Отказ от дивидендов

Процедура выплаты дивидендов регламентирована ГК РФ, Законом от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ. Если речь идет об акционерных обществах, то при распределении прибыли компании необходимо руководствоваться положениями Закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ. Выплата средств может производиться с периодичностью и в пропорциях, оговоренных уставом субъекта хозяйствования.

Отказ от получения дивидендов

Общество не наделено полномочиями самостоятельно принимать решения о выплате или невыплате прибыли учредителям. Такие вопросы обсуждаются на общих собраниях участников, итоги должны соответствовать требованиям законодательства и действующей версии устава фирмы. Члены общего собрания не могут лишать дивидендов одного или нескольких владельцев долей в уставном капитале – такие решения могут быть оспорены в судебном порядке.

Отказ от дивидендов может быть инициирован только самим получателем средств. Реализовать это можно несколькими способами:

  • перенаправление средств в пользу компании;
  • отправка денег на банковские реквизиты третьих лиц.

В первом случае сложности могут возникнуть на этапе налогообложения выплат. Отказ от дивидендов в пользу общества вызывает споры по необходимости уплаты НДФЛ с суммы такого дохода. Обязательства по уплате подоходного налога с доходных сумм возникает, если у физического лица имеется право распоряжаться этими средствами (включение этих сумм в налоговую базу оговаривается в п. 1 ст. 210 НК РФ). Но удержание налога должно происходить датой выплаты дохода, которая по факту не наступает у отказавшегося от дивидендов учредителя. В итоге – двоякая ситуация:

  • доход был, право распоряжения им было зафиксировано;
  • из-за добровольного отказа фактического получения дохода не было.

В пп. 1 п. 1 ст. 223 НК РФ акцентируется внимание на том, что дата фактического получения дохода гражданином совпадает с датой перечисления средств на его банковский счет (или на счет третьих лиц). Так как учредителем оформлен отказ выплаты дивидендов, деньги ему не зачисляются, значит, налоговая база не сформирована. Минфин в своих разъяснениях придерживается мнения, что удержать и уплатить в бюджет НДФЛ при перенаправлении дивидендов в пользу компании надо, а в качестве даты получения дохода будет выступать день оформления отказа (обоснование – Письмо от 04.10.2010 г. № 03-04-06/2-233). В то же время налогоплательщик вправе не согласиться с Минфином, письма не являются нормативно-правовыми актами, их положения носят рекомендательный характер.

Отказ учредителя от дивидендов может выступать в форме прощения долга. Этот вариант регламентируется нормами ст. 415 ГК РФ. Решение участника должно быть документально оформлено отдельным заявлением. В нем рекомендуется указать, на какие цели должны быть потрачены прощаемые долги в виде дивидендов. Для предприятия более выгодным вариантом будет, если передача дивидендов обществу будет аргументирована необходимостью увеличения чистых активов фирмы. Это даст возможность не увеличивать налоговую базу по прибыли.

Отказ от дивидендов в пользу другого участника может быть произведен по письменному заявлению учредителя. Он может инициировать перечисление средств на банковские счета третьих лиц. Но такой способ возможен при одном условии – в уставе общества прописан алгоритм действий при отказе от дохода в пользу третьих лиц. Если устав не содержит упоминаний о такой нестандартной ситуации в распределении прибыли компании, реализовать передачу средств другому учредителю через отказ невозможно.

Читайте также: Выплата дивидендов учредителю

Отказ от дивидендов: образец

В законодательстве о функционировании ООО и АО нет оговорок о возможности отказа от дивидендов в пользу юридических или физических лиц. Не прописана в правовых актах и процедура документального оформления такой операции. Чтобы отказ от дохода был правомерным, такая возможность обязательно должна быть прописана в уставе общества. Если эта норма не оговорена уставом:

  • до даты оформления заявления на отказ от выплаты дивидендов, образец такого документа должен быть введен в документооборот локальными актами;
  • до момента составления заявления в устав надо внести изменения, чтобы ввести пункт о порядке отказа учредителями от доходов.

Структура заявительного бланка:

  • вводная шапка с информацией о заявителе и субъекте хозяйствования;
  • основная часть, в которой приводится суть ходатайства – отказ от получения выплат от общества или пожелание переводить средства на банковские счета третьих лиц;
  • заключение – дата оформления документа, подпись.

Читайте также: Как выплачиваются дивиденды по акциям

Непропорциональное распределение прибыли между участниками ООО

Уважаемые коллеги,

как известно ст. 28 ФЗ об ООО предусмотрено, что часть прибыли общества, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется пропорционально их долям в уставном капитале общества.
Уставом общества при его учреждении или путем внесения в устав общества изменений по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, может быть установлен иной порядок распределения прибыли между участниками общества. Изменение и исключение положений устава общества, устанавливающих такой порядок, осуществляются по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно.

Соответственно императивной нормой установлено, что порядок распределения прибыли между участниками непропорционально размеру их доли в уставном капител общества может определяться исключительно на уровне устава путем принятия такого положения локального нормативного акта единогласно.

Тем самым, корпоративный договор не может содержать интересующие нас положения о непропорциональном распределении прибыли. Могут ли такие суждения относится к единогласному коропративному договору? Думается, что ответ должен быть положительным по причине все той же императивности предписаний нормы ст. 28 ФЗ об ООО. Примечательно в этом случае дело с участием ООО «Верныйй знак».

Так же полагаю, что устав не может содержать бланкетные (отсылочные) положения о возможности определения непропорционального распределения прибыли в рамках корпоративного договора. Например, в уставе закреплено положение о том, что прибыль между участниками подлежит распределению непропорционально, а как именно (конкретные цифры и мотивы такого распределения) — указано в корпоративном договоре.

Причины следующие: во-первых, не все могут заключить корпоративный договор (дело, как говориться, добровольное, свобода договора). Во-вторых, участники ооо могут меняться и на вновь прибывших автоматически не расространяются положения такого корпоративного договора.

Таким образом, любые манипуляции с пропорциональностью, предписываемой законом в части распределения прибыли, возможны на уровне исключительно устава. Суть указанного императивного правила, по моему мнению, состоит в необходимости соблюсти баланс интересов участников ооо, именно по этой причине закон также императивно закрепляет единогласие касательно принятия решения на общем собрании участников общества об изменения порядка распределения прибыли.

В уставе с целью установления непропорционального распределения прибыли можно прописать, что участнику, владеющему доле 51 % причиатется 90 % распределяемой прибыли общества, а участнику, владеющему 49 % причитается 10 % распределяемой прибыли. Такое положение может и не содержать мотивы предложеного механизма отхода от пропорции.

Задаюсь вопросом, нужно ли дублировать, определять «срок действия » механизма отступа от пропорции в корпоративном договоре? Под «сроком действия» имею ввиде, например, положения в корпоративном договоре, устанавливающие условия и порядок голосования участников по внесению изменений в устав, отменяющих действие правил о непропорциональном распределении прибыли, а также ответственность, если участник проголосует иным образом.

Коллеги, как Вы решали вопрос непропорционального распределения прибыли между участниками ооо. Какие механизмы применимы еще? Какие мысли вызывают у Вас мои изыскания?

Последствия отказа учредителей от дивидендов

Ничто не запрещает акционеру (участнику) оставить причитающиеся ему дивиденды в распоряжении организации. Однако полученный ею доход может быть меньше суммы дивидендов, распределенных в пользу собственников компании.

Очевидно, что для компании отказ акционера (участника) от дивидендов является экономической выгодой — доходом. Однако квалификация такого дохода вызывает сложности.

Что происходит в рассматриваемой ситуации — компания безвозмездно получает имущество (деньги) или списывается ее кредиторская задолженность? Ответ на этот вопрос имеет особое значение, если дивиденды оставляет в компании ее крупный акционер (учредитель). Напомним, что на основании подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ освобождается от налогообложения доход в виде имущества, безвозмездно полученного от участника организации, если ее уставный (складочный) капитал (фонд) более чем на 50% состоит из вклада (доли) этого участника.

От дивидендов отказался крупный акционер

Если от дивидендов отказывается крупный акционер (участник), доля которого в компании превышает 50%, может ли организация воспользоваться льготой, установленной подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ? Налоговое законодательство не дает прямого ответа на этот вопрос.

Контролирующие органы разъяснений по данной проблеме не давали. Однако Минфин России неоднократно рассматривал схожие ситуации, когда участники организации отказывались от своих денежных требований к ней. Например, в письме от 17.04.2009 № 03-03-06/1/259 специалисты финансового ведомства рассмотрели такую ситуацию. Компания взяла заем у своего единственного участника. Впоследствии он простил компании долг по выплате процентов. Минфин России отметил, что при прощении долга по выплате процентов компания не может применить освобождение, предусмотренное подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ. Специалисты финансового ведомства считают, что суммы, списанные путем прощения долга, нельзя рассматривать как безвозмездно полученное имущество, так как отсутствует факт его передачи налогоплательщику.

Вместе с тем в п. 3 информационного письма от 22.12.2005 № 98 Президиум ВАС РФ отметил, что сбережение средств в результате освобождения предприятия от исполнения обязательств приравнивается к их получению. Федеральные окружные суды при разрешении споров о прощении долга ссылаются на этот вывод Высшего арбитражного суда РФ. Например, ФАС Центрального округа не поддержал налоговиков, которые потребовали от компании включить в налогооблагаемую прибыль сумму кредиторской задолженности (постановление от 15.11.2007 № А54-125/2007-С13). Спорная задолженность образовалась перед участником компании. Однако он в целях санации своей компании не стал требовать от нее погашения долга. Судьи приравняли сбережение денег к их получению и заключили, что в данном случае компания правомерно применила льготу по подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ.

Учитывая точку зрения судов, мы полагаем, что при отказе крупного акционера (участника) от дивидендов компания вправе воспользоваться льготой, установленной в подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ. Отстоять позицию в случае, если налоговики предъявят претензии, помогут изложенные выше доводы.

Компания не претендует на льготу

Когда условия для применения льготы не выполняются (от дивидендов отказывается участник (акционер), во владении которого находится не более 50% в уставном капитале общества), компании придется отразить доходы.

Для целей налогообложения прибыли экономическая выгода признается доходом, если это прямо предусмотрено главой 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ. Здесь же установлен порядок ее оценки (ст. 41 НК РФ). Если выгода, полученная компанией при отказе акционера (участника) от дивидендов, является доходом, то это внереализационный доход. Перечень случаев, когда у организации возникает такой доход, приведен в ст. 250 Налогового кодекса РФ. В ней об отказе акционеров (участников) от дивидендов прямо не говорится.

Между тем в указанном перечне названы две ситуации, по сути схожие с рассматриваемой. Так, в п. 8 ст. 250 НК РФ сказано, что к внереализационным доходам относятся безвозмездно полученное имущество, работы, услуги или имущественные права (за исключением случаев, предусмотренных в ст. 251 НК РФ). А пункт 18 ст. 250 НК РФ требует увеличивать внереализационные доходы на суммы списанной кредиторской задолженности.

Для компании будет безопаснее сумму дивидендов включить в базу по налогу на прибыль. Причем не важно, по какому основанию.

Обязанности налогового агента должны быть исполнены

По поводу дохода компании отметим, что его размер будет отличаться от величины дивидендов на сумму налога, который должна уплатить компания как налоговый агент. Так, в письме Минфина России от 04.10.2010 № 03-04-06/2-233 рассмотрена ситуация, когда от дивидендов отказывается учредитель — физическое лицо.

Если компания должна выплатить дивиденды физлицам, то НДФЛ рассчитывается по ставке 9% (ст. 224 НК РФ). Днем получения дивидендов считается день письменного оформления отказа от них. К такому выводу приходят специалисты финансового ведомства.

пример

Физическому лицу — участнику организации (ООО), владеющему в ее уставном капитале 49%, по итогам 2009 г. начислены дивиденды в размере 100 000 руб. Однако, чтобы сохранить финансовую устойчивость общества, его учредитель отказался от своей доли прибыли. Отказ от дивидендов был оформлен распиской.

Сумму дивидендов бухгалтерия общества включила в налоговую базу учредителя по НДФЛ и исчислила с нее налог. Его величина составила 9000 руб. (100 000 руб. х 9%).

Во избежание споров с налоговиками оставшуюся после налогообложения сумму дивидендов (91 000 руб.) общество учло во внереализационных доходах. С нее придется уплатить налог на прибыль по ставке 20%. Сумма налога — 18 200 руб. (91 000 руб. х х 20%). В итоге сумма выгоды, полученной обществом от отказа участника от получения дивидендов, составила 72 800 руб. (100 000 руб. – 9000 руб. – 18 200 руб.).

В бухгалтерском учете общества указанные операции отражаются проводками:

Дебет 84 Кредит 75, субсчет «Расчеты по выплате доходов»

— 100 000 руб. — отражена задолженность перед участником по выплате дивидендов;

Дебет 75, субсчет «Расчеты по выплате доходов» Кредит 68

— 9000 руб. — удержан НДФЛ с суммы дивидендов, от которой отказался участник общества (на дату составления письменного документа об отказе: расписки, акта, протокола и проч.);

Дебет 75, субсчет «Расходы по выплате дохода» Кредит 91, субсчет «Прочие доходы»

— 91 000 руб. — учтена в доходах сумма дивидендов, от которых отказался акционер (участник).

Выплачиваем дивиденды: нестандартные ситуации

Непропорциональное распределение

Уставом ООО может быть определено, что прибыль между участниками распределяется не пропорционально долям их участия в уставном капитале, а в иной пропорции. Это разрешено пунктом 2 статьи 28 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Однако не все знают, чем чревато такое непропорциональное распределение дивидендов.

Напомним, что в обычной ситуации (когда прибыль распределяется пропорционально долям участников) общество при выплате учредителям дивидендов должно в качестве налогового агента удержать и уплатить в бюджет 9 процентов НДФЛ, если учредитель является физическим лицом. А в случае, когда учредителем является юридическое лицо, ставка налога на прибыль составляет 0 процентов или 9 процентов. То есть ставка налога, уплачиваемого с дивидендов, является льготной, будь то НДФЛ или налог на прибыль. Применяется ли к дивидендам такая же ставка в случае непропорционального распределения прибыли?

Для начала обратимся к определению дивиденда, которое дано в пункте 1 статьи 43 НК РФ. Там сказано, что дивидендом признается любой доход, полученный акционером (участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения, по принадлежащим акционеру (участнику) акциям (долям) пропорционально долям акционеров (участников) в уставном (складочном) капитале этой организации.

Из данного определения чиновники делают вывод: прибыль, полученная участником сверх своей доли, дивидендом в смысле определения, данного в целях налогообложения, не является. А значит, эта сумма образует иной доход учредителя, к которому применяется общая ставка: 13 процентов — при выплате дохода физическому лицу, 20 процентов — при выплате дохода юридическому лицу (письма Минфина России от 30.01.06 № 03-03-04/1/65, от 24.06.08 № 03-03-06/1/366).

Обратите внимание, что общая ставка (13 или 20 процентов) применяется не ко всей сумме распределенной прибыли, а к сумме превышения. Хотя на практике налоговики могут попробовать обложить налогом по повышенной ставке всю сумму. В этом случае справедливость удается восстанавливать в суде (постановления ФАС Северо-Западного округа от 12.01.06 по делу № А44-2409/2005-7, ФАС Уральского округа от 12.12.07 № Ф09-10292/07-С2). А вот примеры, когда организации удавалось опровергнуть позицию Минфина и доказать, что льготную ставку налога можно применять ко всей сумме «непропорционального» дивиденда, в судебной практике, к сожалению, отсутствуют.

Кто должен заплатить налог с превышения?

Получается, что в случае непропорционального распределения прибыли в отношении участника, получающего завышенную сумму дивидендов, будут применяться две ставки: 9 и 13 процентов по НДФЛ; 0 (9) процентов и 20 процентов — по налогу на прибыль. Та часть налога, к которой применяется льготная ставка, должна быть удержана обществом, выплачивающим дивиденды. Возникает вопрос: а что делать обществу с оставшейся суммой дивидендов, которая не попала под налогообложение по льготной ставке? Также удержать налог, но уже по ставке 13 (20) процентов?

Все зависит от того, кто именно является учредителем, получившим завышенную сумму дивиденда. Если им является юридическое лицо, то удерживать с этой суммы налог обществу в качестве налогового агента не нужно. Дело в том, что организация, выплачивающая «дивидендный» доход своим учредителям — юридическим лицам, является налоговым агентом только в части дивидендов. А дивидендом в смысле налогообложения, как мы уже отметили ранее, является сумма дохода, соответствующая доле участника. Сумма превышения дивидендом, по сути, не является, поэтому, общество не должно удерживать с этой суммы налог.

Следовательно, налог с этого дохода (по ставке 20 процентов) должен заплатить сам участник, включив эту сумму в свой внереализационный доход. Правда, если участник владеет более чем 50 процентов уставного капитала общества, то он может воспользоваться льготой, установленной подпунктом 11 пунктом 1 статьи 251 НК РФ, и не облагать налогом сумму превышения.

Если же участником, получающим завышенную сумму дивиденда, является физическое лицо, то именно общество, выплачивающее дивиденды, должно удержать НДФЛ с обеих частей: с дивидендов — по ставке 9 процентов, с суммы превышения — по ставке 13 процентов. Такой вывод сделан нами на основании статей 214.1, 227 и 228 Налогового кодекса, где описаны ситуации, когда физическое лицо самостоятельно уплачивает налог на свои доходы. Рассматриваемая ситуация с непропорционально распределенными дивидендами там не упомянута. А это значит, что применяются общие правила и налог с дохода налог удерживает источник выплаты дохода (налоговый агент).

Отказ от дивидендов в пользу общества

Следующая нестандартная ситуация — участник отказывается от дивидендов в пользу общества. Чиновники считают, что в этом случае, несмотря на неполучение дивидендов, у участника все равно возникает облагаемый налогом доход. Свой специалисты Минфина объясняют тем, что «возможность отказа налогоплательщика от получения дивидендов действующим законодательством не предусмотрена» (письмо Минфина России от 04.10.10 № 03-04-06/2-233). Датой фактического получения дохода, как отмечают в Минфине, является день отказа налогоплательщика от причитающихся ему дивидендов в пользу организации, которая их выплачивает.Соответствует ли вывод Минфина налоговому законодательству?

Ответить однозначно на этот вопрос достаточно сложно. С одной стороны, согласно статье 210 НК РФ при определении налоговой базы учитываются все доходы (включая и дивиденды) налогоплательщика, как фактически полученные, так и те, право распоряжаться которыми у него возникло. В данной ситуации эта норма подтверждает сделанный чиновниками вывод. Ведь можно сказать, что участник, отказавшись от получения дивидендов, фактически воспользовался своим правом распорядиться причитающимся ему доходом. Однако не нужно забывать, что НДФЛ удерживается налоговым агентом из доходов налогоплательщика при их фактической выплате. В данной ситуации обществу просто не с чего удерживать налог, ведь выплаты денежных средств участнику не происходит.

Кроме того, основополагающий принцип определения дохода в целях налогообложения закреплен в статье 41 НК РФ, согласно которой доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме. В случае отказа от дивидендов не совсем справедливо говорить об экономической выгоде.

В общем, ситуация возникает неоднозначная, поэтому во избежание рисков ее лучше не допускать. Учредителю можно не отказываться от получения дивидендов. Надо распределить чистую прибыль, но «забыть» перечислить ему дивиденды. В такой ситуации у общества просто будет висеть задолженность перед участником, которая по истечении трех лет с момента, когда дивиденды должны были выплачиваться, будет восстановлена в составе нераспределенной прибыли общества.

А теперь немного изменим ситуацию. Предположим, что участники общества решили распределить чистую прибыль таким образом, чтобы передать ее только одному из участников, приняв соответствующее решение на общем собрании и внеся соответствующие изменения в устав. По сути, остальные участники в этом случае (как и в вышеописанной ситуации) также отказываются от дивидендов, но не в пользу общества, а в пользу другого участника. Здесь уже нет рисков, которые возникают при отказе от дивидендов в пользу общества. Ведь подобное распределение разрешено действующим законодательством при условии, что такой порядок определен уставом общества.

Завуалированная выплата дивидендов

Рассмотрим еще один нестандартный вариант, который нередко используется на практике. Учредителем выступает юридическое лицо, и при этом доля его участия в обществе превышает 50 процентов. Допустим, что общим собранием участников общества принято решение, что дивиденды не выплачиваются. Одновременно принимается решение направить чистую прибыль общества для пополнения оборотных средств компании-учредителя. В итоге учредитель все равно получит доход, но не в виде дивидендов, а в виде безвозмездно полученных средств.

Зачем это делается? Затем, чтобы не платить налог с дивидендов. Ведь с безвозмездно полученных денег налог не платится благодаря льготе, предусмотренной подпунктом 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ. Согласно этой норме при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, полученного российской организацией безвозмездно от организации, если уставный капитал передающей стороны более чем на 50 процентов состоит из вклада (доли) получающей организации.

Тем не менее, эта уловка не сработает. Чиновники считают, что такие суммы отвечают критериям, присущим «дивидендному» доходу, а значит, они должны облагаться налогом как дивиденды (письмо Минфина России от 26.07.10 № 03-03-06/1/485).

Но ведь можно пополнять оборотные средства учредителя за счет оборотных средств общества, то есть не затрагивая чистую прибыль общества. Результат практически тот же — учредитель получит свой необлагаемый налогом доход, а налоговые риски отсутствуют.

Глава Банка России (ЦБ РФ) Эльвира Набиуллина призвала банки не выплачивать дивиденды за прошлый год. И, похоже, большинство кредитных организаций готовы последовать совету ЦБ. По мнению банкиров, снижать капитал сейчас не имеет смысла.

Председатель Центробанка Эльвира Набиуллина считает, что российским банкам следовало бы в текущем году отменить выплату дивидендов либо уменьшить их размер. Об этом она заявила 8 мая на пресс-конференции. «Банки должны будут оценить свои возможные потери, насколько это потребует дополнительно капитала, и принять решение»,— сказала она. Отказ от выплаты дивидендов в 2020 году позволит кредитным организациям сохранить и увеличить капитал, в том числе для кредитования экономики в период восстановления, добавила она. Ранее ЦБ рекомендовал банкам перенести рассмотрение вопроса о дивидендах на конец августа — сентябрь.

«Перенос выплаты дивидендов или отказ от них является рекомендательной мерой и входит в пакет мер по поддержке финансовых организаций. Он призван сохранить финансовую устойчивость компаний в период борьбы с коронавирусом,— говорит начальник управления структурных продуктов Sova Capital Антон Гришкин.— Организации будут сами определять, могут ли они платить дивиденды или нет». Эта мера применяется во многих странах, а не только в России, пояснил эксперт. «Она может помочь банкам справиться с оттоком вкладов, который сейчас наблюдается в отрасли, что стало следствием планов пересмотра налоговой нагрузки на банковские депозиты, а также нехваткой средств у людей в связи с коронавирусной инфекцией. В конечном счете данная мера может позволить компаниям выжить и продолжить соблюдать обязательства перед контрагентами, она является адекватной и закономерной»,— подчеркнул господин Гришкин.

Следствие

19 мая стало известно, что Сбербанк, последовав совету ЦБ, отозвал рекомендацию по дивидендам в размере 18,7 руб. на акцию. По словам главы банка Германа Грефа, финальная рекомендация по дивидендам за 2019 год будет дана на заседании набсовета банка в августе. А годовое собрание акционеров пройдет в заочной форме 25 сентября. «Мы провели консультации, было высказано предпочтение к концу сентября, с чем наблюдательный совет согласился, собрание пройдет 25 сентября. Мы в течение 20 дней выплатим нашим акционерам дивиденды за год. Размер дивидендов сейчас не был определен, мы договорились о том, что во второй половине августа проведем еще один наблюдательный совет, он определит размер дивидендов, который будет подлежать к выплате»,— сказал господин Греф. Чистая прибыль Сбербанка по МСФО в 2019 году составила 845 млрд руб. Организация планировала направить на выплату акционерам половину этой суммы. Всего в обращении на бирже 22 586 948 000 акций Сбербанка. Соответственно, при выплате 422,5 млрд руб. приходится по 18,7 руб. дивидендов на каждую акцию.

В августе определится с выплатами и ВТБ, а годовое собрание акционеров пройдет в сентябре, заявил в ходе телефонной конференции член правления банка Дмитрий Пьянов. «По рекомендациям Центрального банка мы перенесли дату годового общего собрания на сентябрь, которое будет принимать решение по дивидендам. Для выполнения всех законодательных и регламентных процедур мы должны будем определиться с дивидендами где-то за месяц до годового общего собрания, то есть это август»,— сказал он. Господин Пьянов напомнил, что менеджмент ВТБ пока не отзывал свою рекомендацию выплачивать дивиденды в размере 50% от чистой прибыли прошлого года. «Что будет влиять на потенциальное изменение позиции менеджмента? Дальнейшее проявление в экономике кредитного риска и обесценение нефинансовых активов. Самое важное — это моделирование достаточности капитала группы ВТБ после отмены всех регуляторных поблажек… При этом у нас есть дискретный инструментарий по уменьшению дивидендов по отдельным типам акций»,— уточнил господин Пьянов. Между тем в первом квартале 2020 года чистая прибыль ВТБ по МСФО упала на 14,4% на фоне пандемии коронавируса. Ранее ВТБ планировал выплатить в текущем году дивиденды в размере 50% от прошлогодней прибыли (около 100,5 млрд руб.).

Нет пока окончательного решения по дивидендам и в Почта-банке. «Согласно стратегии развития банка, выплата дивидендов была запланирована только по итогам 2019 года. Но мы начали их платить уже в 2017 году — за 2016 год. За 2018 год банк выплатил акционерам 2,7 млрд руб., что в 2,7 раза больше предыдущего показателя. Посмотрим, как будет развиваться ситуация дальше. В любом случае выплата дивидендов — это всегда решение акционеров»,— пояснили корреспонденту “Ъ” в пресс-службе организации.

А вот в Совкомбанке решение уже принято. «Совкомбанк не будет производить выплаты дивидендов до возвращения страны к нормальной жизни: сейчас снижать капитал не имеет экономического смысла,— говорит председатель правления Совкомбанка Дмитрий Гусев.— В последние два года банк распределял прибыль в рамках утвержденной дивидендной политики, согласно которой мы распределяем на дивиденды от 25% до 50% прибыли по МСФО, при условии что после их выплаты банк сохранит достаточные буферы капитала»,— сообщил господин Гусев.

Аналогичное решение — отказаться от выплаты дивидендов за 2019 год — принял и наблюдательный совет МКБ на заседании 15 мая. Ранее председатель правления банка Владимир Чубарь говорил, что будет рекомендовать набсовету воздержаться от выплаты дивидендов в текущем году. «МКБ впервые выплатил дивиденды акционерам в 2019 году, общая сумма выплат составила почти 3 млрд руб. Ранее дивиденды также не выплачивались, оставаясь в распоряжении банка»,— уточнили в пресс-службе банка.

Мария Григорьева