или отказ от заключения соглашения, в результате чего (прямо или косвенно) фирма понесла немалые убытки.

Уголовный кодекс российской федерации

Высший руководствующий состав также может быть уголовно наказан, если будет установлено и доказано нарушение кем-то из должностных лиц общепринятых законодательных норм и требований. Причинами для этого могут стать следующие обстоятельства:

  1. Уклонение от выполнения прямых обязательств (уплаты налогов и прочих общеобязательных государственных платежей, выплаты заработной платы сотрудникам ООО и т.д.).
  2. Ведение «черной» бухгалтерии.
  3. Злоупотребление полномочиями при выпуске собственных ценных бумаг ООО.
  4. Уклонение от уплаты таможенных сборов путем нелегального перечисления крупных сумм в иностранной валюте и т.д.

Процедура привлечения к ответственности учредителей в обществах с ограниченной ответственностью

ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)» защищает интересы государства и кредиторов, которые могут пострадать в результате банкротства общества. Данный законодательный акт регламентирует порядок признания ООО банкротом (несостоятельным) и процедуру привлечения участников общества к ответственности по обязательствам.

Для признания обанкротившегося предприятия, должником необходимо для начала подать соответствующее заявление в арбитражный суд. Обязанность подачи искового заявления о банкротстве лежит на руководителе (учредителях) компании. Если он не принимает никаких действий для этого, инициировать возбуждение судебного процесса могут:

  1. ФНС.
  2. Кредиторы, выдавшие обществу заем.
  3. Контрагенты, не получившие оплату за предоставленные услуги и продукцию.
  4. Другие заинтересованные лица.

Федеральная налоговая служба

Истец выбирает путем конкурсного отбора и назначает арбитражного управляющего, который будет в дальнейшем представлять интересы подавшей иск стороны. Это является огромным преимуществом в деле, когда необходимо собственника компании привлечь к субсидиарной ответственности. Чтобы повысить конкурсную массу, истец имеет законное право оспорить все заключенные обществом сделки за последний год, предшествующий банкротству ООО. Если были сделки, в которых фигурируют цены, ниже рыночных, то срок давности для оспаривания их законности составляет три года.

Внимание! Если на момент обращения в судебные инстанции общество уже официально признано банкротом, то его интересы будет представлять конкурсный кредитор в суде общей юрисдикции.

В судебном производстве о признании ООО банкротом (несостоятельным) обязательно участвуют собственники бизнеса (учредители), руководство и выгодополучатель. В процессе разбирательств может быть установлена прямая или косвенная связь между действиями этих лиц и плачевным финансовым положением общества, при котором оно не в состоянии выполнять должным образом свои долговые обязательства. В таком случае суд может обязать выполнить обязательства общества виновных в его банкротстве лиц, и взыскать ущерб с их личных средств (имущества).

Вопрос – ответ

Вопрос: есть ли уголовная ответственность?

Ответ: да, федеральное законодательство предусматривает привлечение учредителей и руководства ООО к уголовной ответственности согласно статье 179 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Вопрос: какая ответственность за обналичку денег через ООО?

Ответ: за обналичку средств через ООО предусмотрена уголовная ответственность согласно статьям 171, 173,174 и 174.1 Уголовного Кодекса РФ. В них идет речь о незаконном предпринимательстве, лжепредпринимательстве и «отмывании» денег через подставные компании.

Вопрос: какая разница в ответственности ИП и ООО?

Ответ: в первом случае индивидуальный предприниматель отвечает по долгам своего предприятия всем собственным имуществом и личными средствами. Во втором – ответственность учредителя ООО по обязательствам предусмотрена только в пределах его доли в уставном фонде общества. Следовательно, учредитель не рискует своей собственностью и максимум, что он может потерять, это свой взнос в стартовый капитал.