Фактическая цена

Что такое ТСО и как это связано со стоимостью систем видеонаблюдения? Технические средства охраны? Да, есть такой важный русскоязычный термин в системах безопасности. В международной EN-терминологии TCO (англ. Total Cost of Ownership) – это совокупная стоимость владения. В международном бизнесе TCO является ключевым технико-экономическим параметром выбора, бюджетирования и приобретения систем видеонаблюдения и видеоаналитики Enterprise-уровня (300+ камер в одной системе). Оптимизацию стоимости системы видеонаблюдения (СВН) производят на основании результатов ТСО.

ТСО системы видеонаблюдения – это общая, совокупная стоимость системы за весь жизненный цикл с момента приобретения и ввода в эксплуатацию до момента вывода из эксплуатации и ее списания.

фото1

Составляющие TCO СВН

Первичная стоимость любой системы видеонаблюдения включает в себя стоимость оборудования, программного обеспечения, аксессуаров и работ, связанных с созданием, инсталляцией и внедрением. Именно эту первичную стоимость СВН бюджетируют, обсуждают, ожидают получить и утверждают в результате тендеров наши заказчики. Снижение первичной стоимости СВН является целью и гордостью отделов закупок.

Вторичная стоимость СВН – это стоимость технического и сервисного обслуживания СВН за весь жизненный цикл, включая ремонт, замену и финансовые потери от простоя. Иными словами, эксплуатационные затраты.

При проведении тендеров на реализацию СВН наши заказчики требуют от интеграторов предоставить гарантию на оборудование и работы, тем самым перекладывая на их плечи риски, связанные с браком, некачественными работами, некорректным функционированием или сбоем системы. Гарантия на оборудование, как правило, составляет от 1 до 3 лет (реже 5 лет) от вендора, гарантия на работы – 1–2 года от интегратора.

Такой подход снижает эксплуатационные затраты заказчика, но не исключает их. Через 2–3 года после ввода новой системы в эксплуатацию заказчику придется вернуться к бюджетированию вторичной стоимости СВН, провести тендер и заключить с интегратором договор на техническое обслуживание, чтобы обеспечить бесперебойное функционирование своей системы.

Расчет TCO СВН можно сравнить с приобретением нового автомобиля в автосалоне. Первичная стоимость – это цена автомобиля в автосалоне, вторичная стоимость – цена гарантийного и постгарантийного обслуживания, топлива и комплектующих. Каждый автовладелец знает, что вторичная стоимость автомобиля очень важна, потому что определяет финансовый комфорт от эксплуатации авто для владельца.

Каждый потенциальный покупатель автомобиля, помимо марки, внешнего вида и условий покупки в салоне, смотрит на расход топлива на км в различных циклах, возможность установки альтернативного оборудования, надежность ходовой и т.д. и считает косвенные затраты на обслуживание, ведь «настоящая» стоимость автомобиля для владельца «проявляется» после окончания гарантийного периода на 3–5-й годы эксплуатации. Многие автовладельцы могут позволить себе менять автомобиль каждые 2–4 года, избегая растущих вторичных затрат, что не могут себе позволить большинство заказчиков СВН.

Жизненный цикл СВН

Точные данные о жизненном цикле оборудования для видеонаблюдения не представлены публично. В среднем для IP-камер он составляет около 10–15 лет. Жизненный цикл можно косвенно рассчитать, если вендор в документации указывает параметр наработки на отказ MTBF (Mean Time Between Failures). Например, при MTBF в 100 тыс. часов ориентировочный жизненный цикл IP-камеры составит порядка 11 лет непрерывной эксплуатации.

Чем более качественные компоненты использует вендор, тем больший срок гарантии он предоставляет на свое оборудование. Гарантия на
программное обеспечение вендорами, как правило, не предоставляется. Вместо этого вендоры предлагают заказчику платные или бесплатные обновления ПО с целью поддержания системы в актуальном состоянии.
С появлением IP-камер развитие технологий и электронных компонент происходит так стремительно, что каждые 2–4 года появляются новые решения, которые меняют рынок СВН, автоматически «старя» существующее оборудование. Развитие технологий мотивирует заказчиков обновлять свои системы видеонаблюдения каждые 5–7 лет, поэтому есть практический смысл считать совокупную стоимость владения СВН на период 7–10 лет.

Зачем считать ТСО СВН?

Приведем еще один интересный пример расчета ТСО.

Каждый из нас оценивает ТСО при покупке жилой недвижимости. Первичная стоимость – это фактически стоимость покупки недвижимости. Она зависит от месторасположения, инфраструктуры и т.д. Вторичная стоимость – это затраты на коммунальные платежи, перемещения на работу и доступность различных общественных сервисов (садики, школы, магазины и др.).

Каждый из нас тщательно оценивает преимущества покупки недвижимости в том или ином районе. Да, здорово приобрести дешевую новую недвижимость в новом районе с отличной инфраструктурой, но, если время поездки из дома на работу будет больше трех часов, такая недвижимость вряд ли будет интересна большинству, кроме фрилансеров или людей с гибким рабочим графиком. Чтобы не ошибиться в своем выборе, есть смысл рассчитать вторичные затраты на покупку жилой невидимости.

Например, 4 часа в день на дорогу при 21 рабочем дне в месяц – это 1008 часов в год, или 42 полных суток. Если вы не рассчитаете вторичную стоимость и будете ориентироваться только на первичную по критерию «дорого» или «дешево», за 40 лет рабочей карьеры вы потратите почти 5 лет своей полноценной жизни только на дорогу на работу и обратно… Если вы приведете эти 5 лет жизни к стоимости вашего рабочего человеко-часа, то увидите, какую большую сумму денег вы теряете.

Расчет вторичной стоимости покупки недвижимости, как правило, в корне меняет решение. Оказывается, что выгоднее сделать изначально более дорогую покупку недвижимости, но при этом сохранить свои жизненные силы и использовать время для более приятных и полезных дел.

Точно такой же принцип работает в системах видеонаблюдения, поскольку для большинства заказчиков эксплуатационные затраты СВН являются скрытыми и совершенно неочевидными. Чтобы понять, насколько сильно эксплуатационные затраты влияют на ТСО СВН, достаточно сделать технико-экономический расчет. Примеры расчета ТСО реальных проектов СВН показывают1, что первичная стоимость СВН составляет порядка 67%, а эксплуатационные затраты – порядка 33%, то есть фактически 50% первичной стоимости.

Если заказчик ставит перед собой цель максимально эффективно и умно использовать свой бюджет в течение жизненного цикла СВН, ему необходимо выполнить расчет ТСО планируемой СВН до момента покупки.

Как считать ТСО СВН

Чтобы оценить стоимость ТСО СВН, нужно рассчитать первичную стоимость СВН и вторичную, то есть эксплуатационные затраты.

Для примера рассмотрим СВН на 300 IP-камер с гарантией два года и жизненным циклом в 10 лет.

Расчет первичной стоимости СВН

За счет получения нескольких коммерческих предложений от интегратора/интеграторов заказчик может достаточно точно оценить первичную стоимость СВН с гарантией два года, поскольку ему предоставят стоимость:

  • проектирования;
  • оборудования и материалов;
  • работ по инсталляции и пусконаладке;
  • гарантийные условия на оборудования и работы.

Для полного расчета первичной стоимости СВН заказчику важно принять во внимание:

  • стоимость обучения персонала заказчика на момент запуска СВН;
  • регламент сервисного обслуживания компонент СВН в течение двух лет гарантийного срока;
  • стоимость ZIP-комплекта оборудования и материалов для ускорения времени замены в течение двух гарантийных лет (ZIP, как правило, составляет 5% от оборудования);
  • стоимость человека-часа специалистов заказчика, вовлеченных в гарантийные и сервисные процессы в течение двух гарантийных лет.

Расчет вторичной стоимости СВН, или эксплуатационные затраты

Расчет эксплуатационных затрат для СВН не имеет четкой методологии и готовой экономической модели. Чем больше факторов будут включены в их расчет, тем более объективной будет стоимость.

При расчете важно помнить, что после окончания срока гарантии на систему все финансовые риски использования оборудования и ПО переходят исключительно к заказчику. Поэтому специалисту, ответственному за эксплуатацию СВН, очень важно понимать проблемность/непроблемность всех компонент СВН и последующую стоимость ее эксплуатации.

К эксплуатационным затратам СВН относятся:

  • стоимость обучения персонала заказчика в течение 10 лет жизненного цикла системы;
  • стоимость человека-часа специалистов заказчика, вовлеченных в сервисные процессы в течение восьми негарантийных лет, и оценка бюджета этих затрат;
  • стоимость технического обслуживания СВН интеграторами/специалистами заказчика в течение восьми негарантийных лет согласно регламентам производителей;
  • стоимость простоя бизнеса заказчика в случае сбоя, остановки или некорректной работы СВН;
  • стоимость обновления программного обеспечения для операционной системы, VMS (Video Management System) и видеоаналитики, прошивок IP-камер, сетевого и другого оборудования;
  • стоимость расширения СВН за счет добавления камер, покупки лицензий VMS, покупки лицензий и серверов для видеоаналитики и т.д.;
  • оценка стоимости пожеланий заказчика по улучшению функционирования СВН, ее интеграции с другими системами безопасности;
  • стоимость обновления политик кибербезопасности, ИТ-политик и т.д.

диаграмма

Рис. 1. Пример состава стоимости СВН для 300+ камер и архива на 30 дней

Первичная стоимость на примере СВН для 300+ камер

Каждый интегратор хорошо знает типичные убеждения наших заказчиков: чтобы сэкономить бюджет СВН, нужно:

  • купить более дешевые IP-камеры
  • выбрать дешевое (в идеале – бесплатное) программное обеспечение;
  • купить железо и софт у одного вендора (NVR или готовый программно-аппаратный комплекс);
  • купить VMS и видеоаналитику у одного вендора;
  • получить от интегратора минимальную стоимость внедрения и максимальную гарантию на оборудование и работы.

С увеличением разрешения IP-камер и ростом требований к глубине архива видеонаблюдения данные убеждения приводят не к удешевлению, а наоборот, к удорожанию стоимости СВН. Почему так?

Рассмотрим пример стоимости СВН для 300+ камер и архива на 30 дней, разделенной на сегменты.

Как видно из рис. 1, IP-камеры и VMS, на которых так стремятся сэкономить наши заказчики, не оказывают критического влияния на стоимость СВН. По факту наиболее значимой для бюджета СВН является стоимость передачи, обработки и хранения видеоданных.

Все компоненты СВН связаны между собой. То, что заказчику может казаться дешевым и выгодным в первичной стоимости, может быть проблематичным и затратным в эксплуатации из-за процента брака, сбоев или низкого качества.

Как выбор IP-камер влияет на ТСО СВН

Часто технические характеристики IP-камер брендов класса А (профессиональные бренды) и класса С (бюджетные бренды) идентичны по технической документации, но в разы отличаются по стоимости.

Слабые и сильные стороны бюджетных IP-камер

К сожалению, не все производители IP-камер ведут честный бизнес, пишут правду в технических документах и этичны в общении со своими заказчиками.
У бюджетных IP-камер есть одно бесспорное достоинство – цена, но имеется несколько хронических «болезней»:

  • низкое качество (скрытые потери интегратора);
  • несоответствие технических характеристик (скрытые потери заказчика);
  • высокий поток (скрытые потери заказчика).

Чем ниже стоимость IP-камеры, тем ниже ее качество и меньше срок гарантии от производителя. Бюджетные IP-камеры имеют процент брака «из коробки», чаще зависают, глючат, со временем появляется «сирень» (потеря цветов и уход в сиреневые оттенки), выгорает матрица даже при незначительных засветках, и они чаще выходят из строя в процессе эксплуатации. В случае поломки IP-камеры на реальном объекте интегратору придется ехать к заказчику и диагностировать всю систему (камеру, ПО, сеть, сервер), чтобы убедиться, что проблема в камере. Ему необходимо будет снять проблемную камеру, заменить на другую, отремонтировать неисправную (поездка в сервисный центр или к дистрибьютору) и снова поставить камеру на место. Все эти мелочи выливаются в стоимость эксплуатационных затрат для интегратора в период гарантии на систему. Для интегратора это прямые убытки от проданной СВН. Автор знает множество реальных примеров, когда интеграторы, получив такой негативный опыт и посчитав свои убытки, полностью отказывались от продажи и использования в своих проектах бюджетных IP-камер.

Заказчику проблемы с установленными бюджетными IP-камерами тоже приносят большой дискомфорт, ведь интегратору нужно выписать наряд-допуск, организовать сопровождающего, оформить ввоз-вывоз оборудования и т.д. Для заказчика все это – скрытые финансовые потери.

Производители бюджетных IP-камер завышают в документации ключевые технические характеристики, такие как эффективные пиксели, разрешение и светочувствительность, список поддерживаемой видеоаналитики (в большинстве случаев такая аналитика работает только со своим родным ПО). Документы бюджетных IPкамер для разных стран могут иметь даже разные параметры (например, разные спецификации для США на английском с реалистичными характеристиками и для СНГ на русском с завышенными характеристиками).

Из-за низкого качества компонент бюджетные камеры будут выдавать в сеть больший поток, «шуметь» в сумерках и переходить в черно-белый режим при низкой освещенности. На практике заказчик не сможет использовать такие камеры в будущем для качественной работы видеоаналитики (например, для распознавания лиц, номеров автомобилей, детекции оставленных предметов и т.д.). Если камера быстро переходит в черно-белый режим в сумерках, возникает повышенная нагрузка на глаза оператора при оценке ситуации и принятии решения (операторы привыкли работать с цветной картинкой). «Бюджетные» производители не заботятся об удовлетворенности своих заказчиков, так как знают, что они все равно купят их продукт из-за цены, а проблемы с эксплуатацией системы лягут на плечи интеграторов.

Слабые и сильные стороны профессиональных IP-камер

Производители качественных и профессиональных IP-камер стремятся быть максимально честными со своими заказчиками. Они не имеют «болезней» в виде проблем с технической документацией, у них более качественная компонентная база и больше срок гарантии. Их минусом для заказчика является, по сути, только цена.

Жесткая конкуренция с бюджетными брендами привела к новой технической эволюции.

Так, например, профессиональные бренды IP-камер предлагают своим заказчикам фирменные технологии сжатия потока без потери качества прямо на борту камер в комбинации с кодеками Н.264 и Н.265. Это позволяет либо сократить стоимость передачи данных и архива видеонаблюдения, либо в рамках выделенного бюджета на хранение данных увеличить детализацию зон видеонаблюдения за счет использования камер более высокого разрешения. Производители профессиональных IP-камер также предлагают несколько продуктовых линеек в различном ценовом диапазоне, чтобы заказчик мог гибко выбрать камеры под свой бюджет и задачи, оптимизировав стоимость в рамках одного вендора, или использовать специальные, отраслевые модели камер, например бортовые IP-камеры для подвижного транспорта или IP-камеры с защитой от повышенной влажности и конденсата.

Трендом 2019–2020 гг. для профессиональных IP-камер стало использование новых собственных мощных чипов, позволяющих, помимо впечатляющей производительности и Deep Learning видеоаналитики, значительно повысить кибербезопасность за счет полного контроля за авторизованными прошивками и загружаемого на борт камер стороннего ПО.

Реальную разницу между различными брендами и похожими моделями IP-камер заказчик сможет увидеть в пилотном проекте2.

Некорректные технические характеристики IPкамер и большой поток – это скрытые финансовые потери заказчика, поскольку он переплачивает за несуществующие характеристики (завышенное разрешение или завышенная светочувствительность), передачу, обработку и хранение видеоданных.

Как выбор VMS влияет на ТСО СВН

VMS – это «мозг» СВН, который логически связывает все компоненты видеонаблюдения и обеспечивает их совместную работу. Часто заказчики сравнивают между собой стоимость различных VMS за один канал, что является типичной финансовой ошибкой, которая негативно влияет на бюджет заказчика по СВН.

Профессиональные VMS

Как и в случае с профессиональными IP-камерами, создание профессиональных и качественных VMS также требует больших усилий.
Качество VMS напрямую зависит от истории и опыта бренда, компетенций программистов, наличия долгосрочного плана развития продуктов и версий, оперативного исправления выявленных ошибок, имплементации в новых релизах новых функций, удобства кастомизации VMS под требования рынка и/или конкретного проекта, наличия адекватной технической поддержки и т.д.

Профессиональные VMS давно перестали быть продуктом рынка систем безопасности и стали полнофункциональными ИТ-продуктами. Они похожи на современные платежные банковские системы: для пользователей они должны быть максимально простыми и удобными, но при этом работать быстро, бесперебойно и быть киберзащищенными. Такие требования рынка усложняют разработку и тестирование VMS для их создателей. Совершенно логично, что с каждым годом растут требования к ИТ-компетенциям интеграторов, которые работают с большими СВН.

Производители профессиональных VMS научились обрабатывать, записывать и одновременно выводить операторам большое количество потоков (100 камер на один монитор уже не удивляет). Исчезли ограничения по количеству записываемых камер на один сервер (уже легко может обработать 200 и более камер). Нет ограничений и по количеству серверов в одной системе (10–20 – это уже реальность). Большинство систем умеет работать с потоками различного разрешения (в полном разрешении поток направляется на запись, в оптимизированном – на просмотр). VMS интенсивно внедряют ИТ-стандарты (Active Directory, многоуровневая авторизация пользователей, резервирование, шифрование, кибербезопасность и т.д.).

Именно поэтому производители профессиональных VMS сфокусированы только на создании VMS и частично видеоаналитики, а их решения представлены во всем мире через сеть дистрибьюторов и сертифицированных интеграторов и поддерживают несколько языков.

Бюджетные VMS

К бюджетным VMS относятся стартапы, развивающиеся продукты или дополнительные продукты брендов IP-камер, которые могут порадовать заказчика ценой, неким «стандартным» набором функций, бесплатными обновлениями, готовностью делать бесплатную доработку под «требования заказчика» и другими «вкусными» обещаниями.

Использование бюджетных VMS в больших проектах несет для заказчика огромные финансовые риски. Фактически это покупка «кота в мешке», так как неизвестно, насколько стабильно работает VMS, насколько эффективно VMS сможет работать с потоками и серверами, как будет развиваться продукт и появляться новые интеграции с другими системами, как быстро будут исправляться найденные ошибки и т.д.

Пока бюджетные VMS не просуществуют минимум 10 лет и не получат реальный опыт, заказчику лучше отказаться от использования таких решений в средних (50–300 камер) и больших (300+ камер) проектах.

Грамотный подход к выбору VMS

Парадокс в том, что из-за отсутствия единых стандартов в разработке VMS даже профессиональные системы нельзя сравнивать между собой «в лоб», просто по прайс-листу или технической документации – это сравнение «мягкого» и «мокрого». У разных производителей VMS одни и те же функции называются по-разному. Нет единых стандартов по таким важным параметрам, как производительность, резервирование и централизованное управление.

У разных производителей VMS различная схема лицензирования: кто-то снижает стоимость канала, но берет деньги за дополнительные рабочие места, а кто-то включает в стоимость канала все функции, а рабочие места предлагает бесплатно, кто-то предлагает видеоаналитику своей разработки, а кто-то рекомендует использовать несколько вариантов от технологических партнеров.

Единственным объективным способом является многофакторное сравнение VMS в пилотном проекте:

  • сравнение характеристик VMS согласно технической документации;
  • сравнение количества и качества интегрированных IP-камер;
  • сравнение количества и качества интегрированных решений (видеоаналитика, СКУД, ОПС и т.д.);
  • обязательное тестирование на пилотном проекте со сценарием решения реальных задач;
  • расчет стоимости VMS + ИТ-инфраструктуры (требования к серверам и их количеству, стоимость хранения и каналов передачи видеоданных, требования к рабочим местам и их количеству).

Грамотно выбранная VMS действительно способна уменьшить ТСО СВН за счет управления стоимостью самых дорогих составляющих, а именно ИТ-инфраструктуры СВН.

Как выбор серверов и систем хранения данных влияет на ТСО СВН

Стоимость профессиональных серверов для видеонаблюдения до сих пор у многих заказчиков вызывает шок, поскольку они сравнивают стоимость серверов и стоимость регистраторов.

Большинство заказчиков, особенно из ритейла и банковской сферы, много лет подряд строили свои отдельные объекты на отдельных бюджетных регистраторах. Рано или поздно управление такой инфраструктурой СВН начинает требовать значительных бюджетов, так как возникают сложности с:

  • удаленным получением и хранением архива;
  • удаленным доступом к видео в режиме реального времени;
  • длительным хранением данных на местах; l едиными политиками доступа операторов СВН;
  • предоставлением руководству удаленного авторизованного и защищенного доступа к СВН с мобильных устройств;
  • резервированием компонент и информации СВН.

В конечном итоге заказчики приходят к необходимости централизации СВН с гибкой управляемой архитектурой, создания выделенной ИТ-инфраструктуры и покупки отдельных серверов и систем хранения для СВН.

Без профессиональной VMS управлять такой СВН крайне сложно и дорого.

Растущие запросы к количеству IP-камер в одной СВН, глубине хранения архива и работающей видеоаналитике требуют больших вычислительных серверных мощностей. Профессиональные производители серверов, понимая эти тенденции, изменили свои модельные ряды именно под задачи видеонаблюдения, делая акцент на быстрой обработке большого массива видеоданных. Совместно с производителями видеокарт производители серверов предлагают аппаратное ускорение за счет декодирования видео с помощью GPU-видеокарт (Graphics Processing Unit), что значительно разгружает CPU (Central Processing Unit) и повышает производительность серверов. Такие совместные решения с производителями VMS уже позволяют записывать на один сервер 500 и более камер.

Разработчики систем хранения стали серьезно фокусироваться на рынке СВН, поскольку данные от видеонаблюдения стали очень большими.

Чрезмерная экономия на сетевой инфраструктуре и серверах для СВН приведет к тому, что серверы не будут успевать обрабатывать видеоданные и может возникнуть эффект «выпадения кадров» или «застывшей картинки». А экономия на системах хранения данных может привести к тому, что через заданный промежуток времени данные будут перезаписаны из-за недостатка свободного места, будут записаны не в полном объеме или будут плохо читаться с дешевых дисков, не предназначенных для работы в режиме 24х7х365.

Реальные расчеты ТСО показывают, что умелое управление эксплуатационными затратами и баланс между ними и первичной стоимостью способны значительно снизить совокупную стоимость владения СВН и освободить бюджет заказчика для новых проектов.

Как расчет ТСО позволяет оптимизировать бюджет СВН

Избыточная экономия на IP-камерах повлечет за собой потерю качества картинки, детализации и визуальной информации. Использование несертифицированной СКС для видеонаблюдения приведет к потере при передаче видеоданных между компонентами СВН. Простой СВН из-за сбоев IP-камер или VMS – это «лазейка» для внешних и внутренних злоумышленников (кражи, вынос товара и т.д.). Недочет в ИТ-инфраструктуре – это «черная дыра» для заказчика и «открытая дверь» для киберпреступников. Потеря видеоданных от проблемной VMS или проблемных компонент ИТ-инфраструктуры СВН может быть критической для бизнеса заказчика, если нештатная ситуация приведет к травмированию или гибели людей, а также к материальным убыткам.

Если заказчики хотят по-настоящему управлять бюджетом СВН, необходимо рассчитать и сравнить не только стоимость покупки оборудования, передачи, обработки и хранения видеоданных от различных производителей IP-камер и VMS, но и дальнейшие эксплуатационные затраты.

Реальные расчеты ТСО показывают, что умелое управление эксплуатационными затратами и баланс между ними и первичной стоимостью способны значительно снизить совокупную стоимость владения СВН и освободить бюджет заказчика для новых проектов.

Взвешенный экономический подход к расчету ТСО помогает заказчикам во всем мире не только выбирать лучшие решения по соотношению «цена/качество», но и организовывать оптимальное и поэтапное финансирование в течение всего жизненного цикла СВН.

1 Axis Communications. Анализ совокупной стоимости владения системами охранного видеонаблюдения. https://www.axis.com/files/whitepaper/wp_tco_68800_ru_1608_lo.pdf
2 Швецова А. Как пилотный проект по видеонаблюдению поможет интегратору выиграть, а заказчику – получить работающее решение // «Системы безопасности». 2019. № 6. С. 43–45.

Опубликовано в журнале «Системы безопасности» №3/2020

Редакция советует

В статье рассмотрена необходимость учета при проектировании системы видеонаблюдения совокупной стоимости владения (TCO, англ. Total Cost of Ownership) – важной составляющей, определяющей стоимость системы за весь жизненный цикл, с момента приобретения и ввода в эксплуатацию до момента вывода ее из эксплуатации и списания.
Выбрать оборудование, которое будет отвечать техническим, функциональным, эксплуатационным и экономическим требованиям клиента, помогут специалисты крупнейшего российского дистрибьютора систем безопасности – компании «АРМО-Системы», которая предлагает оборудование ведущих мировых производителей, информирует и обучает заказчиков, обеспечивает высокий уровень сервиса.

Больше статей по безопасности >>>

На минувшей неделе Росстат опубликовал данные об уровне жизни населения страны во втором квартале текущего года. Итог неутешительный: показатель покупательной способности наших сограждан оказался самым низким за все время статистических наблюдений с 2011 года. Виновата пандемия? «Огонек» выяснил, что не только она.

Александр Трушин

Покупательная способность россиян на пике пандемии, во втором квартале этого года, обвалилась до минимума за последние 10 лет. К такому выводу пришли эксперты института «Центр развития» НИУ ВШЭ, изучив последние материалы Росстата и дополнив их своими исследованиями.

Покупательная способность — важный показатель. Он дает представление, сколько и каких продуктов можно купить на средний доход. Во втором квартале этого года Росстат определил его в 32 854 рубля в месяц. В наборе, по которому определяется покупательная способность,— только самые необходимые для нормальной жизни человека продукты — овощи, мясо, рыба, масло, крупы и т.д. Неутешительный итог: теперь на средний доход мы можем купить меньше продуктов, чем в последние 10 лет (сравнение идет по кварталам). Например, говядины можно купить почти на 10 кг меньше, чем во втором квартале прошлого года. Подсолнечного масла — на 20 кг меньше. Понятно, что никто из нас не покупает какой-то один продукт на всю месячную зарплату. В этом смысле показатель покупательной способности условный, но очень важный. Именно он определяет уровень жизни в стране. И по этому показателю сравнивают страны в международных рейтингах.

По расчетам «Центра развития» НИУ ВШЭ только с тремя из 24 продуктов дело обстоит благополучно. Белокочанной капусты можно купить на 74 процента больше, чем в минувшем году, сахара-песка — на 16,1, а моркови — на 10,6 процента больше. По все остальным продуктам — падение от 1 процента (по свинине) до 15 процентов (по яблокам) по сравнению с 2019 годом. А между свининой и яблоками расположились крупы, овощи, рыба, масло и все другие необходимые продукты, которые становятся, увы, менее доступными.

Валерий Миронов, заместитель директора «Центра развития» НИУ ВШЭ, поясняет:

— Покупательная способность — это соотношение среднедушевых доходов и цен на продукты.

Доходы у нас снижаются уже шесть лет подряд, только в 2019 году было небольшое восстановление их роста. Но в основном снижение происходило в мягком, плавном режиме. А во втором квартале этого года доходы резко обвалились — на 8,8 процентов к первому кварталу.

Если считать второй квартал год к году, получается 4,8 процента. Цены на продукты за последние шесть лет тоже росли. И пока снижение доходов было в пределах 1–2 процентов в год, покупательная способность менялась незначительно. Но в этом году потребителям был нанесен двойной удар: упали доходы и одновременно выросли цены. Результатом стало резкое падение покупательной способности.

Сейчас же статистика такая: во втором квартале (по Росстату) мы имеем — 32 854 рубля месячного дохода на каждого в среднем, и это на 1659 рублей меньше, чем во втором квартале минувшего года. Пара слов о том, откуда берутся эти цифры: среднедушевой доход — это все денежные средства, которые получает население, поделенные на число жителей страны. По данным Росстата, во втором квартале общая сумма доходов составила 14 трлн 464 млрд рублей, или на 734 млрд рублей меньше, чем в том же периоде 2019 года. Итог — минус 1659 рублей на каждого.

Глубже, чем кажется

Эксперты предполагают, что ситуация на самом деле еще более тревожная. Потому что, если рост цен, который мы все проклинаем, показатель все-таки объективный и сильно занизить его в отчетности невозможно, то падение доходов допускает более широкое толкование. Отсюда серьезные сомнения в точности данных Росстата: они, говорят эксперты, явно завышены.

Доходы населения, как известно, складываются из нескольких источников: это поступления от предпринимательской деятельности, зарплата работников организаций, социальные выплаты (в том числе пенсии), доходы от собственности и прочие денежные ручейки (доходы самозанятых, наемных работников у индивидуальных предпринимателей и т.д.).

Белая зарплата работников предприятий и организаций в последние годы считалась одним из самых достоверных данных Росстата — по этому показателю не нужно было никаких полевых исследований, досчетов и перерасчетов, вся бухгалтерия открыта. И она составляет в нашей стране самую большую долю в общей сумме доходов.

Итак, Росстат показал, что среднемесячная начисленная заработная плата работников по полному кругу организаций в апреле 2020 года снизилась на 3,2 процента по сравнению с мартом, а потом начала расти (на 2,9 процента в мае и 2,7 процента в июне). В итоге во втором квартале 2020 года номинальная зарплата выросла на 4,9 процента по сравнению с первым кварталом 2020 года и на 4,8 процента по отношению к второму кварталу 2019 года.

Реальная заработная плата (деньги, полученные работниками после вычета налогов и социальных сборов) во втором квартале 2020 года увеличилась на 3,3 процента по отношению к первому кварталу 2020 года, и на 1,6 процента по сравнению со вторым кварталом 2019 года.

Но этот рост, говорят эксперты, противоречит, например, данным Федеральной налоговой службы о поступлении НДФЛ в бюджетную систему страны. НДФЛ во втором квартале этого года сократился по сравнению с тем же периодом 2019-го на 10,3 процента!

Также «не бьются» данные Росстата по зарплатам с информацией Центрального банка. ЦБ в июле сообщал, что ВВП России в том же втором квартале сократился на 9,5–10 процентов в годовом выражении. Минэкономразвития вслед за ЦБ подтвердило: да, спад во втором квартале — 9,6 процента. И сам Росстат, пусть и помягче, но тоже заявил об экономическом спаде в 8,5 процента.

Кто бы объяснил этот статистический парадокс: экономика падает, а зарплаты работников предприятий растут?

Эксперты «Огонька» обращают внимание на то, что едва ли не по каждой цифре своих докладов Росстат делает оговорку: это предварительные данные. Понимать надо так, что через какое-то время они будут пересчитаны. В плюс или в минус? Кого это будет волновать через полгода!

Но то, что цифры зарплат, а следовательно, и доходов населения явно завышены, об этом свидетельствуют и другие источники. Владимир Осипов, профессор МГИМО, говорит, что уже в апреле сбор налога на добавленную стоимость сократился на 36 процентов:

— Снижение НДС более чем на треть свидетельствует, что в нашей экономике сокращается выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью,— считает эксперт.— От коронавируса сильно пострадали те предприятия, которые участвовали в производственных цепочках высоких переделов, дающих более высокую добавленную стоимость. И, соответственно, на этих предприятиях были более высокие зарплаты. Но именно эти предприятия и закрывались в принудительном порядке по карантинным предписаниям властей.

Вроде бы правительство поддерживало предприятия, сохранявшие 90 процентов работников, и выплачивало субсидии из расчета 1 МРОТ на человека. Но что получилось в результате? Социологические службы показывают не только рост безработицы, более высокий по сравнению с официальными цифрами, но и сокращение зарплат. Разумеется, можно сомневаться в корректности ответов на вопросы социологов (старая социологическая шутка: самый распространенный ответ на вопрос: «Как живете?» — «Плохо»). В этом отношении опрос 5 тысяч работников, проведенный НИУ ВШЭ, может считаться более репрезентативным. 40 процентов респондентов отметили, что после начала пандемии у них сократилась заработная плата, 20 процентов — полностью или частично лишились премий и бонусов, 11 процентов были переведены на неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, около 13 процентов были отправлены в квазидобровольные отпуска. Это никак не согласуется с информацией о росте заработных плат. Стало быть, падение доходов населения во втором квартале было более глубоким, чем показывает Росстат.

Эксперты «Огонька» единодушны в том, что в первую очередь в нынешней ситуации страдают семьи с детьми. Если оба родителя числятся на предприятии, то их зарплату, в том числе и урезанную, надо делить на троих, если ребенок один. На четверых — если детей двое. А если папа работает один, а мама ждет второго ребенка, то семья просто проваливается за грань нищеты. Ведь доходы делятся на всех, в том числе и на детей.

Конечно, единовременная выплата семьям с детьми от 3 до 16 лет в размере 10 тысяч рублей на каждого ребенка по указу президента от 7 апреля 2020 года очень поддержала многие семьи.

Но что касается всего населения, то вспомним: от «вертолетных денег» государство отказалось. Все налоговые льготы в принятых правительством в марте — апреле пакетах господдержки касались в основном предприятий. И даже решение о выплате предприятиям 1 МРОТ на человека предполагало неизбежное падение доходов людей.

В исследовании НИУ ВШЭ есть еще одна неприятная цифра: это соотношение среднедушевого дохода и прожиточного минимума — 32 854 к 10 843. Во втором квартале 2020 года соотношение составило 303 процента.

Это рекордно низкий показатель за последние 10 лет, свидетельствующий: среднедушевой доход неумолимо стремится к прожиточному минимуму.

Удар по маленьким

Самым тяжелым второй квартал этого года в России оказался для малого бизнеса. По данным Росстата, доходы от предпринимательской деятельности рухнули на 41,6 процента. И все эксперты говорят, что это одна из немногих цифр, которая не вызывает сомнений. Вроде бы у нас доля малого бизнеса не очень велика по сравнению с другими странами. Но по данным Росстата получилось, что из общего падения доходов в размере 734 млрд рублей 360 млрд приходится на предпринимателей. Почти половина! То есть сильнее всего пострадали мелкий бизнес и люди, которые в нем работают.

Конечно, говорят эксперты, власти (и федеральные, и местные) руководствовались благими намерениями. Надо спасти людей от заражения коронавирусом — давайте закроем кафе и непродовольственные магазины. Сейчас пришло время расплачиваться. И хотя социологические опросы показывают: в основном население (71 процент) поддерживает карантинные меры, которые были приняты, на будущее, если ситуация осложнится, уверенности в таких строгих ограничениях нет.

Льготы в период пандемии, которые касались малого бизнеса, в основном были связаны с отсрочкой налоговых платежей и выплат по кредитам. Но этого оказалось недостаточно, чтобы благополучно пережить самоизоляцию и карантин. Дело в том, объясняет Владимир Осипов, что предприниматели, малый бизнес не живет в безвоздушном пространстве. Сокращение предпринимательских доходов вызывает мультипликативный эффект. Если малое предприятие останавливается, владельцу кафе, небольшого магазина, парикмахерской, бытовой мастерской нечем платить зарплату. По цепочке падают и доходы работников.

Например, есть у малого бизнеса поставщики. Они отгрузили заказанную продукцию и ждут денег. А предприниматель не может ничего продать — предприятие закрыто. Есть арендодатели, которые тоже ждут денег за помещения, в которых располагаются небольшие предприятия. Ведь и у них расходы и недополученная прибыль. И они давят на предпринимателей, требуя арендную плату.

Понятно: если предприниматель, устояв во время пандемии и затянув ремень, открывает вновь свое дело, его первой заботой будет — расплатиться со всеми, кому он должен. Единственный для этого способ — поднять цены на свои товары. Практически на все: на мясо, молоко, крупы, овощи — словом, на весь тот набор, о котором мы говорили вначале. А поскольку многие конкуренты вокруг полопались как мыльные пузыри (посмотрите, сколько помещений стоят пустыми с вывеской «аренда»), то ничто не помешает поднять и на 3, и на 5 или на 10 процентов. А платить за это будет, естественно, покупатель.

— Есть у нас застарелая проблема,— говорит Владимир Осипов.— Когда мы принимаем решения, касающиеся либо отдельных экономических агентов, либо целых отраслей, мы не просчитываем последствий. Как это делается в развитых странах, особенно если вопрос касается людей, потребителей. Но я не знаю ни одной такой экспертной площадки в России, где обсуждались бы последствия решений до их принятия. Мы имеем дело лишь с результатом, его и оцениваем. Но восстанавливать труднее, чем ломать.

Кто так считает

Но есть и хорошие новости. Экономический помощник президента, бывший министр экономического развития Максим Орешкин недавно заявил, что Россия уже почти вошла в пятерку самых развитых стран мира по паритету покупательной способности. Практически мы уже там, по итогам года точно будем. Орешкин пояснил: у нас больше возможностей для восстановления экономики, чем у западных стран. И вообще, у них все падает, а мы живем в условиях полной стабильности.

Пятерку каких стран имел в виду бывший министр — непонятно. Скорее всего он ориентировался на одну из задач, которые были поставлены еще в далеком, 2018 году. Но мы эту задачу уже выполнили. Точнее, не мы, помог Международный валютный фонд. В этом году появился рейтинг МВФ «ВВП по ППС» — валовый внутренний продукт, пересчитанный по паритету покупательной способности. Там на первом месте Китай с 27 трлн долларов, а Россия — на пятой строчке с 4,176 трлн долларов. Оказывается, у нас уровень жизни выше, чем в Германии (у нее шестое место), и это при том, что национальная валюта продолжает дешеветь. Но разве ослабление рубля может привести к повышению покупательной способности населения?

— Такого не может быть,— говорит Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton.— Не может быть высокой покупательной способности у слабой экономики со слабой национальной валютой. И ослабление рубля в этом году имело несколько причин.

Главная — это снижение мировых цен на нефть, совпавшее как раз с началом пандемии в России, продолжает Игорь Николаев. Сейчас не будем вспоминать февральские истории с альянсом ОПЕК. Но в результате в первом полугодии 2020 года доходы России от экспорта нефти сократились на 34,8 процента. А газовые доходы упали на 51,2 процента. Меньше валютных поступлений — меньше рублей в бюджете страны. Кстати, в стоимостном выражении по той же нефти мы недополучили экспортной выручки в первом полугодии на 20,8 млрд долларов. Как закрыть эту брешь?

— Выход нашел Центральный банк, снизив курс национальной валюты,— говорит Игорь Николаев.— Для этого был использован механизм ключевой процентной ставки. Она за время коронавируса снижалась неоднократно: 19 марта — на 0,5 процента, 19 июня еще на 1 процент, 24 июля до рекордно низких 4,25 процента. Результатом стал уход из российских ГКО иностранных инвесторов. До сих пор они зарабатывали на высокой ставке ЦБ и тем самым поддерживали валютный курс. А когда она была снижена и это стало невыгодно, быстрым шагом стройными рядами пошли из российских бумаг. Доля иностранцев в начале апреля составляла 34,9 процента, а в августе — уже только 29,8. Обвала рубля не произошло, но правительство получило, что хотело — больше рублей при заниженном курсе. И, соответственно, мы за это расплачиваемся снижением покупательной способности и нашей валюты, и доходов наших граждан.

А что касается рейтингов ВВП по ППС… Их много, и все считают по-своему. Например, в списке Всемирного банка 2020 года Россия занимает 55-ю строчку — после Хорватии и Малайзии. И наш индекс морковки с сахаром и капусты эту позицию, похоже, подтверждает.

Составляющие ТЗР

Напомним, что ТЗР являются одной из составляющих первоначальной стоимости запасов. Так, указанные расходы участвуют в формировании первоначальной стоимости ТМЦ:

— приобретенных за плату ( п. 9 П(С)БУ 9);

— внесенных в уставный капитал предприятия ( п. 11 П(С)БУ 9);

— полученных бесплатно ( п. 12 П(С)БУ 9);

— приобретенных (полученных) в результате обмена запасов (см. письмо Минфина от 14.04.2005 г. № 31-04200-30-25/6582).

Что представляют собой ТЗР

В укрупненном виде, т. е. без установления подробного перечня расходов, состав затрат, формирующих ТЗР, обозначен абзацем пятым п. 9 П(С)БУ 9. Согласно этой норме ТЗР включают в себя затраты на:

— заготовку запасов;

— оплату тарифов (фрахта) за погрузочно-разгрузочные работы;

— транспортировку запасов всеми видами транспорта к месту их использования, включая расходы по страхованию рисков транспортировки запасов.

Более детальную расшифровку затрат, относимых к ТЗР, дает п. 20 Методрекомендаций № 373. Вы их можете увидеть на рис. 5.1 на с. 77.

При этом помните, что не относят в состав ТЗР затраты на:

— командировки, связанные с согласованием технических условий и оформлением договоров на поставку запасов (п. 20 Методрекомендаций № 373);

— содержание отделов снабжения, а также других отделов (служб) предприятия с аналогичными функциями, занимающихся обеспечением предприятия запасами ( п. 2.3 Методрекомендаций № 2).

То есть такие расходы не попадут в первоначальную стоимость запасов. Они относятся к расходам того периода, в котором были осуществлены, и являются слагаемыми административных расходов предприятия.

Кроме того, не попадают в ТЗР, хотя в конечном итоге включаются в первоначальную стоимость запасов, такие расходы ( п. 9 П(С)БУ 9):

— суммы ввозной пошлины;

— суммы косвенных налогов в связи с приобретением запасов, которые не возмещаются предприятию в соответствии с действующим законодательством;

— прочие расходы, непосредственно связанные с приобретением запасов и доведением их до состояния, в котором они пригодны для использования в запланированных целях. К таким расходам относят, в частности, суммы потерь ТМЦ (недостача, порча) в пределах установленных норм естественной убыли в пути, выявленных при оприходовании приобретенных запасов*.

* Больше о недостачах, выявленных при приемке запасов, см. в подразделе 2.7 на с. 27.

В первоначальную стоимость запасов включают исключительно суммы ТЗР, связанные с их приобретением (получением)

То есть никакого отношения к формированию первоначальной стоимости запасов не имеют расходы:

— понесенные в связи с внутренними перевозками запасов по территории предприятия или между его структурными подразделениями;

— возникшие при возврате запасов поставщику;

— на погрузку, транспортировку, перевалку и страхование готовой продукции (товаров);

— транспортно-экспедиционные и другие услуги, связанные с реализацией продукции (товаров).

Приведенные расходы относят к расходам периода.

Условия договора и ТЗР

В зависимости от условий договора, заключенного между продавцом и покупателем, стоимость доставки может быть:

— включена в цену запасов;

— установлена сверх цены запасов;

— возложена на покупателя.

Это очень важный момент, поскольку от установленного в договоре способа доставки зависит, попадет стоимость такой доставки в ТЗР или нет. Так, если доставка запасов покупателю входит в обязанности поставщика, то у покупателя расходы на транспортировку войдут в цену приобретаемых запасов, даже если стоимость доставки указана продавцом в расчетных и сопроводительных документах отдельно от стоимости самих запасов. То есть для покупателя такие транспортные расходы поставщика (включенные в цену продаваемых запасов либо же установленные сверх нее) вместе со стоимостью запасов являются не чем иным, как «суммами, уплачиваемыми согласно договору поставщику (продавцу)…», но никак не ТЗР.

В качестве ТЗР расцениваются лишь те транспортные расходы, которые осуществлены непосредственно покупателем запасов при самостоятельной их доставке на предприятие

Обратите внимание: транспортные расходы, понесенные покупателем в связи с приобретением запасов, относят к ТЗР вне зависимости от того, осуществлялась их доставка сторонними организациями и/или собственными силами самого предприятия (собственными либо арендованными транспортными средствами). При этом работы, связанные с транспортировкой запасов собственным транспортом, включают в ТЗР по производственной себестоимости услуг вспомогательных (подсобных) производств (хозяйств) предприятия по перевозке таких запасов (см. письмо Минфина от 04.03.2005 г. № 31-04200-30-10/3778).

Способы учета ТЗР

Пункт 9 П(С)БУ 9 предусматривает два возможных способа учета ТЗР. Так, указанные расходы можно:

1) сразу включить в первоначальную стоимость единицы (наименования, группы, вида) приобретенных запасов при их оприходовании. Этот способ целесообразно использовать, если можно достоверно определить суммы ТЗР, непосредственно относящиеся к приобретенным запасам ( п. 5.5 Методрекомендаций № 2). В таком случае ТЗР отражают по дебету соответствующих субсчетов счета 20, счетов 21, 22 и 28;

2) учесть на отдельном специально вводимом для этого субсчете счетов учета запасов с дальнейшим распределением по среднему проценту.

Конкретный вариант учета ТЗР предприятие устанавливает по своему усмотрению и закрепляет в приказе об учетной политике предприятия

При этом по отношению к различным единицам учета запасов (наименованиям или однородным группам, видам) П(С)БУ 9 не запрещает устанавливать свои способы учета ТЗР. Так, например, предприятие, приобретающее товар у нерезидента и покупающее товар на территории Украины, вправе определить разные способы учета ТЗР, понесенных при приобретении импортных товаров и отечественных. Главное помните: поскольку установление порядка учета и распределения ТЗР является одним из элементов учетной политики, изменить его возможно только в исключительных случаях, прямо установленных в п. 9 П(С)БУ 6. О нюансах определения и изменения учетной политики предприятия вы можете прочесть в спецвыпуске «Налоги и бухгалтерский учет», 2015, № 85.

Рассмотрим оба способа учета ТЗР более детально.

При первом способе учета ТЗР нет никаких сложностей, если осуществляется доставка одного вида ТМЦ. Однако обычно доставляют запасы не одного, а нескольких наименований (иногда нескольких десятков). В этом случае общую сумму транспортных расходов нужно распределить между всеми наименованиями доставляемых запасов.

Понятно, что в зависимости от избранной базы (пропорционально стоимости запасов, их количеству или весу) результат распределения расходов на единицу запасов будет разным. На наш взгляд, логичнее распределять транспортные расходы пропорционально стоимости полученных запасов, нежели их количеству, особенно в ситуации, когда в одном сопроводительном документе поставщика указаны запасы с разным количественным измерением.

Очевидно, что применение этого способа учета ТЗР оправданно при небольшой номенклатуре запасов. Как он работает на практике, покажем на примере.

Пример 5.1. Предприятие приобрело 800 кг товара А на сумму 9600,00 грн. (в том числе НДС — 1600,00 грн.), а также 1000 кг товара Б на сумму 26400,00 грн. (в том числе НДС — 4400,00 грн.).

Стоимость услуг транспортной организации по доставке товара составила 1800,00 грн. (в том числе НДС — 300,00 грн.).

В этом случае первоначальную стоимость приобретенных товаров с учетом ТЗР можно рассчитать следующим образом:

1) определяем общую стоимость приобретенных товаров без учета НДС:

8000,00 + 22000,00 = 30000,00 (грн.);

2) рассчитываем стоимость транспортировки 1 грн. товара:

1500,00 : 30000,00 = 0,05 (грн.);

3) определяем стоимость транспортировки:

— товара А: 8000,00 х 0,05 = 400,00 (грн.);

— товара Б: 22000,00 х 0,05 = 1100,00 (грн.);

4) рассчитываем первоначальную стоимость с учетом ТЗР 1 килограмма:

— товара А: (8000,00 + 400,00) : 800 = = 10,50 (грн./кг);

— товара Б: (22000,00 + 1100,00) : 1000 = = 23,10 (грн./кг).

В бухгалтерском учете нужно сделать следующие записи (см. табл. 5.1):

Таблица 5.1. Учет ТЗР прямым методом

№ п/п

Содержание хозяйственной операции

Корреспонденция счетов

Сумма, грн.

Дт

Кт

Оприходован товар А, полученный от поставщика

281/А

8000,00

Отражен налоговый кредит по НДС со стоимости товара А (при наличии зарегистрированной в ЕРНН налоговой накладной)

641/НДС

1600,00

Оприходован товар Б, полученный от поставщика

281/Б

22000,00

Отражен налоговый кредит по НДС со стоимости товара Б (при наличии зарегистрированной в ЕРНН налоговой накладной)

641/НДС

4400,00

Включена в первоначальную стоимость товара А сумма расходов на его доставку

281/А

400,00

Включена в первоначальную стоимость товара Б сумма расходов на его доставку

281/Б

1100,00

Отражен налоговый кредит по НДС со стоимости услуг по транспортировке товаров (при наличии зарегистрированной в ЕРНН налоговой накладной)

641/НДС

300,00

Перечислена оплата поставщику за товары

36000,00

Оплачены услуги транспортной организации по транспортировке товара

1800,00

Теперь что касается второго способа учета ТЗР. Его применяют в тех случаях, когда ТЗР связаны одновременно с несколькими наименованиями, группами, видами запасов и их невозможно отнести непосредственно к конкретным единицам бухгалтерского учета запасов. В этом случае учет ТЗР можно вести по отдельным группам запасов на специально вводимом субсчете (например, 200 «Транспортно-заготовительные расходы на запасы») или на отдельном дополнительном субсчете (к примеру, 2011 «Транспортно-заготовительные расходы на сырье и материалы») к соответствующему счету учета запасов ( п. 5.5 Методрекомендаций № 2).

Сколько субсчетов вводить для учета ТЗР и к каким группам запасов их создавать, предприятие решает самостоятельно

При этом степень детализации учетных групп ТЗР зависит от многих факторов, в том числе от различий в удельном весе ТЗР в разрезе групп однородных запасов, а также от задач управления и экономической целесообразности проведения таких подробных учетных работ.

Предприятиям розничной торговли для отражения сумм ТЗР приложением к П(С)БУ 9 (пример 2) предложен субсчет 289 «Транспортно-заготовительные расходы».

В основу второго способа учета ТЗР (по среднему проценту) положен принцип усреднения. В соответствии с ним сумма ТЗР в течение месяца накапливается на отдельном субсчете счета учета запасов. В конце месяца по специальной формуле определяется сумма ТЗР, подлежащая списанию на увеличение стоимости выбывших запасов. Как следствие, ТЗР распределяют не между каждой конкретной единицей запасов, а между выбывшими запасами и остатком запасов на конец отчетного месяца по отдельным однородным группам усредненно.

Суммы ТЗР, учитываемые методом распределения по среднему проценту и относящиеся к стоимости выбывших запасов, списывают на те же счета бухгалтерского учета, в корреспонденции с которыми отражено выбытие соответствующих ТМЦ.

О механизме распределения ТЗР по среднему проценту расскажем далее.

Распределяем ТЗР по среднему проценту

Обобщенная на отдельном субсчете учета запасов сумма ТЗР должна быть распределена. Распределение осуществляют ежемесячно между оставшимися на конец отчетного месяца и выбывшими (использованными в производстве, реализованными, безвозмездно переданными и т. п.) в течение этого месяца запасами. Как это сделать?

Вначале находим средний процент ТЗР. Для этого определяем отношение суммы остатка величины ТЗР на начало отчетного месяца и суммы ТЗР, понесенных за месяц, к сумме стоимости остатка запасов на начало месяца и поступивших запасов в течение месяца. Полученное в результате значение, умноженное на 100, и дает средний процент ТЗР.

В виде формулы определение среднего процента ТЗР можно изобразить так:

где ТЗРнач — остаток ТЗР на начало отчетного месяца;

ТЗРпост — сумма ТЗР, понесенных в отчетном месяце;

Знач — стоимость остатка запасов на начало отчетного месяца;

Зпост — стоимость запасов, поступивших в отчетном месяце.

Далее определяем сумму ТЗР, приходящуюся на выбывшие запасы. Для этого стоимость выбывших в течение месяца запасов умножают на средний процент ТЗР и делят полученное значение на 100. В виде формулы это выглядит так:

ТЗРвыб = Звыб х Ср. % ТЗР : 100 %,

где ТЗРвыб — сумма ТЗР, приходящаяся на выбывшие в отчетном месяце запасы;

Звыб — стоимость выбывших запасов.

Обратите внимание: в общем случае для распределения ТЗР применяют покупную стоимость запасов. Исключение составляют предприятия розничной торговли, оценивающие товары по ценам продажи, которые в процессе распределения ТЗР используют продажную стоимость товаров, т. е. ту, которую учитывают на субсчете 282 «Товары в торговле».

Кроме того, помните: в обязательном порядке из расчетов предварительно исключают (по приходу и расходу за отчетный месяц) внутренние обороты по перемещению запасов со склада в другое место хранения.

Применение способа учета ТЗР по среднему проценту рассмотрим подробнее на примере.

Пример 5.2. Предприятие, занимающееся производственной деятельностью, имело на начало отчетного месяца остаток материалов в сумме 30000,00 грн. (сальдо по дебету субсчета 201). Сумма ТЗР, приходящаяся на этот остаток, составила 1800,00 грн. (сальдо по дебету субсчета 2011).

В течение отчетного месяца предприятием приобретены материалы стоимостью 210000,00 грн. (в том числе НДС — 35000,00 грн.). Транспортному предприятию за доставку материалов было уплачено 7680,00 грн. (в том числе НДС — 1280,00 грн.).

В этом же месяце материалы были:

— отпущены основному производству на сумму 180000,00 грн.;

— переданы для административных целей на сумму 2500,00 грн.;

— реализованы на сторону на сумму 10000,00 грн. (продажная стоимость составила 15000,00 грн. с учетом НДС).

Всего выбыло материалов учетной стоимостью 192500,00 грн. (без НДС).

Распределение ТЗР между выбывшими и оставшимися на складах запасами вы можете увидеть в табл. 5.2.

Таблица 5.2. Расчет ТЗР по среднему проценту

№ строки

Наименования показателей

Стоимость материалов, грн.

Сумма ТЗР, грн.

Итого, грн. (гр. 3 + гр. 4)

Остаток на начало отчетного месяца на складах и других местах хранения

30000,00

1800,00

31800,00

Поступило за отчетный месяц (без внутреннего оборота)

175000,00

6400,00

181400,00

Итого (стр. 1 + стр. 2)

205000,00

8200,00

213200,00

Средний процент ТЗР ((стр. 3 гр. 4 : стр. 3 гр. 3) х 100 %)

х

х

4 %

Выбыло за отчетный месяц (без внутреннего оборота)*, в том числе:

192500,00

7700,00

200200,00

— отпущено основному производству

180000,00

7200,00

187200,00

— передано для административных целей

2500,00

100,00

2600,00

— реализовано на сторону

10000,00

400,00

10400,00

Остаток на конец отчетного месяца (стр. 3 — стр. 5)

12500,00

500,00

13000,00

* Для графы 4 этот показатель рассчитывают так: стр. 5 гр. 3 х стр. 4 гр. 5 : 100 %.

Как видно из таблицы, фактическая себестоимость выбывших в отчетном периоде запасов составила 200200,00 грн., а оставшихся на конец месяца на складах — 13000,00 грн.

В бухгалтерском учете приведенные операции отражают так (см. табл. 5.3):

Таблица 5.3. Учет ТЗР по среднему проценту

№ п/п

Содержание хозяйственной операции

Корреспонденция счетов

Сумма, грн.

Дт

Кт

Оприходованы материалы, полученные от поставщика

175000,00

Отражен налоговый кредит по НДС со стоимости материалов (при наличии зарегистрированной в ЕРНН налоговой накладной)

641/НДС

35000,00

Подписан акт предоставленных транспортных услуг

6400,00

Отражен налоговый кредит по НДС со стоимости услуг по транспортировке материалов (при наличии зарегистрированной в ЕРНН налоговой накладной)

641/НДС

1280,00

Перечислена оплата поставщику за материалы

210000,00

Оплачены услуги транспортной организации по доставке материалов

7680,00

Отпущены материалы в производство

180000,00

Списана сумма ТЗР, приходящаяся на стоимость материалов, отпущенных в производство

7200,00

Переданы материалы для административных целей

2500,00

Списана сумма ТЗР, приходящаяся на стоимость материалов, переданных для административных целей

100,00

Отражена реализация материалов на сторону

15000,00

Отражена сумма налоговых обязательств по НДС

641/НДС

2500,00

Отражена учетная стоимость материалов, реализованных на сторону

10000,00

Списана сумма ТЗР, приходящаяся на стоимость реализованных материалов

400,00

выводы

  • ТЗР являются одной из составляющих первоначальной стоимости запасов.

  • При прямом способе учета ТЗР общую сумму транспортных расходов распределяют между всеми наименованиями доставляемых запасов в зависимости от избранной базы распределения.

  • Учет ТЗР по среднему проценту ведут по отдельным группам запасов на специально вводимом субсчете или на отдельном дополнительном субсчете к соответствующему счету учета запасов.

  • Обобщенную на отдельном субсчете сумму ТЗР ежемесячно распределяют между оставшимися на конец отчетного месяца и выбывшими в течение этого месяца запасами. Для этого рассчитывают средний процент ТЗР.

Покупная стоимость — товар

Cтраница 3

Это общее правило не совсем подходит для оптовой и розничной торговли, у которых прибыль является разностью между выручкой и покупной стоимостью товаров, просуммированной с издержками обращения. Тот же результат в торговле может быть получен как разность между суммой торговой наценки и издержками обращения, поскольку торговая наценка является разностью между выручкой и покупной стоимостью реализуемых товаров. 

В торговле для расчета маржинальной прибыли в соответствии с этим определением следует брать переменные издержки как элемент себестоимости, т.е. включая покупную стоимость товаров. Если же определять маржинальную прибыль в торговле с использованием показателя валового дохода ( суммы торговой наценки), то следует брать переменные издержки без покупной стоимости товаров. 

У организаций розничной торговли и общественного питания, а также при аукционной продаже товаров, сумма НДС рассчитывается с разницы между продажной и покупной стоимостью товаров и отражается такой же записью. 

Если анализ производится по полным издержкам реализованных товаров, то главный компонент прямых затрат в выручке от реализации единицы товара — это покупная стоимость товара в сумме с переменной составляющей издержек обращения. 

Предприятиям торговли и общественного питания при осуществлении закупок товаров самостоятельно ( включая по импорту и по товарообменным операциям) разрешается при исчислении покупной стоимости поступающих товаров включать наряду с ценой, предусмотренной в договоре, транспортные расходы, таможенные пошлины и прочие расходы по закупке и транспортировке. По импортным товарам стоимость определяется исходя из их стоимости, предусмотренной в договоре ( контракте) на дату оприходования на предприятии торговли. 

По статье Себестоимость реализации товаров, продукции, работ, услуг отражаются организацией, занятой в торговой, снабженческой, сбытовой деятельности и общественном питании, покупная стоимость товаров, выручка от реализации которых отражена в отчете о прибылях и убытках. 

Поскольку при определении его из выручки была исключена лишь покупная стоимость товара без учета ряда последующих затрат ранее овеществленного груда, входящих в денежной форме в издержки обращения торговли и увеличивающих покупную стоимость товара ( транспортные расходы, арендная плата, износ малоценного инвентаря, расходы и потери по таре, потери товаров в пределах установленных норм и др.), это, в свою очередь, привело к тому, что распределение валового дохода в торговле не соответствует общепринятому для данной экономической категории. В торговле валовой доход используется на покрытие издержек обращения и образование прибыли. 

Следует обратить внимание, что организации торговли с 01.01.99 в соответствии с ПБУ 5 / 98 ( пункт 12) расходы по доставке и заготовке товаров списывают на издержки обращения либо включают в покупную стоимость товаров при оприходовании. 

ПОКУПНАЯ ИМПОРТНАЯ СТОИМОСТЬ ТОВАРА — определение покупной импортной стоимости товара содержится в Инструкции о порядке заполнения форм годовой бухгалтерской отчетности, утвержденной приказом Минфина от 12 ноября 1996 г. № 97, где в подпункте 2.9 сказано: При осуществлении организацией закупок товаров по импорту ( в том числе по товарообменным операциям) исчисление покупной стоимости поступающих товаров ( материалов, полуфабрикатов, оборудования и пр. 

В торговле, общественном питании и других посреднических организациях ( заготовительных) в отчете о прибылях и убытках ( форма № 2 бухгалтерской отчетности) по статье Себестоимость предписано ( Инструкция Минфина России о порядке заполнения форм годовой бухгалтерской отчетности от 12.11.96 в редакции приказов Минфина РФ от 01.11.97 № 81Н, от 20.10.98 № 47Н) показывать покупную стоимость товаров, выручка от реализации которых отражена в первой строке данного отчета. Все остальные элементы себестоимости обобщаются на счете 44 Издержки обращения и в размере приходящейся на реализованные товары показываются по статье Коммерческие расходы. Управленческие расходы могут включаться в издержки обращения. 

В торговле себестоимость включает покупную стоимость товаров и издержки обращения. Но в промежуточное потребление покупная стоимость товаров в торговле не включается. Более детально вопросы структуры добавленной стоимости, издержек обращения и прибыли будут изложены ниже. В данный момент важно прийти к выводу, нужен или не нужен показатель добавленной стоимости предприятию. 

При совершениитоварообменных ( бартерных) сделок учет реализации и определение финансовых результатов производятся на дату оприходования поступающего имущества ( товаров) по фактурной ( таможенной) стоимости, указанной в грузовой таможенной декларации. При осуществлении закупок товаров по импорту исчисление покупной стоимости поступающих товаров для целей налогообложения производится исходя из их фактурной ( таможенной) стоимости в иностранной валюте. Пересчет фактурной стоимости, указанной в иностранной валюте, в рубли производится но курсу Центрального банка Российской Федерации, действующему на дату принятия к оформлению грузовой таможенной декларации.