Качество юриста

Воскобитова Л.А. Профессиональные навыки юриста. Опыт практического обучения
(3767 kb.)
Доступные файлы (1):

n1.doc 3767kb. 23.11.2012 20:53
  • Воскобитова Л.А., Лукянова И.Н., Михайлова Л.П. Адвокат: навыки профессионального мастерства (Документ)
  • Лекции — Юридическая деонтология (Лекция)
  • Логинов И.П., Неволина Н.А. Профессиональные навыки менеджера: рефлексивная парадигма (Документ)
  • Кривелевич М.Е. Долгосрочная финансовая политика (Документ)
  • Буклет — Аудит дорожной безопасности. Практический опыт и рекомендации (Документ)
  • Гутников А.Б. Профессиональная этика юриста: Адвокатская этика (Документ)
  • Федерация рестораторов и отельеров. Профессиональные стандарты по профессиям ресторанной индустрии (Документ)
  • Собкин В.С., Ткаченко О.В. Студент педагогического вуза: жизненные и профессиональные перспективы (Документ)
  • Лицманенко Т.Н. Моделирование профессионально направленной подготовки юриста средствами английского языка в условиях вуза на основе учебно-ролевых игр (Документ)
  • Жук В.В., Черноиван Н.В. Задание и методические указания по теме Железобетонные конструкции (Документ)
  • Культурно-гигиенические навыки в разных возрастных группах (Документ)
  • Олейникова О.Н., Муравьева А.А. Профессиональные стандарты: принципы формирования, назначение и структура. Методическое пособие (Документ)

n1.doc

1 2 3 4 5 6 7 8 9 21

УДК 34:651.7(075.8) ББК 67.Оя73 П84
Авторский коллектив:
ВоскобитоваЛ.А. — введение, гл. 6. 7. 8 (разд. 8.1)
Жаль, что пока нет упоминания об аналогичных практикумах в описании таких дисциплин, как «Гражданское процессуальное право (гражданский процесс)» или ‘»Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс)». Но не надо забывать, что стандарт устанавливает лишь обязательный минимум содержания основ­ной образовательной программы подготовки юриста. Юрист дей­ствует в условиях нарастающей конкуренции (сегодня — из-за ро­ста количества выпускников российских вузов, а в перспективе -еще и в результате прихода зарубежных юристов на «‘рынок юри­дических услуг») и серьезного профессионального риска (профес­сиональные ошибки могут привести к потере имиджа, дохода, должности). Любой здравомыслящий студент чувствует ответ­ственность за свое будущее и сам решает, стоит ли ограничивать­ся минимумом содержания, даже если все экзамены по этому ми­нимуму сданы на отлично.
Помочь таким ответственным студентам стремятся организа­торы программ клинического образования. Движение за внедре­ние клинического юридического образования может поставить перед собой разные цели: от выполнения «программы-минимум» -создания практического факультатива для ограниченного круга студентов до наиболее «экстремистской» — создания альтернатив­ной системы обучения. Оптимальный вариант-это гармоничное включение как содержания, так и методов клинического образо­вания в традиционный учебный процесс, постепенное «привыка­ние» к идеям и формам клинического образования и в результа­те — интенсификация всей работы факультета или института. Сама

природа клиническою юридического образования — обучение че­рез действие, обучение в сотрудничестве, обучение в социальном контексте — подсказывает направления такой интенсификации.
Зарубежный опыт обучения профессионализму, в том числе в юридических клиниках, чрезвычайно разнообразен. Британские преподаватели Хью Брэйн, Найджел Данкан и Ричард Граймз в книге «Клиническое юридическое образование: активное обуче­ние в вашей школе права»1 подчеркивают, что каждое учебное заведение по-своему формулирует учебные задачи и изменяет обучение по мере приобретения опыта. В этой связи они предла­гают следующий перечень знаний и навыков:

  • навыки проведения правовых исследований, техники юри­
    дического письма, коммуникативные навыки;
  • понимание принципов группового и межличностного взаи­
    модействия;
  • способность принимать и отстаивать этические решения;
  • знания о доступе к правосудию, его ограничениях и возмож­
    ности улучшений;
  • понимание персональной ответственности и обязанностей
    юриста по отношению к клиентам;
  • понимание взаимосвязи принципов права и юридических
    процедур;
  • понимание взаимосвязи правовой доктрины и ожиданий кли­
    ента и предполагаемых результатов, определение слабых мест
    и возможностей для реформирования права и процесса;

•f~» способность разрешать проблемы, определяя для этого стра­тегию;
• понимание связи права и других дисциплин, таких, как фи­
лософия, экономика, психология.
В юридических клиниках особенно остро стоит вопрос о той части профессиограммы. которая касается практических навыков. Обучение навыкам составляет основное содержание учебной («аудиторной», имитационной) части клинической программы. Авторы клинического курса, существующего с 1976 г. в Школе права в Уорвике (Великобритания), выделяют отдельные группы навыков для обучения2:
1 Brain П.. Duncan №.. Grimes R Clinical Legal Education: Active Learning in Your Law School. London. 1998. P. 57. — Ibid. P. 190.
а) Формулирование (конструирование) правовой проблемы:
интервьюирование и сбор фактов;
фактическое исследование и доказательства; юридическое письмо.
б) Реализация правовых стратегий:
переговоры;
защита (выступление в интересах клиента); альтернативное разрешение споров.
Профессор Дэвид Барнхайзер (Школа права Кливлендского университета) на конференции в Великом Новгороде в мае 1999 г. выделял среди групп качеств и навыков для преподавания в про­граммах клинического обучения следующие ^технические навы­ки'» юриста:

  • интервьюирование клиента;
  • «расследование'» (сбор фактов);
  • консультирование клиента;
  • переговоры/медиацию;
  • правовые исследования;
  • составление правовых документов;
  • судебную адвокатуру;
  • апелляционную адвокатуру.

Профессор А.Э. Жалинский выделяет выполняемые, как пра­вило, по профессиональным методикам типовые элементы про­фессиональной деятельности юриста (или производства, рабочие комплексы, процедуры, операции, действия)’:

  1. правовую оценку представленных или встретившихся
    фактов;
  2. юридически программированные поиск, проверку и оцен­
    ку фактической информации;
  3. поиск правовой информации;
  4. интеллектуальные процедуры применения права, т.е. оцен­
    ку фактов, подбор правовых норм, получение юридического вы­
    вода;
  5. ведение в правовых рамках переговоров, выступления в
    судах и других органах, посредничество для разрешения конф­
    ликтов;
  6. подготовку и оформление правовых документов в виде

‘ См.: Жалинский Л.Э. Профессиональная деятельность юриста. М.. 1997. С. 145-146.
решений, справок, предложений, разработку и обоснование по­зиций;
7) контроль за процессом и результатами чьей-либо деятель­ности и др.
Уже из этих примеров видно, как по-разному можно и форму­лировать, и классифицировать навыки. Можно разделять их на: общеюридические (навыки исследования фактов, нахождения и толкования нормативных актов, составления юридических доку­ментов, устных выступлений по юридическим вопросам и др.), общекоммуникативные и организационные1. Можно выделять навыки: 1) изучения проблемы и выработки позиции и 2) пред­ставления интересов клиента.
При этом следует учитывать, что любая классификация услов­на, а перечень практических навыков не является закрытым2. Он сильно зависит от уровня требований и предыдущей подготовки. Есть масса навыков, которые, как мы предполагаем, должны быть освоены в процессе допрофессиональной подготовки. Всегда хо­чется верить в лучшее, в то, что студенты уже владеют навыками деловой переписки (как минимум просто грамотного письма) или работы в команде (как минимум просто способностью формули­ровать свои мысли и слышать чужие) и т.п. В противном случае есть риск пойти по пути наполнения профессиограммы юриста огромным количеством навыков, отличающих всякого нормаль­но развитого и образованного человека от Маугли. Очевидно, сле-дуетисходить из действия принципа презумпции социальной гра­мотности людей, выбравших профессию юриста.
В то же время, возможно, стоит выделить некоторые общепро­фессиональные практические навыки, составляющие основу со­циальной компетентности. Условно их можно объединить снача­ла в две группы:
1. Организационные навыки:
планирование своей деятельности, управление временем;
организация рабочего места, работы офиса;
делопроизводство;
1 См.: Алексеев С.С. Яковлев В.Ф. О модели юриста и обучении в юриди­ческих вузах // Правоведение. 1976. № 4. С. 73.
1 Некоторые участники семинара для преподавателей юридических факуль­тетов России в Санкт-Петербурге в 1999 г. предлагали, например, прививать такие навыки, как искусство психологическою манипулирования или владение жаргоном.
управление и контроль выполнения решении;
планирование и поиск ресурсов;
учет и отчетность;
повышение квалификации (собственной и сотрудников);
поддержание общественных связей и др.
2. Коммуникативные навыки:
навыки работы с оргтехникой, в первую очередь с персо­нальным компьютером, в сети, с правовыми базами данных, Интернетом, листами рассылки и т.д.;
планирование контактов;
аргументация;
постановка вопросов;
публичные выступления;
установление и поддержание контакта;
использование различных языков и техник общения;
навыки работы с «трудными» партнерами и др.
Используя концепцию работы с клиентом (физическим лицом, группой лиц, юридическим лицом, государством) как достаточно универсальную модель любой юридической деятельности, мож­но попытаться сгруппировать некоторые другие практические навыки по технологическому принципу1:
3. Навыки изучения проблемы и выработки позиции:
интервьюирование (встреча, опрос, соглашение);
правовые исследования (работа с источниками);
анализ дела;
выработка позиции по делу;
консультирование;
разработка стратегии и планирование;
доказывание (собирание, проверка и оценка);
составление, анализ документов и др.
4. Навыки представления интересов клиента:
обращение в органы государственного управления;
работа с чиновниками;
‘ Данный принцип показал свею достаточную эффективность при планиро­вании программ обучения студентов-юристов в Летних школах «Академия прав человека» в 1998-2000гг. По такому же принципу построены программы обу­чения во многих юридических клиниках России. В зависимости от специфики программ обучения выделяют также навыки международной защиты прав че­ловека, мониторинга прав человека, законопроектной деятельности, навыки работы по отдельным категориям дел и др.
судебная адвокатура (обращение в суд, подготовка к судеб­ному разбирательству, представление, исследование и оценка доказательств, в том числе допрос, выступление в прениях и т.д.);
обжалование решений и др.
5. Навыки использования альтернативных способов разреше­ния споров:
переговоры; медиация и др.
Знания и навыки — это средства достижения цели, инструмен­ты разрешения проблем. Любое орудие можно использовать для получения разных, часто противоположных результатов. Эффект применения инструмента зависит не только оттого, насколько про­фессионально он используется, но и от того, в чьих руках он на­ходится, кто его использует. Реальный эффект использования про­фессиональных знаний и навыков также зависит от качеств юриста. Не стоит даже называть эти качества профессиональны­ми, поскольку специфика работы юриста как помощника по раз­решению социальных проблем, «творца справедливости» требу­ет присутствия в его характере качеств порядочного, доброго, неравнодушного человека, что неплохо для представителя любой профессии. Но для юриста эти качества обязательны! Об этом стоит говорить особенно сегодня, когда все общественные про­блемы и тенденции своеобразно влияют на профессиональную деятельность юриста. Приоритет государственной целесообраз­ности над правами личности вызывает у многих юристов граж­данскую пассивность, услужливость, исключительно «‘государ-ственническую» трактовку норм. На фоне общей криминализации незазорным выглядит собственное неправомерное поведение, использование незаконных средств при осуществлении профес­сиональной деятельности, соучастие в коррупции. Индустриали­зация профессии, господство примитивного менеджмента делает работу механистичной, появляются представления об участниках конфликтов как об управляемых объектах. Профессиональный корпоративизм, который во все времена положительно отличал юристов, сегодня существует в виде многочисленных каст, осно­ванных на замкнутости, поддержании чести мундира любой це­ной, круговой поруке, что приводит к воспроизведению не самых лучших образцов поведения.

Проблема утраты юристами профессионализма не является специфической проблемой России или других государств, нахо­дящихся на переходном этапе. В отчете комитета по профессио­нализму секции юридического образования и допуска к практике Американской ассоциации юристов «Преподавание и обучение профессионализму»1 отмечается, что в публикациях по поводу снижения профессионализма фигурируют шесть основных тем:

  1. утрата понимания юридической практики как призвания,
    долга, миссии;
  2. экономические изменения, которые трансформируют юри­
    дическую практику из профессии в бизнес;
  3. ощущение излишней враждебности, противостояния, вклю­
    чая потерю уважительного отношения, вежливости, допускаемых
    существующими процессуальными нормами;
  4. ослабление традиционной роли юриста как независимого
    консультанта;
  5. озабоченность компетенцией юристов и их соответствием
    этическим кодексам;
  6. утрата чувства цели в работе юриста как результат измене­
    ния традиционной концепции юристов служить общественному
    благу в качестве посредников между интересами конфликтующих
    сторон в обществе.

В документах Международной комиссии юристов приводятся рекомендации, особенно актуальные для стран, находящихся на переходном этапе развития:
«1. В изменяющемся и взаимозависимом мире юристы долж­ны играть ведущую роль в создании новых правовых концепций, институтов и механизмов, защищающих человека, помогающих ему преодолевать трудности и обеспечивающих удовлетворение интересов всех людей.
В настоящее время юрист не может ограничиваться рамками своей практической деятельности и отправления правосудия. Он не должен оставаться в стороне от важных изменений в экономи­ческой и социальной сферах; если он действительно юрист по призванию, он примет активное участие в общественных делах, содействуя экономическому развитию и укреплению в обществе
1 Teaching and Learning Professionalism. Report of the Professionalism Committee // American Bar Association Section of Legal Education and Admissions to the Bar. 1996. P. 3-4.
социальной справедливости. Опыт и знания юриста должны ис­пользоваться на благо не только клиентов, но и всего общества.

  1. В каждой стране обязанностью юриста как в его практиче­
    ской деятельности, так и в общественной жизни является всемер­
    ное содействие тому, чтобы обеспечить существование ответствен­
    ной законодательной власти, выбранной демократическим путем,
    независимой, получающей адекватное вознаграждение судебной
    власти и защиту гражданских прав и свобод человека.
  2. Юристы обязаны отказываться от сотрудничества с любой
    властью в осуществлении любых действий, нарушающих прин­
    ципы правления права.
  3. Юристы не должны спокойно смотреть на распространение
    бедности, невежества и неравенства в обществе, а призваны иг­
    рать ведущую роль в их искоренении, ибо, пока эти отрицатель­
    ные общественные явления существуют, гражданские и полити­
    ческие права не могут сами по себе обеспечить достойного
    человека уровня жизни.

  1. Юристы обязаны принимать активное участие в правовой
    реформе. Если уровень общественного сознания невысок, особен­
    но важно, чтобы именно юристы, поскольку они обладают специ­
    альными знаниями, пересмотрели действующее законодательство
    и представили в соответствующие органы программы реформ.
  2. Юристы должны прилагать усилия к распространению пра­
    вовых знаний и внушать уважение к принципам права, способ­
    ствовать пониманию всеми людьми их прав и законных интере­
    сов.
  3. Так как юристы призваны исполнять свои обязанности в со­
    ответствии с принципами права, им следует проявлять собствен­
    ную инициативу и действовать через все возможные организации,
    включая, в частности, самоуправляющиеся ассоциации юристов.
    Такие ассоциации должны быть полностью свободны от вмеша­
    тельства и контроля со стороны исполнительной власти.

13. Юрист должен стремиться неуклонно следовать таким иде­алам своей профессии, как неподкупность, компетентность, му­жество и полная самоотдача»1.
Профессиональное сообщество таких юристов, вероятно, смог­ло бы оказать влияние и на состояние юридического образования
1 См.: Правление права и права человека: Принципы и определения /Жене­ва: Международная комиссия юристов. 1966 (цит. по: Коишхин ПК). Идеи пра­вового государства: история и современность. СПб.. 1993. С. 146-147).

29

(в том числе и на формирование профессиограммы, квалифика­ционных требований, правил допуска к профессиональной дея­тельности), избавить общество от многих заблуждений и преду­беждений в отношении юристов.
Например, сегодня в России можно столкнуться с противопос­тавлением профессиональных юристов и правозащитников. Иног­да такому противопоставлению дается примерно следующее объяснение: юристы в силу профессиональных обязанностей дол­жны «стоять на страже закона», т.е. выражать и проводить госу­дарственные интересы, а правозащитники находятся в естественной оппозиции государству и отчасти не разбираются в законодатель­стве, отчасти сознательно противодействуют его соблюдению. Однако рекомендации Международной комиссии юристов не толь­ко не проводят различия между юристом и правозащитником, но и прямо обязывают юриста быть правозащитником: «Юристы не должны ограничивать себя решением чисто правовых проблем. Для того чтобы внести свой вклад в развитие общества, юристы должны знать и понимать проблемы этого общества». И далее: «Применительно к развивающимся обществам может быть уста­новлено:

  1. Высокая моральная обязанность юриста, в какой бы сфере
    он ни был занят или имел влияние, — способствовать укреплению
    и развитию принципов правления права; юрист должен испол­
    нять эту обязанность, даже если при этом он впадает в немилость
    к властям или испытывает на себе политическое давление. И в
    повседневной работе ему следует отдавать преимущество прин­
    ципам правления права; обязанность юриста как гражданина —
    применять все правовые принципы на благо общества и соотече­
    ственников.
  2. Непременным условием правления права является обязан­
    ность юристов защищать гражданские, личные и социальные пра­
    ва всех лиц и готовность мужественно и решительно действовать
    в этих целях. Такая готовность предполагает обязанность прини­
    мать активное участие в оказании и разработке мер правовой по­
    мощи бедным и неимущим.
  3. Юрист должен:

  1. отстаивать отмену или изменение законов, которые
    устарели и перестали соответствовать нуждам и стрем­
    лениям людей;
  1. проводить экспертизу предлагаемых законодательных ак-

тов и правительственных постановлений, добиваясь их соответствия принципам правления права;

  1. способствовать тому, чтобы закон был понятен и легко­
    доступен;
  2. содействовать формированию правовой системы, кото­
    рая позволит развивающемуся обществу продвигаться
    вперед, а гражданам — добиваться уважения их челове­
    ческого достоинства.

4. Юрист должен оказывать помощь правительству в его ра­боте; он обязан настаивать на том, чтобы исполнительная власть уважала права личности и действовала в соответствии с законом, а также стремиться во всех необходимых случаях обеспечивать судебный пересмотр правительственных постановлений, затра­гивающих права человека»1.
Возможно, эти рекомендации, разработанные в 60-х годах, до сих пор воспринимаются как нереалистичные, даже романтиче­ские, либо как имеющие отношение только к узкому элитному слою профессиональных юристов. Некоторые специалисты счи­тают, что экономические перемены изменяют юридическую про­фессию независимо от воли и вне контроля юридического сооб­щества. Чтобы выполнить эти рекомендации, пришлось бы выдвинуть новые требования к юридическому образованию, из­менить организацию юридической профессии, стиль, методы ра­боты многих юридических служб. Но прежде всего пришлось бы изменить себя. Причем сделать это в полном соответствии с тре­бованиями государственного стандарта, также описывающего качества человека, получающего государственный диплом с над­писью: «специальность — юрист». В квалификационной характе­ристике такого выпускника (п. 1.3 ГОС) записано, что юрист дол­жен «обладать гражданской зрелостью и высокой общественной активностью, профессиональной этикой, правовой и психологи­ческой культурой, глубоким уважением к закону и бережным от­ношением к социальным ценностям правового государства, чес­ти и достоинству гражданина, высоким нравственным сознанием, гуманностью, твердостью моральных убеждений, чувством дол­га, ответственностью за судьбы людей и порученное дело, принци­пиальностью и независимостью в обеспечении прав, свобод и за­конных интересов личности, ее охраны и социальной защиты, необходимой волей и настойчивостью в исполнении принятых
1 См.: Комихш! 11.11. Идеи правового государства… С. 148.
правовых решений, чувством нетерпимости к любому нарушению закона в собственной профессиональной деятельности’1.
Следует еще раз подчеркнуть, что знания, навыки и качества специалиста формируются и проявляются только совместно. Все перечисленные качества и ценностные установки могут быть вы­явлены только в ходе деятельности — учебной или практической. Сегодня многие не видят смысла в воспитании нравственного со­знания, ответственности, гуманизма, принципиальности и т.д. Су­ществует иллюзия нескончаемости нынешнего «смутного време­ни», в котором слово «порядочность» никак не ассоциируется с образом юриста. Конечно, право и юридическая деятельность не могут быть отделены от общественной культуры. Но право и юри­сты могут опережать, предвосхищать культурные перемены.

Перемены произойдут только при наличии тройного социаль­ного заказа — от общества, от государства и (самое главное!) от профессиональной корпорации юристов. Возможно, от нравствен­ного выбора и поведения юристов во многом зависят принципы и ценности завтрашнего российского общества.
В начале учебного года первокурсники одного из юридиче­ских вузов при проведении социологического опроса граждан спрашивали: «Каким должен быть юрист?'» Самым удивительным был ответ троих молодых людей — слушателей высшего юриди­ческого учебного заведения: «Мы сами юристы, и нас это не вол­нует».
Попробуем найти логическую ошибку в их ответе.
Глава 2
ЮРИДИЧЕСКИЕ КЛИНИКИ
Задача юридического образования в современной России ви­дится нам в подготовке нового поколения юристов, ориенти­рованных на гуманистические ценности демократического обще­ства, признающих общечеловеческие ценности, разделяющих гло­бальную идею социальной справедливости и объединенных этими идеями в единое профессиональное сообщество. Решение этой задачи возможно только путем обеспечения в учебном процессе единства трех элементов: обучения знаниям; выработки навыков и воспитания качеств.
Для профессиограммы юриста, как мы уже отметили, знания, навыки и качества являются равнозначными составляющими, и процесс обучения должен в равной степени способствовать раз­витию каждого из этих элементов. К сожалению, и об этом мы также уже отмечали, действующие госстандарт, примерный учеб­ный план, программы отдельных дисциплин не обеспечивают не­обходимую гармонию этих составляющих. Поэтому юридичес- ; кие вузы ищут новые подходы к решению этой сложной задачи.
Одним из средств решения проблемы в современных услови- v ях становятся юридические клиники, позволяющие соединить ^ теорию и практику, аудиторные занятия и жизнь, беззаботную юность и человеческие проблемы.
Что же такое юридические клиники? Откуда они появились? Когда и кем были созданы?
Идея юридического клинического обучения не нова. Впервые она была предложена к обсуждению более 100 лет назад.
История становления клинического юридического образова­ния в мире условно включает четыре периода.
Первый период приходится на конец XIX — начало XX в. Имен­но в это время возникла идея создания юридических клиник. Тра­диционно считается, что рассматриваемая форма практической
подготовки юристов, а также термин «юридическая клиника» по­явились в США. Но это не совсем так.
Идея (именно идея) клинического обучения возникла почти одновременно в ряде стран — в Германии, России, США. Связано это было с тем, что к концу XIX в. во многих государствах стали обсуждаться проблемы юридического образования, и, в частно­сти, проблема готовности выпускников юридических факульте­тов сразу применить на практике полученные знания. Многие практикующие юристы были недовольны системой подготовки специалистов, которая сводилась к работе в аудитории по методу «анализа материалов дела». Очень немногое в курсах юридиче­ских вузов имело отношение к процессу непосредственной рабо­ты юриста. Поэтому и возникла идея практического обучения юристов по аналогии с обучением студентов в медицинских вузах.
Второй период истории становления клинического юридичес­кого образования охватывает время с начала XX в. до 60-х годов, когда в различных странах делались попытки реализовать идею клинического обучения. Юридические клиники еще не получили массового распространения, можно говорить только о локальных примерах организации и деятельности новой системы практичес­кой подготовки юристов.
Третий период приходится на последнюю треть XX в., когда окончательно была выработана идеология и методика клиниче­ского образования. Эта идея получила реализацию во многих ву­зах различных стран.
Четвертый (современный) период характеризуется проявлени­ем социальной направленности в юридическом образовании, ког­да в подготовке юристов внимание стало акцентироваться на воп­росах справедливости. В вузах появляются такие новые курсы, как «Право общественных интересов», «Право справедливости». Фактически можно говорить о возникновении новой философии юридического образования. Во многом это оказалось возможным именно благодаря влиянию юридических клиник. «Юридические клиники в различных вузах могут стать инкубаторами прогрес­сивных юристов, известных также под именем «социальных ин­женеров». А разве конечной целью юристов не должна быть активная поддержка перемен в обществе, а не просто их интегри­рование?»1
В настоящее время появляются некоторые признаки стирания граней между правовыми системами разных стран, разных вузов. Активно начинают проявляться интеграционные процессы. Од­ним из наиболее ярких примеров является создание всемирной организации, объединяющей представителей клинического дви­жения различных стран, — GAJE.
GAJE — Global Alliance for Justice Education — Всемирный аль­янс за реформу юридического образования в духе справедливос­ти1. GAJE — это международная организация, объединяющая лю­дей, стремящихся привнести идеи справедливости в юридическое образование и практическую деятельность юристов. Клиниче­ское образование является ключевой компонентой обучения справедливости. Но обучение справедливости тесно связано с дру­гими формами социально ориентированного юридического обра­зования, которые включают обучение не только студентов, но и практикующих юристов, судей, представителей негосударствен­ных организаций, обычных граждан.
Идея GAJE родилась в сентябре 1996 г. в Сиднее (Австралия), где собрались представители разных стран (Аргентина, Австра­лия, Бангладеш, Канада, США, Китай, Фиджи, Индия, Нигерия, ЮАР, Великобритания)- всего 21 человек-для обсуждения воп­роса о распространении идеи «социально ориентированного юри­дического образования». В декабре 1999 г. в Тривандруме (Ин­дия) состоялась первая учредительная конференция GAJE, собравшая 125 человек из разных стран. В настоящее время GAJE насчитывает около 200 представителей различных государств, и не только англосаксонской правовой системы. Конечно, GAJE объединяет преимущественно англоговорящих юристов, однако сейчас рассматривается вопрос о переводе всех материалов на языки других стран мира (русский, китайский, испанский и т.п.). В декабре 2001 г. в Дурбане (ЮАР) планируется проведение оче­редной конференции GAJE, на которой будет обсуждаться воп­рос о принятии учредительных документов этой организации.
Членство в GAJE является свободным и не ограничено только сферой профессионального обучения юристов. В организацию может вступить студент, практикующий юрист, правозащитник -любой человек, разделяющий идеи справедливости и считающий необходимым их развивать и распространять.
1 Мизанур Р. Клиническое юридическое образование в Бангладеш: начало новой философии // Материалы семинара «Юридическое обслуживание неиму­щих и права человека». 4-9 июля 1998 г. М.. 1998. С. 137.
1 Точный перевод дать сложно из-за неустоявшегося содержания перевода caoa&justice (юстиция). Буквальный перевод- Всемирный альянс за обучение справедливости.
Российские клиницисты уже включились в работу GAJE. В работе конференции в Тривандруме принимали участие пред­ставители юридических клиник Архангельска, Иркутска, Санкт-Петербурга, Барнаула. Два представителя России — Е.С. Шугрина и А.Б. Гутников входят в состав оргкомитета GAJE1.
работу через опыт. Некоторая часть клинических методик зави­сит от правовой системы, правовой культуры различных госу­дарств, поэтому не может быть заимствована, но другие методи­ки универсальны, т.е. могут быть использованы в любой правовой системе, в условиях любой правовой культуры1.
Данная глава содержит обзор клинического обучения юристов за период с момента возникновения и первого упоминания этой идеи до современной практики юридических клиник в различных стра­нах.
Следует признать, что, несмотря на длительное существова­ние клинического юридического образования и уже достаточно широкое его распространение, нет единого, точного определе­ния понятия «юридическая клиника»2.
Термин «клиническое юридическое образование» определяет­ся по-разному3. В широком смысле он применим к любому типу экспериментального, практического или активного обучения про­фессии юриста. Такое обучение включает овладение большим набором навыков и воспитание качеств специалистов, связанных с развитием профессионализма, а именно: способности решать юридические проблемы при помощи различных методов разре­шения споров, умения аргументировать свою точку зрения и ре­шать этические дилеммы содействия правосудию, справедливос­ти и морали. Методики клинического юридического образования могут включать как простые приемы обучения, например корот­кую ролевую игру во время проведения большого занятия, так и сложные, например, представление интересов лиц в реальных юридических спорах под наблюдением преподавателя, т.е. рабо­ту с «живым клиентом». Каждая клиническая методика — это сред­ство, при помощи которого студенты могут понять свою будущую
1 Более подробную информацию об истории создания GAJE. его целях и
задачах, условиях членства, планируемых мероприятиях можно найти на сайте

Юридические знания это знания в области права, которые относятся к знанию законов, их соблюдение и решение конфликтных ситуаций в случае нарушения законодательства. Для того, чтобы разобраться с каким-то юридическим вопросом, необходимо обладать юридическими знаниями. Чаще всего люди обращаются за помощью к юристам, которые являются профессионалами в этом деле и обладают глубокими знаниями в этой области. Юридические услуги в Москве помогут вам решить любые юридические проблемы, которые могут возникнуть в процессе ведения бизнеса. Очень важно обладать знаниями в области юриспруденции при ведении любого бизнеса, а если таковых знаний нет, необходимо обратиться к специалистам за помощью. Специалисты из компании АЗИМУТ всегда готовы помочь при решении вопросов касательно ведения бизнеса.

Несмотря на возможность обращения к профессионалам, некоторые люди все же желают получить юридические знания. В первую очередь каждый должен решать для себя, какими знаниями, он хочет обладать и в каких целях он собирается их использовать. Это решающий момент в том, что касается процесса обучения. Если вам нужно обладать этими знаниями для себя, то вам не обязательно получать диплом и даже можете самостоятельно учить юриспруденцию по многочисленным книгам и т.д. В том случае, если вы собираетесь, стать профессионалом в этой области, недостаточно будет просто обладать знаниями, но также придется их подтверждать дипломом, а это значит что необходимо проходить процесс обучения в каком-то учебном учреждении с соответствующей сертификацией.

Определите свою цель в изучении юриспруденции, так как от этого зависят характеристики процесса обучения. Особенности процесса обучения также будут зависеть от полученных знаний. Юриспруденция весьма обширна, поэтому придется выбрать некую специализацию или же учить абсолютно все, это зависит от вас и ваших целей. Учтите, что основную часть информации можно получить из качественных источников, а в особенности пригодится качественная литература.

Книги по юриспруденции:

  • «Правовые системы современного мира», М.Н. Марченко
  • «Сущность права. Современное нормативное правопонимание на грани двух веков», М. Байтин
  • «Судебные речи», А.Ф. Кони
  • «Основные правовые системы современности», Давид Р. Жоффре-Спинози
  • «Занимательная юриспруденция», Анатолий Тиле.

Личный бренд адвоката: 7 правил публичной жизни

lightsource / .com

Возможно, формировать личный бренд практикующему адвокату сложнее, чем юристу, который не получил соответствующий статус и не связан дополнительными обязанностями. Как минимум, адвокат должен соблюдать профессиональную тайну и специальный кодекс этики. Также существуют, например, Правила поведения адвокатов в Интернете.

Портал ГАРАНТ.РУ поговорил с практикующими адвокатами, а также специалистами по брендингу, маркетингу, пиару и имиджу о том, с чего начать при формировании личного бренда и как удержать баланс – вести активную «публичную жизнь», стать узнаваемым и в то же время оставаться в этических и правовых рамках.

Начинать никогда не поздно. Но чем раньше, тем лучше

Сегодня обязательность присутствия адвоката в публичном пространстве – фактически не предмет для дискуссии. «Однозначно можно сказать, что отсутствие адвоката в Интернете равносильно отсутствию его в принципе», – отметил адвокат, член Адвокатской палаты города Москвы Борис Башилов, пояснив однако, что не имеет в виду признанных мэтров адвокатуры.

Недооценивать значимость продвижения личного бренда не стоит еще и в связи с тем, что у каждого адвоката он уже есть по умолчанию, как обратила внимание основатель агентства личного брендинга Rina Brand Рина Подповетко. И если не формировать его по своему усмотрению, то за профессионала это сделает общественность, причем с удовольствием, что чревато большими репутационными рисками. Более того, если адвокат топ-уровня не проявляет активности в медийном пространстве, то целевая аудитория воспримет его как непрофессионального, подчеркнула эксперт, сославшись на результаты ряда маркетинговых исследований. Поэтому работать над позиционированием, репутацией и охватом личного бренда желательно с первого дня осуществления деятельности в качестве адвоката.

Эксперты вполне допускают, что на рынке услуг может «победить», то есть стать более узнаваемым и в конечном итоге получить больше клиентов, адвокат-новичок с небольшим опытом, но яркой маркетинговой кампанией. Вместе с тем, как заметил адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Толпегин и партнеры» Аркадий Толпегин, новичок может «выстрелить», к нему придет огромное количество клиентов, но не факт, что они останутся, если адвокат окажется «пшиком». Эту мысль развила имиджмейкер, эксперт по деловому и публичному имиджу Елена Ашмарина, причем она привела и конкретный пример – один адвокат решил за счет внешних атрибутов быстро обрести популярность. Он арендовал дорогой офис, приезжал на встречи на люксовых автомобилях, одевался исключительно в бренды и даже придумал себе псевдоним. Это поначалу привлекло клиентов, но поскольку опыта ведения дел у него не было, после нескольких громких провалов ему пришлось прекратить деятельность.

Ознакомиться с научно-практическим комментарием Президента ФПА РФ Юрия Пилипенко к Кодексу профессиональной этики адвоката можно в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Поэтому за маркетинговой кампанией должен стоять в первую очередь профессионализм. Начинать продвижение желательно, когда уже имеется небольшой, но успешный опыт. Но еще до этого Рина Подповетко рекомендует провести аудит личного бренда (в частности, систематизировать, что адвокат имеет к настоящему моменту – наличие сайта, количество подписчиков, публикации в профильных СМИ и т. п.), определиться с собственным образом, поработать с имиджем и создать фирменный стиль.

Затем можно создать личный сайт, в том числе в виде лендинговой страницы. Там стоит указать, по рекомендации PR-менеджера, основателя собственного PR-агентства Павла Игушкина, свою специализацию, компетенции, опыт, образование и рассказать о карьере. Также нелишним будет привести примеры решенных задач и проектов, в которых адвокат участвовал. Специалист отдела маркетинга веб-студии полного цикла Pear Advert Анна Кутковская добавила бы к этому рабочую информацию: условия сотрудничества, контактные данные и т. д. Причем те же сведения можно продублировать и на личной странице в Facebook.

Понятно, что без соцсетей не обойтись – через них можно собрать свою аудиторию, получить обратную связь и рассказывать о полезном. Причем выбор соцсети может непосредственно зависеть от целевой аудитории и специализации. Коуч и маркетолог-фрилансер Айгуль Султанова привела пример: ведение юристом дел по разделу бизнеса при разводе предполагает, что потенциальными клиентками могут быть жены бизнесменов, которые решили развестись и претендуют на свою долю в бизнесе. Большая их часть «сидит» в Instagram, а значит, эта соцсеть и есть первый инструмент для изучения и активного использования.

Затем можно подключить рекламу. Беспроигрышным вариантом Анна Кутковская назвала запуск контекстной рекламы в Google и Яндексе, а также обратила внимание на метод white paper – создание небольших руководств по определенным темам и нативную рекламу. Однако для последнего метода потребуются вложения, так как, по словам эксперта, даже микроинфлюенсеры (блогеры с небольшой, но активной аудиторией) могут иметь достаточно высокие расценки. При этом она рекомендовала привлечь к продвижению несколько десятков мелких блогеров (до 20 тыс. подписчиков) – это выгоднее, чем масштабно вкладываться в «миллионника».

Эксперты также советуют наладить работу со СМИ, давая комментарии для профильных статей, и участвовать в профессиональных мероприятиях – конференциях и семинарах. Павел Игушкин порекомендовал собирать опубликованные материалы на своем сайте в разделе «Я в СМИ». Однако учитывая масштабы описанной работы, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры» Лада Горелик советует рассчитывать свои силы и реалистично их оценивать. Она подчеркнула, что продвижение – тяжелый труд и нет ничего хуже, чем замолчать на полуслове. «Прежде, чем начать вести свой блог, задумайтесь, хватит ли у вас сил писать регулярно в течение многих лет. Прежде чем знакомиться со всеми профильными журналистами, решите, есть ли у вас время готовить комментарии, колонки, статьи (то есть вникать в различные правовые новости и доступно излагать свое мнение). Постоянные отказы и срывы дедлайнов быстро сведут отношения на нет», – пояснила она.

Стоит браться за «громкие» и «бесплатные» дела

По мнению большинства опрошенных специалистов, работа в команде с другими адвокатами над «громким» делом – бесценный опыт для новичка, перспектива получить достойное упоминание в СМИ и завязать полезные знакомства. Рина Подповетко добавила, что присоединяться к команде нужно обязательно при наличии такой возможности.

Более того, участвовать в подобных кейсах возможно и бесплатно, считают отдельные эксперты. В частности, адвокат Дмитрий Зацаринский назвал нормальной практикой ситуацию, когда молодым адвокатам приходится искать бесплатные дела или с небольшой оплатой – так нарабатывается опыт. Рина Подповетко добавила, что хотя и не поддерживает идею о бесплатной работе в принципе, тем не менее считает – если это не пустая трата времени, а инвестиция в будущую деловую репутацию, из обозначенного правила можно сделать исключение.

Кроме того, браться за «бесплатные» дела имеет смысл и в некоторых других случаях, их перечислил управляющий партнер Юридического бюро «Палюлин и партнеры» Антон Палюлин. Это может быть дань уважения людям либо организация, чья деятельность сформировала мировоззрение адвоката, помощь ветеранам войны, организациям защиты дикой природы или занимающимся борьбой с коррупцией. Кроме того, добавил юрист, взяться за бесплатное несложное дело, которое не займет много времени, но зато обеспечит кредит доверия от влиятельного клиента на будущее – допустимый разовый жест доброй воли.

Об успехе – скромно и без имен

Эксперты практически единогласно советуют адвокатам рассказывать об удачных кейсах на конференциях, в соцсетях и на персональном сайте, но с обязательным сохранением профессиональной тайны. Как подчеркнул Антон Палюлин, делать это необходимо так, чтобы нельзя было однозначно идентифицировать участников судебного процесса. То есть не следует называть номер дела, дату вынесения решения, наименования либо имена сторон, а также присужденные суммы. Аккуратно нужно подходить и к упоминанию названия суда и фамилии судьи, ведь при наличии других сведений информация позволит идентифицировать конкретный судебный процесс, а это уже нарушение адвокатской тайны. Дмитрий Зацаринский добавил к этому, что при грамотном удалении персональных данных (их можно, например, замазать штрихом или закрыть бумагой) нет ничего страшного в том, чтобы публиковать судебные акты даже полностью, а не только вступительную и резолютивную части. К тому же, перечисленные сведения по большому счету просто не нужны потенциальным клиентам. «Клиенту нужны не названия компаний, а как вы решаете задачи, устраняете проблемы и какие результаты обеспечиваете», – отметил Павел Игушкин.

Вместе с тем юристы советуют предварительно согласовать текст публикации и саму ее возможность с клиентом. Лада Горелик указала, что если доверитель против общения со СМИ, то адвокат не вправе комментировать дело, но он может объяснить первому выгоды и риски как молчания, так и активных действий в медиаполе. Эксперт пояснила, что наиболее активно судебные процессы журналисты освещают в самом начале, и если речь идет о «громком» уголовном деле, то лучше, чтобы в новостях были представлены позиции и обвинения, и защиты. «Второго шанса публично рассказать свою версию дела может не быть», – предупредила адвокат.

Важным вопросом при формировании личного бренда является не только сам контент, но и частота его размещения. Рина Подповетко советует пользоваться формулой «информационной диеты», главные принципы которой – сбалансированность и регулярность, как и в правильном питании.

По ее мнению, в публичном пространстве адвокату лучше размещать:

  • 40% экспертного контента (рекомендации, кейсы, профессиональное мнение);
  • 20% вовлекающего контента (постоянное инициирование активности, чтобы не потерять охваты в соцсетях);
  • 20% лайфстайл-контента (рассказы о личных взглядах и ценностях, чтобы вызвать доверие на уровне «человек»);
  • 10% развлекательного и вдохновляющего контента;
  • 10% триггеров доверия (подтверждение личного статуса: фото с известными в сфере людьми, профессиональные награды, публикации в СМИ и отзывы клиентов).

Можно добавить, что на вопрос, как часто нужно размещать контент, адвокату следует ответить самостоятельно, в зависимости от своих возможностей.

Нелишним будет помнить и о скромности. Аркадий Толпегин посоветовал не приукрашивать достижения, поскольку мир профессионального сообщества достаточно узок, и все в основном в курсе успехов коллег. Одна ошибка – и скоро о несоответствии желаемого действительному узнают клиенты, что в итоге вполне может испортить и репутацию, и карьеру адвоката. Однако, как обратил внимание Антон Палюлин, никто не уличит по лжи аккуратного адвоката, который назовет только успешные моменты судебного разбирательства, а о неудачных тактично промолчит.

«Скандальный» личный бренд – профессиональное табу. Но не для всех

Многие эксперты склоняются к тому, что адвокату следует соответствовать высоким требованиям, сохранять корректность и сдержанность. Пусть скандальной и эпатажной будет другая сторона дела или сама ситуация, считает Павел Игушкин, с адвокатом же эти характеристики не соотносятся. «Скандальный личный бренд для адвоката категорически недопустим, так как скандальность отдельного представителя профессии бросает тень на институт адвокатуры в целом и на всех его представителей в частности», – добавил Аркадий Толпегин. А Дмитрий Зацаринский вообще считает личный бренд, основанный на негативе и нарушении каких-либо этических норм, путем тупиковым и состоящим из одних недостатков.

«Я прямо хочу прокричать тем, кто планирует пиар-авантюры: деловую репутацию формируют годами, а теряют ее за один день! Когда происходит громкий скандал, он часто становится неуправляемым, и вы никогда не можете быть уверены, что не потеряете лицо, когда все утихнет. Оценивайте риски и не доверяйте пиарщикам, которые обещают сделать вас известными за один день», – предупредила Рина Подповетко. Борис Башилов указал и на возможные риски в профессиональной среде – в адвокатском сообществе такой подход к продвижению не приветствуют, и в его кулуарах вполне можно прослыть «непрофессионалом».

И тем не менее даже из этого казалось бы строгого правила возможно сделать исключение. Антон Палюлин обратил внимание, что определенному кругу клиентов может быть важно, чтобы их интересы защищал в суде известный адвокат, который может «запугать» оппонентов одним своим присутствием. А судьи в таких ситуациях осознают, что любые их процессуальные действия могут быть представлены в прессе в том свете, который выгоден «скандальному» адвокату. Юрист пояснил, что такой подход к личному бренду допустим для лиц, занимающихся авторским правом, которые представляют в суде артистов и компании с такой же «скандальной» репутацией, и в итоге превращающих судебный процесс в настоящее шоу. Но в то же время, по словам эксперта, для коммерческих споров, в которых действует принцип «деньги любят тишину», указанная стратегия неприемлема.

Личный контент на профессиональной модерации

Как уже выяснилось, без лайфстайл-составляющей при продвижении бренда не обойтись, так как она приближает адвоката к его аудитории. Однако в этом аспекте нужно, что логично, действовать аккуратно. Антон Палюлин рекомендует помнить о важной вещи – все, что адвокат публикует в Интернете, внимательно изучают его клиенты. А значит, следует размещать только то, что не стыдно было бы показать любому своему доверителю. «Важно понимать, что личный бренд адвоката – это не его личный дневник, поэтому необязательно как на исповеди у батюшки рассказывать аудитории обо всех сторонах своей жизни», – подчеркнула Рина Подповетко.

Отдельные вещи эксперты считают недопустимыми для публикации. Дмитрий Зацаринский и Айгуль Султанова отнесли к их числу фотографии со спиртным, в пляжной одежде, в обнаженном либо непристойном, неподобающем виде. Сюда же относятся фото и видео с корпоративных вечеринок и категоричное мнение о работе коллег.

А Елена Ашмарина предложила компромиссную стратегию – какой контент наоборот можно и даже нужно размещать в сети, особенно в Instagram. «Не стоит затрагивать политические темы и темы отношений между людьми. Пишите искренне. Например, о том, что нашли экземпляр любимой книги или посетили выставку, дали интервью. Выставляйте фотографии с посещенных вами мероприятий. На самих мероприятиях придерживайтесь выбранной стилистики, становясь образцом для подражания. Заводите дружбу и фотографируйтесь с знаменитыми людьми, с которыми познакомились на мероприятии. Это повысит доверие клиентов к вам», – перечислила эксперт.

Если все же тот или иной пост публичную «модерацию» не прошел, и какую-либо оплошность заметили, эксперты советуют удалить спорную информацию. И если большой огласки не случилось, можно оставить действие без комментария. В противном случае попытка скрыть или удалить что-либо может спровоцировать еще больший скандал, поэтому не исключено, что придется сделать официальное заявление или принести извинения либо даже каким-то образом компенсировать причиненный вред. Кроме того, Борис Башилов напомнил, что информация, однажды попавшая в Интернет, остается там, как правило, навсегда. И даже удаление спорных сведений в отдельных случаях не спасет адвоката от дисциплинарного производства в адвокатской палате соответствующего региона.

Хороший адвокат – остроумный адвокат

Подавляющее большинство опрошенных экспертов согласны с тем, что чувство юмора при формировании личного бренда уместно и полезно. Павел Игушкин отметил, что интеллектуальный юмор разряжает ситуацию и показывает быструю работу мышления, главное – быть на одной волне с потенциальными подзащитными. Аркадий Толпегин назвал юмор и умение преподнести себя частью харизмы, которая несомненно необходима публичному человеку. «Никому не интересно читать контент «серьезного дядечки» с напыщенным лицом, поэтому уместный профессиональный юмор допустим», – добавила Рина Подповетко.

То есть ключевым аспектом юмора является его уместность. Анна Кутковская напомнила, что люди при поиске адвоката попали в определенную неприятную ситуацию. А значит, им может быть и не до шуток. Отдельные эксперты рекомендуют не перебарщивать с сарказмом и иронией – есть риск задеть окружающих. Кроме того, шутка от адвоката должна носить приличные форму и выражения. Антон Палюлин подчеркнул при этом, что ни в коем случае нельзя высмеивать доверителей, суд, прокурора, коллег и оппонентов, так как это неуместно, неэтично и подрывает доверие к адвокату.

«Однако в деятельности каждого практикующего адвоката встречаются случаи, происходившие в суде, при проведении следственных действий или в кабинете адвоката, которые иначе, как анекдотом не назовешь. Рассказывая о таких событиях в профессиональных кругах или на своей личной страничке, стоит помнить, что юмор должен быть беззлобным и анонимным (нельзя допустить идентификации участников). Если все участники происходящих событий могли бы посмеяться над собой, то анекдот удался. Если нет – то лучше даже не пробовать его рассказывать», – рассказал эксперт.

Использовать личный бренд в коммерческих целях можно, если позволяет время

В настоящее время специальный закон определяет, что адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, должности госслужбы и муниципальные должности (п. 1 ст. 2 Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). То есть, как видно, прямой и явный запрет на осуществление коммерческой деятельности в данном положении отсутствует. Далеко не все опрошенные эксперты полагают, что эта или иная норма ограничивают адвоката в осуществлении коммерческой деятельности. Многие не видят в этом и этической проблемы.

Так, Елена Ашмарина считает, что естественным продолжением развития бренда может стать линия одежды или аксессуаров, причем чтобы точно избежать даже гипотетических нарушений норм, можно образовать союз с уже действующими дизайнерами одежды и выпустить совместную ограниченную коллекцию. Эксперт подчеркнула, что стать лицом бренда можно и не принимая непосредственного участия в делах компании. Но при этом продукция, вдохновленная брендом адвоката, транслирует, по ее словам, ценности профессии, например, очки ассоциируются с интеллектом, а их необычная форма может отсылать к неформальной аудитории или увлечением искусством.

Дмитрий Зацаринский высказал мнение, что сотрудничество с домами мод и производителями – творческое начало, и необходимо поощрять его, но конечно, не в ущерб основной работе адвоката. Он добавил – осуществлять такую деятельность можно бесплатно, в противном случае необходимо убедиться, что она все-таки сочетается со статусом адвоката, и вовремя оплачивать налоги.

Наличие времени и возможности – ключевой фактор в данном случае. В том числе не исключено, что адвокат в итоге предпочтет что-то одно и этим окажется не основная профессия. В частности, Анна Кутковская поделилась опытом – в результате своего увлечения один адвокат отказался от практики и полностью погрузился в ритейл, открыв довольно крупную сеть магазинов.

К профессии юриста, так же, как и к любой другой профессии, предъявляются личностные и квалификационные требования. Это значит, что юрист должен обладать необходимым комплексом личностных качеств и объемом профессиональных знаний, умений и навыков.

Юрист должен иметь личностные качества, которые соответствуют той важной социальной роли, для выполнения которой он предназначен. К таким личностным качествам относятся:

  • высокая гражданственность.
  • Интеллектуальность.
  • Нравственность.
  • развитое чувство долга и ответственность за исполнение своих обязанностей.
  • принципиальность и независимость в принимаемых решениях.
  • преданность своему делу.
  • чувство непримиримости с правонарушениями.
  • справедливость, высокая гуманистическая направленность, профессиональная этика, личная безупречность, общительность (коммуникабельность).

К юристам – сотрудникам органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности и министерства обороны, кро­ме того, предъявляются повышенные требования к состоянию здоровья, предусмотренные законодательством о прохождении службы в перечисленных органах.

Недооценка личностных качеств при выборе юридической профессии ведет к осложнениям и трудностям в правовой работе (низкому качеству следствия, судебным ошибкам и т.д.), непригодности лица для работы в правоохранительных органах.

К общим профессиональным требованиям, предъявляемым к юристу, относятся:

  • обладание глубокими и прочными теоретиче­скими знаниями, современным правовым и экономическим мыш­лением.
  • способностью разбираться в политических течениях и государственной политике;
  • знание действующего законодательст­ва
  • умение применять знания в своей практической профессио­нальной деятельности;
  • владение практическими навыками по специальности.

Юрист также должен:

  • обладать высокой общей и профессиональной культурой.
  • знать и умело применять методы управления, воздействия на людей;
  • уметь вести правовую пропа­ганду и воспитательную работу среди населения;
  • владеть метода­ми научной организации труда;
  • постоянно повышать свою квалификацию; уметь работать в условиях развития рыночных отноше­ний.

Профессия юриста требует знания содержания отраслевых юридических наук, к которым относятся. От юриста требуется знание отраслей права и законодательства, Конституции Российской Федерации, конституций, уставов субъектов Федерации, директивных документов высших органов государственной пред­ставительной и исполнительной власти по вопросам укрепления законности, правопорядка, совершенствования управления, действующего законодательства и практики его применения.

Обязательным требованием к профессии юриста является:

· знание политической системы, действующей в нашем обществе;

· взаимных прав и обязанностей государства и личности;

· правового статуса гражданина;

· национально-государственного устройства России; избирательной системы;

· порядка формирования государственных органов, их правового статуса и деятельности, а также знать правовой статус общественных объединений и иных формирований граждан.

Специальность юриста требует знания способов уяснения и толкования правовых норм, их реализации, процедуры принятия и исполнения юридических решений, актов совершения действий, имеющих правовое значение.

Однако одних знаний для профессии юриста недостаточно. Кроме знаний, юрист должен обладать практическими умениями и навыками.

Юрист должен уметь: обеспечивать законность в деятельности государственных органов, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан, соблюдение государственной, трудовой, договорной, финансовой и иной дисциплины; вскрывать, устанавливать и доказывать факты преступлений и иных правонарушений; в точном соответствии с законом определять виды ответственности и применять меры наказания к виновным; толковать и применять законы и иные нормативные акты, квалифицировать юридические факты и обстоятельства, принимать правовые решения, совершать иные юридические действия в точном соответствии с законом;

Юрист должен обладать навыками: по составлению и оформлению юридических и иных служебных документов, использованию и применению криминалистической, специальной, компьютерной и организационной техники, а также навыками публичных выступлений, проведения встреч, бесед и других форм общения с населением.