Борьба с бедностью

Счетная палата России изучила способы борьбы с бедностью, разработанные в правительстве. Ведомство разработало собственные меры, о которых глава Счетной палаты Алексей Кудрин рассказал президенту России Владимиру Путину во вторник, 23 марта.

Контрольное ведомство в первом полугодии 2020 года оценивало эффективность мер правительства по борьбе с бедностью, сообщает РИА Новости. Аудиторы выяснили, какие программы и мероприятия помогают повысить доходы населения, а какие не приносят реальных результатов. Во втором полугодии прошлого года в Счетной палате с помощью математического моделирования рассчитали возможные методы снижения бедности в России. Эти методы учитывают особенности всех социальных групп и то, как различается в них дефицит доходов.

Проект Счетной палаты представили заместителю председателя правительства Татьяне Голиковой. В правительстве анализируют предложенные контрольным органом решения, объяснил Кудрин.

Ранее «Профиль» писал, что в июле 2020 года президент России Владимир Путин подписал указ «О национальных целях развития России на период до 2030 года». В нем перед правительством ставится несколько целей в сфере социальной политики. Одна из них – снизить вдвое уровень бедности по сравнению с показателями 2017 года.

Фото: Нандита Рой / World Bank

«Пять лет назад я была никем», – сообщила мне Кунта Деви; она сидела, опираясь спиной о стену своей однокомнатной мазанки в Бара, небольшой деревушке в штате Бихар на востоке Индии. – «Теперь все знают мое имя, а не только имена моих детей».
Я сидела на полу, напротив Деви, матери восьмерых детей, представительницы одной из самых незащищенных и социально маргинализованных каст в Индии. Она вспоминала, как несколько лет назад ее муж из-за увечья лишился работы, и семья, до тех пор едва сводившая концы с концами, была обречена на голод и нищету. Тогда Деви пошла на смелый шаг. Малоимущая женщина, привыкшая всю жизнь оставаться «в тени», вступила в местную группу взаимопомощи и взяла небольшую ссуду на выращивание коз. Получив доход, она погасила первую ссуду и взяла еще одну – на аренду земельного участка под зерновые. Позднее ей еще раз пришлось брать ссуду, на лечение членов семьи. Сейчас у Деви несколько источников дохода. Она строит планы на будущее. Хочет открыть закусочную у оживленного шоссе. Кроме того, поскольку двое из ее сыновей женились, она хочет подыскать более просторное жилье, ведь семья растет.

Конечно, Деви и другим женщинам из ее группы взаимопомощи еще предстоит преодолеть немало препятствий. Но все же это – замечательный пример повышения экономической самостоятельности женщин через коллективные действия. Я считаю, что уверенность в себе, которую обрели эти женщины, – не менее ценный капитал, чем собственно их заработки. Они нашли в себе силы создать организацию и беззаветно трудиться ради лучшего будущего. А именно в этом и заключается цель проекта, осуществляемого в штате Бихар при поддержке Всемирного банка: обеспечить расширение реальных экономических возможностей сельских общин, где царит ужасающая нищета: 55% населения за чертой бедности. За период с 2008 года в рамках этой программы примерно 700 тысяч домохозяйств объединились в группы взаимопомощи.
Пример штата Бихар тоже заслуживает внимания. Население штата Бихар – 100 миллионов жителей. Это беднейший штат Индии, здесь доход на душу населения составляет 294 долл. США в год – меньше чем почти во всех странах Африки к югу от Сахары (кроме двух). В течение многих лет в штате Бихар царили бедность и коррупция, общество разделяла кастовая система. Но в 2005 году правительство под руководством главного министра Нитиша Кумара приступило к реализации масштабной программы развития штата. Осуществлялись инвестиции в строительство дорог, развитие системы здравоохранения и школьного образования. Девочкам бесплатно раздавали велосипеды, за то, они учились в школе, в результате сократился процент отсева учащихся в школах. И темпы экономического роста достигли 13% – это выше, чем в среднем по стране.
Несмотря на эти замечательные достижения, в Бихаре еще немало непростых проблем. Во время моего визита Н. Кумар, возглавляющий правительство штата уже второй срок, сообщил мне, что необходимо расширять строительство дорог в сельской местности, чтобы жители даже небольших селений могли возить продукцию на рынок. Никак не снижается смертность среди матерей, слишком много женщин умирают во время родов. Более половины детей в возрасте до 3 лет страдают от недостаточного питания. Да и у правительства недостаточно ресурсов для реализации необходимых программ.
Несмотря на то, что в Индии по-прежнему проживает треть беднейшего населения планеты, по моему мнению, эта страна – и особенно штат Бихар – доказывает, что деятельность на благо развития приносит свои плоды. Успехи Индии в развитии экономики и людских ресурсов, достигнутые в последние годы, демонстрируют, как можно вызволить из нищеты миллионы людей. В апреле 2013 года президент Группы организаций Всемирного банка Джим Ён Ким сформулировал масштабную цель – покончить с нищетой (определяемой как существование на менее чем 1,25 долл США в день) – к 2030 году. Для достижения этой цели потребуются огромные усилия мирового масштаба – не только в беднейших странах, но и в странах с формирующейся рыночной экономикой, где тоже велика численность беднейшего населения. Этой цели невозможно достичь без Индии.
Поэтому деятельность и ресурсы Всемирного банка будут направляться в такие регионы, как штат Бихар. Для решения проблем, о которых говорил Н. Кумар, необходимо модифицировать наши подходы с учетом конкретных нужд государств с низким уровнем дохода: разрабатывать новаторские программы, направляя в эти страны опытных специалистов, тесно взаимодействуя с местными органами в организации оказания услуг, в которых нуждаются граждане.
Успехи Индии в избавлении населения от нищеты имеют большое значение для всего мира. На основе опыта Индии другие развивающиеся страны могут делать выводы о том, какие меры государственной политики, механизмы управления и подотчетности, методы деятельности в целях развития приносят результат, а какие – нет. Они могут перенимать положительный опыт преобразования жизни людей – таких, как Кунта Деви и ее товарищи по группе взаимопомощи. И вот когда мы научимся успешно воспроизводить положительные примеры, мир начнет избавляться от нищеты – и это еще при нашей жизни.

Пути преодоления бедности в России

Юртикова Н.В.

Бедность затрагивает самые разные общественные сферы, отрицательно влияя как на развитие отдельного индивида, так и общества в целом. Она ведет к обострению социально-экономического неравенства, препятствует общественному развитию. Актуальность данной темы обусловлена и новым указом Президента РФ о целях и задачах развития России, который определил экономическую и социальную стратегию государства на годы вперед. Согласно документу, одним из приоритетов социально-экономической политики страны является снижение в два раза уровня бедности в стране1. В связи с этим Правительству РФ поручено разработать национальный проект. Стоит отметить, что современная официальная российская статистика базируется на определении бедности через исчисление среднедушевого дохода населения. В силу различных ограничений данного подхода существует необходимость решения ряда методологических проблем идентификации бедности в условиях ухудшения показателей уровня жизни населения.

В рамках статьи рассмотрены ряд показателей, применяемых официальной статистикой: уровень прожиточного минимума, региональные показатели, состав бедного населения в зависимости от образования, места проживания. Учитывая, что разные подходы к определению и измерению бедности приводят к разным результатам, были сформулированы на основе их ряд оценочных индикаторов измерения бедности, благосостояния населения. Ключевые слова: бедность, национальная программа, индикаторы показатели, уровень жизни, социальное неравенство, прожиточный минимум.

Yurtikova N.V.

Ways to overcome poverty in Russia

Keywords: poverty, national program, indicators, indicators, living standards, social inequality, cost of living.

В современном обществе проблема бедности выступает предметом многочисленных дискуссий. Она является центральным вопросом в социологии, политологии, экономике, психологии, обусловленная влиянием множества факторов, среди которых пол, возраст, профессия, географические условия и т.д. Многомерность и многоаспектность бедности как социального явления обуславливает существование многообразия ее трактовок. В целом же под бедностью понимается сложное социально-экономическое и культурно-нравственное явление, характеризующееся неспособностью индивидов или социальных групп самим оплачивать стоимость необходимых благ2.

Несмотря на вечность этой темы, она продолжает оставаться неотъемлемой чертой любого общества. Так, по данным Росстата, увеличилось число граждан, живущих за чертой бедности. Доля населения, имеющая доходы ниже прожиточного минимума, составила в 2017 году 19,3 млн. человек, а в первом квартале 2018 г. этот показатель стремительно возрос и составил по предварительным данным 20,8 млн. чел.3

В. Путин, обращая внимание на сложившуюся критическую ситуацию, когда более 20 000 000 человек имеют доходы ниже уровня прожиточного минимума, обозначил в качестве одного из приоритетов политики РФ — борьба с бедностью. Данная мера отражена в его указе «О национальных целях и стратегических задачах Российской Федерации на период до 2024 года»4. Согласно документу, ключевыми задачами на ближайшие годы являются снижение уровня бедности в два раза, обеспечение роста благосостояния граждан. Эти направления должны быть подкреплены конкретными действиями и отражены в национальном проекте. Перед Правительством РФ стоит важная и трудная задача. Это усложняется, прежде всего тем, что сегодня отсутствует единая система идентифи-

16 Ы 12 10

К £ 4

Рис. 1. Численность населения России с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в % от общей численности населения)

Рис. 2. Объем и структура денежных доходов населения по источникам поступлений в %

кации бедности, на законодательном уровне отсутствует определение бедности, а взамен применяется категория «малоимущие».

Преодоление бедности предполагает воздействие на множество факторов, предполагающее формирование комплекса экономических, социальных, политических мер. Безусловно, стабилизация уровня жизни и борьба с бедностью составляют необходимые условия успеха проводимых экономических, социальных и политических преобразований в любом обществе. Ограничение распространения бедности, прежде всего в наиболее крайних ее формах, важно с точки зрения сохранения и улучшения физического, трудового и интеллектуального потенциала будущих поколений.

В связи с этим представляется важным научный анализ бедности, выработка эффективных методов и способов ее преодоления с учетом конкретных особенностей современного развития России, в частности, является необходимым разработка объективных индикаторов оценки уровня бедности, благосостояния населения.

В российской государственной статистике ведется наблюдение по параметрам бедности, позволяющим оценить ее уровень, профиль и структуру5. Росстатом учитываются величина прожиточного минимума, численность и доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, состав и материальное положение малоимущего населения и домашних хозяйств6.

Так, согласно официальным данным, с 2013 года по 2017 год доля населения с доходами ниже прожиточного минимума увеличилась на 2,4 % (рис.1). При этом величина прожиточно-

го минимума была установлена для трудоспособного населения в размере — 10 842 руб., а для пенсионеров — 8 269 руб., детей — 9 959 рубля7.

Денежные доходы традиционно являются основными показателями благосостояния человека. Данные Росстата отражают падение реальных доходов населения по итогам 2017 года: они сократились на 1,7% по отношению к прошлому году. Основной отличительной чертой структуры денежных доходов населения на протяжении 2016-2017 гг. является высокая доля поступлений от социальных выплат. Своего максимума она достигла в первом квартале 2017 года — благодаря единовременной доплате к пенсиям в размере 5 000 рублей доля поступлений от социальных выплат поднялась до 21,7% (рис. 2). Низкими остаются доли доходов от предпринимательской деятельности (7,1-8,4%% в течение года и 7,6% за год в среднем) и доходов от собственности (5,4-5,6%% в течение года и 5,5% в среднем за год)8.

Наряду с определением доли населения, имеющей доходы ниже прожиточного минимума, Росстатом рассматривается и структура малоимущего населения по месту проживания. Статистические данные отражают, что доля городского населения сравнительно выше, чем удельный вес сельского населения. Так, в период с 2013 года по 2016 год доля малоимущего городского населения возросла на 3,5 %, а доля крайне бедного населения — на 18,5 %9. Стоит отметить, что бедность на селе имеет широкомасштабный и застойный характер, связана с нарастанием не только относительных, но и абсолютных, самых крайних форм (табл. 1).

Таблица 1

Состав бедного населения по месту проживания (%)

Место проживанияМи л о] 1 му щее н ас ел е н 11С

Город60,562,963,964,0

Село39,537,136,136,0

Крайне бедное население

Город32,954,654,351,4

Село47,145,445,748,6

Таблица 2

Состав бедного населения по отношению к экономической активности (для лиц в возрасте старше 15 лет и более, в %)

Малоимущее население

Экономически активное население, 11 гом числе:64,964,466,664,2

Занятые в экономике, из них62,762,863,861,2

Работающие пенсионеры4,54,74,64,3

Безработные231,62,83,0

Экономически неактивное население, из него35,135,633,435,8

Неработающие пен ей онеры11,512,015,217,2

Краине бедное население

Экономически активное население, 11 ТОМ числе:62,862,465,062,9

Занятые в экономике, из них59,559,660,457,8

Работающие пенсионеры3,63,83,33,1

Безработные332,84,65,1

Экономически неактивное население, из него37,237,635,037,1

Нерабо тающие пенсионеры8,28,312,513,2

Динамика малоимущего населения по отношению к экономической активности отражает рост доли бедных среди экономически неактивного населения на 2,4 % в 2016 году в сравнении с предыдущим годом и рост доли неработающих пенсионеров на 2 %10. Аналогична тенденция и в отношении крайне бедного населения (табл. 2).

Также Росстат анализирует состав бедного населения по уровню образования. Согласно официальным данным на 2016 год структуру бедных составляла доля населения, имеющая среднее профессиональное образование. Так, среди занятых в экономике, имеющих среднее профессиональное образование оказалось 48,8 %, а с высшим образованием — 29,3% (рис. 3)11.

В состав бедного населения входят и безработные. Численность зарегистрированных в го-

сударственных службах занятости безработных достигла к концу 2017 года 776 тыс. человек, в январе 2018 г. — 778 тыс. человек12.

Показатели региональной социально-экономической дифференциации по уровню бедности относятся к важнейшим индикаторам формирования социальной политики. Специфика заключается в том, что ряд субъектов обладают богатыми запасами природных ресурсов, территориально выгодным местоположением, а другие, напротив, территориально удалены, не имеют природных богатств, характеризуются неблагоприятной институциональной средой. Анализ уровня бедности в регионах демонстрирует, что наибольшее количество населения, имеющее доходы ниже прожиточного минимума, проживает в Южном (20,0% на 2017 г.), Центральном (18,2% в 2017 г.) и Приволжском

Рис. 3. Состав бедного населения по отношению к экономической активности и по уровню образования в 2016 г. (для лиц в возрасте 15 лет и более, по материалам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств, в %)

Рис. 4. Соотношение численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума к общей численности населения по федеральным округам РФ (%)

(18,6%) федеральных округах. Так, в ЮФО значительно возрос данный показатель с 10,1% в 2014 году до 20,0% в 2017 году. Наиболее низкий уровень данного показателя зафиксирован в Дальневосточном федеральном округе, начиная с 2014 года, он снижался и в 2017 году составил 4,3% к общей численности населения (рис. 4). Согласно Росстату, среди субъектов Российской Федерации низкие доходы имеет

население, проживающее в Краснодарском (3,0% к общей численности населения) и Красноярском краях (2,5%), Ростовской (11,8%), Челябинской (2,3%), Иркутской (2,2%) областях13. Вполне правомерно отметить сложность равномерного экономического развития всех субъектов страны, поэтому представляется важным учет региональных факторов в планировании социальной политики.

Таким образом, проведенный анализ позволяет выделить следующие ключевые социально-экономические процессы, отражающие уровень бедности в России: рост численности незанятого населения в трудоспособном возрасте; сложившаяся система оплаты труда, которая ведет к росту числа людей с официальной заработной платой ниже прожиточного минимума; несовершенство трудового и социального законодательства, которое ограничивает доступ бедных к ресурсам; высокий уровень регионального социально-экономического неравенства, способствующий формированию очаговой бедности. Денежный подход при оценке бедности, применяемый в современной российской практике, является самым распространенным, но в то же время не позволяет однозначно определить различие между бедными и небедными людьми. В связи с этим необходима разработка национальной программы по преодолению бедности на основе усовершенствованной методологии измерения бедности, сочетающей в себе сложившиеся в мировой научной практике методологические подходы, которые позволят сформировать оптимальный набор социальных показателей определения бедности.

Стоит отметить, что бедность является многомерным явлением и включает в себя множество и неэкономических измерений. В связи с этим важным аспектом теоретико-методологического характера для формирования эффективной программы, является понимание множественности причин бедности, состояний и проявлений, а, следовательно, неодинаковости и многовекторности подходов, решений и интерпретаций. Наличие такой политики, эффективное ее функционирование способно воздействовать на причины, вызывающие социальную напряженность в обществе.

Разработка национальной программы по сокращению бедности, ориентированной на повышение уровня и качества жизни населения, и развитие человеческого потенциала, должна решать следующие задачи:

-Анализ и объективная оценка уровня социально-экономического благосостояния населения.

-Выявление зон бедности.

-Создание условий для роста доходов населения.

-Повышение эффективности и уровня занятости населения, роста конкурентоспособнос-

ти рабочей силы, формирование и рациональное использование кадрового потенциала14.

-Повышение доступности и качества образования.

-Обеспечение качественного и доступного медицинского обслуживания.

-Развитие доступного жилищного строительства.

-Создание единого информационного пространства, представляющего собой систему адресного взаимодействия органов исполнительной власти и населения в социальной сфере.

-Оценка масштабов и характера возможных отрицательных социальных, экономических и политических последствий несвоевременного решения данной социальной проблемы15.

При формировании программы по преодолению бедности целесообразно использовать в комплексе сложившиеся в мировой практике абсолютный, относительный, субъективный подходы.

Абсолютная концепция была разработана англичанами С. Буш и В. Раунтри, М. Оршански. М.А. Можиной она была применена к условиям российской действительности.

Основу общероссийского мониторинга бедности, согласно абсолютному подходу, составляет индекс численности бедного населения, определяемый как доля населения с доходами ниже прожиточного минимума. Кроме того, Росстатом предоставляются данные по численности населения с доходами ниже величины прожиточного минимума по регионам. В России данный подход является официально установленным методом для расчета числа бедных, которая определяется путем прожиточного минимума, вычисляющийся с расчетом на месяц.

Таким образом, абсолютная концепция отражает уровень бедности и численность бедных в зависимости от границы, устанавливаемой государством. На 1 квартал 2018 г. величина прожиточного минимума составляла 10038 руб. — это и есть черта бедности16. Главным достоинством данного подхода эксперты считают, что он наименее всего зависит от ценностных суждений

Относительная концепция получила широкое распространение в послевоенный период. Ее сторонниками являются П. Таунсенд, А. Сен, Л. Рейнвотер. В России относительной концепции бедности посвящены работы Т.И. Заславс-

кой, Л. Гордона, Л. Овчаровой. В ней бедность рассматривается как относительная категория, которая определяется в соотношении между наиболее низкими доходами и размером среднего (медианного) дохода.

В концепции относительной бедности за границу бедности принимается определенное соотношение между наиболее низкими доходами и размером среднего (медианного) дохода. Медианным значением дохода является доход, меньше и больше которого получают равные численности населения. В мировой практике относительная бедность характеризуется доходом, не превышающим 40- 60 % дохода, сложившегося по стране. Следовательно, черту бедности определяют, выделив семьи, эквивалентный душевой доход которых не превышает 40 % (экстремальная бедность) или 60 % от среднего дохода, рассчитанного для всех семей17. Так, согласно оценкам Росстата, в 2017 году доля населения, имеющая среднедушевые денежные доходы ниже прожиточного минимума, составляла 13,2% от общей численности населения, а доля населения, имеющая доходы ниже модального среднедушевого денежного дохода по России — 22,4%18.

В современной практике все чаще применяют метод измерения бедности на основе самооценки респондентов, это субъективный подход.

Социологи Л. А. Беляева и Л. А. Гордон определяют субъективную бедность как состояние, в котором находятся группы населения, субъективно считающие себя бедными, независимо от абсолютной величины их доходов и потребления. Согласно этой методике, к бедным относят тех граждан, которые по личным социально-психологическим ощущениям, считают себя бедными. Как правило, субъективный уровень бедности превышает официальный. Эксперты считают, что данный подход не отражает реальный уровень бедности, но позволяет понять степень социальной напряженности в обществе.

Опрос, проведенный ВЦИОМ, показал, что «более 80% россиян считают бедными тех, кому едва хватает средств на еду или одежду. Эта группа бедных в мае 2017 года составила 39% (среди людей пенсионного возраста — 54%, среди жителей сельской местности — 46%). 10% респондентов отметили, что для них затруднительна даже покупка продуктов»19.

Таким образом, сложившиеся методики, показатели, критерии отнесения человека к категории бедных многообразны и противоречивы и их границы не совпадают, поэтому является важным разработка единых комплексных оценочных показателей, мониторинговых подходов как для оценки бедности, так и для многих других вопросов социально-экономического развития.

При определении уровня бедности необходимо выбрать соответствующие единицы измерения, индикаторы благосостояния. Учитывая, что на бедность влияют экономические, политические, социальные, культурные факторы, что в конечном счете, это ведет к комплексу лишений в образовании, в проведении досуга, в профессиональных возможностях, доступе к медицинскому обслуживанию и т.д., поэтому важно принимать во внимание следующие показатели:

— Уровень прожиточного минимума.

-Уровень доходов работающего населения.

-Качество питания.

-Жилищные условия.

-Образовательные возможности.

-Система социального обеспечения социально уязвимых слоев населения с учетом возрастающей доли платности за услуги, оказываемые организациями здравоохранения, образования, культуры, социального обслуживания. Таким образом, преодоление бедности сегодня должно стать одной из стратегических задач социально-экономической политики страны. Важным аспектом в преодолении бедности в сложившихся условиях является учет экономической ситуации, финансового, нравственно-психологического состояния общества, реальных ресурсов государства. Рассмотренная комплексная оценка бедности позволит в наиболее полной мере рассмотреть бедность во всех формах ее проявления, а также измерить как материально-вещественные, так и социокультурные аспекты бедности.

Литература

1.Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

2.Батракова Л.Г. Основные концепции оценки бедности населения / Л.Г. Батракова // Ярос-

Социо

лавский педагогический вестник. — 2011. — №3. — С.117-121.

3.Пасовец Ю.М. Риски бедности населения в современных российских условиях / Ю.М. Пасовец // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2015. — №2 (38). — С. 143-160.

4.Циденков Г.Г. Преодоление бедности как приоритет региональной социальной политики в современном российском обществе: дис. … кандидата социологических наук: 22.00.04 -Самара, 2006. — 149 с.

5.Цимбалов И.П. Бедность как проблема социально-экономического развития современного российского общества: социологический анализ: дис. … доктора социологических наук: 22.00.03. — Саратов, 2007. — 349 с.

6.Величина прожиточного минимума за I квартал 2018г. в целом по Российской Федерации, в расчете на душу населения . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/ 1ззШ\^.ехе^д/Ь03/149.^т

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7.Ежемесячный мониторинг социально-экономического положения и самочувствия населения 2015 г. — январь 2018 г. Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС // — Режим доступа: http:/ /www.ranepa.ru/images/docs/monitoring/ek-тотЬппд/тотЬппд_26.02.2018^

8.Население России: доходы, расходы и социальное самочувствие. Мониторинг НИУ ВШЭ 2016-2017 годов . — Режим доступа: https://isp.hse.ru/data/2018/03/07/ 1165665342/%

9.О соотношении денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума и численности малоимущего населения в целом по Российской Федерации в I квартале 2018 года . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/ free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/149.htm

10.Социальное положение и уровень жизни населения России . -Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http:/ /www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/ rosstat/ru/statistics/publications/catalog/ doc_1138698314188

11.»Социально-экономические индикаторы бедности в 2013-2017 годах» . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/ IssWWW.exe/Stg/d03/149.htm

12.Социально-экономическая ситуация в России весной 2017 года. Доклад ИГСО . — Режим доступа: http://igso.ru

13.Численность населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже величины прожиточного минимума, и дефицит денежного дохода . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/#

Ссылки:

1Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

2Цимбалов И.П. Бедность как проблема социально-экономического развития современного российского общества: социологический анализ: дис. … доктора социологических наук: 22.00.03. — Саратов, 2007. — 349 с. Цимбалов, Иван Петрович

3О соотношении денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума и численности малоимущего населения в целом по Российской Федерации в I квартале 2018 года . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/ free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/149.htm

4Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

5Пасовец Ю.М. Риски бедности населения в современных российских условиях / Ю.М. Пасовец //

Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2015. — №2 (38). — С. 143-160.

6″Социально-экономические индикаторы бедности в 2013-2017 годах» . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим дос-

тупа: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/ !8зШ\^.ехе^д/Ь03/149.тт

7Численность населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже величины прожиточного минимума, и дефицит денежного дохода . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/#

8Население России: доходы, расходы и социальное самочувствие. Мониторинг НИУ ВШЭ 2016-2017 годов . — Режим доступа: https://isp.hse.ru/data/2018/03/07/ 1165665342/

9Социальное положение и уровень жизни населения России . -Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http:/ /www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/ rosstat/ru/statistics/publications/catalog/ doc_1138698314188

10Там же.

11Там же.

12Ежемесячный мониторинг социально-экономического положения и самочувствия населения 2015 г. — январь 2018 г. Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС // — Режим доступа: http:/ /www.ranepa.ru/images/docs/monitoring/ek-monitoring/monitoring_26.02.2018.pdf

13Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума и дефицит денежного дохода . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа:

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/ poverty/#

14Циденков Г.Г. Преодоление бедности как приоритет региональной социальной политики в современном российском обществе: дис. … кандидата социологических наук: 22.00.04 -Самара, 2006. — 149 с.

15Там же.

16Величина прожиточного минимума за ! квартал 2018г. в целом по Российской Федерации, в расчете на душу населения . — Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. — Режим доступа: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/

17Батракова Л.Г. Основные концепции оценки бедности населения / Л.Г. Батракова // Ярославский педагогический вестник. — 2011. -№3. — С.117-121.

18Там же.

19Социально-экономическая ситуация в России весной 2017 года. Доклад ИГСО . — Режим доступа: http://igso.ru

Москва, 10 декабря 2020, 21:15 — REGNUM Для борьбы с бедностью в России, среди прочего, следует реформировать налоговую систему. Об этом корреспонденту ИА REGNUM рассказал президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич, комментируя заявление президента РФ Владимира Путина о недопустимости ситуации с нехваткой у населения средств на продукты.

Бедность
Бедность
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Владимир Владимирович правильно говорит, что ситуация, при которой работающее население не может позволить себе покупать продукты питания, недопустима. Более того, она немыслима в XXI веке в стране, имеющей глобальные экономические и геополитические интересы», — сказал Манкевич.

По его словам, в таких ситуациях появляются соблазны по введению государственного регулирования цен или талонов на еду, но такие меры поддержки, скорее, неэффективны. При этом талоны для особо нуждающихся могут быть временной мерой, но системный подход должен быть иным.

Глава РАСПП отметил, что в мире существует множество программ, направленных на борьбу с бедностью. Как правило их объединяют следующие пункты: рост расходов на образование и рост доступности образования, снижение налогов на наименее обеспеченные слои населения, стимулирование самозанятости и малого предпринимательства, стимулирование инновационного развития экономики, привлечение инвестиций и создание рабочих мест.

«Что же мы видим сейчас? Расходы на образование относительно снижаются, количество платных мест в вузах растет, налоги и акцизы растут, доля малого бизнеса в ВВП снижается, промышленные фонды устаревают и нуждаются в модернизации, рост рабочих мест замедляется. Вопрос решения проблемы бедности требует политической воли, пока борьба с бедностью в России напоминает статистическую эквилибристику: Росстат жонглирует статистическими показателями и на бумаге добивается изменения отдельных показателей при отсутствии реальных изменений. Это другая проблема. Вместе с тем мы должны помнить, что коллапс Российской Империи совпал с датой, когда в Петрограде кончился хлеб, а распад СССР — на пустые полки в советских магазинах. Так бедность превращается из проблемы экономической в проблему политическую», — заявил Манкевич.

Как считает глава РАСПП, реальное решение проблемы бедности должно включать в себя обнуление НДФЛ для наименее обеспеченной категории граждан. Налоговая система в России, по мнению Манкевича, является регрессивной.

«Те, кто работают за «еду и бензин», платят больше всех налогов: за счет НДФЛ, НДС на ту же самую еду, акцизов на сигареты, алкоголь, бензин. Кроме того, система пенсионного страхования также регрессивна: те, у кого доходы выше, платят меньший процент. Вероятно, это решение тоже было принято не просто так: собирать налоги проще с бедных, чем с богатых», — подчеркнул экономист.

В целом, решение проблемы бедности может быть двояким: перераспределить часть доходов от богатых к бедным или поднять средний уровень богатства общества, чтобы сегодняшние бедные стали в нем средним классом. Однако и тот, и другой путь требует волевых решений и упорной работы, считает глава РАСПП.

Читайте ранее в этом сюжете: Экономист оценил долю серого рынка труда в России в 40%

Читайте развитие сюжета: Власти выделят более 15 трлн рублей на снижение уровня бедности в России

Одно из наиболее важных и перспективных направлений использования анализа данных — выявление ситуации с бедностью в регионе. «Тепловые карты» малообеспеченных семей дают возможность сфокусировать меры социальной поддержки в тех районах, которые в этом больше всего нуждаются. Подобные цифровые решения в Ростовской области уже помогли тысячам семей значительно улучшить свою материальную ситуацию, а в Липецкой области позволили выстроить более эффективную маршрутизацию социальных работников.

Снижение уровня бедности — крайне важная для всего мира задача, находящаяся на повестке дня и в России, и на международном уровне. Эту проблему не решить без наличия оперативных и достоверных данных о реальных людях, нуждающихся в помощи, без анализа их профиля и местонахождения. Кроме того, важно не только оперативно принимать меры, но и действовать превентивно. И здесь большие данные действительно способны помочь.

Не случайно цифровое решение, направленное на борьбу с бедностью, стало одним из победителей конкурса World AI&Data Challenge, в 2019 году. Цифровой сервис, разработанный командой «Счетка», позволяет провести оценку реального уровня и структуры бедности, визуализировать региональный реестр граждан с доходами ниже прожиточного минимума. Более того, с его помощью удается обогатить имеющуюся в распоряжении руководства региона информацию — например, дополнить ее данными о малоимущих гражданах, еще не вошедших в региональный реестр, но реально присутствующих в регионе, а также о жителях, находящихся в «группе риска», — не являющихся малоимущими, но имеющих доход, незначительно превышающий прожиточный минимум.

В частности, полученные знания о малоимущих позволяют более эффективно работать с социальными контрактами, а «тепловые карты» географического присутствия малообеспеченных семей дают возможность строить маршруты передвижных пунктов органов социальной защиты. Социальные контракты — один из ключевых на сегодняшний день инструментов по борьбе с бедностью. Социальный контракт – это специальный договор, который оформляется между органами социальной защиты и малоимущей семьей; в рамках контракта семья получает деньги, расходовать которые она может только на определенные нужды и на определенные действия, призванные помочь ей выйти из кризисной ситуации. Например, социальный контракт на открытие собственного дела может стать «путевкой в жизнь» для молодой семьи или вывести из зоны бедности семьи с маленькими детьми. Для социальной работы в этих направлениях нужны точные сведения о профилях нуждающихся семей.

В основу созданного цифрового сервиса легли платформы с открытым исходным кодом — аналитическая система Metabase и СУБД PostgreSQL, поэтому возможно его использование в различных органах власти, а внедрение не требует проведения закупочных процедур. Система предоставляет возможность подключения к локальным или облачным базам данных и обеспечивает инструментами их анализа и визуализации. Уже сегодня при поддержке Центра цифрового развития АСИ решение внедрено в трех субъектах РФ, в числе которых Ростовская и Липецкая области, а еще в 10 регионах хотят перенять данный опыт.

Управление на основе данных — верный подход

Как отмечает Антон Алексеев, советник губернатора Ростовской области, у реализованного проекта вполне достижимая цель — подсветить на «тепловых картах» нуждающихся в поддержке граждан и глубоко понять профиль малоимущих. Результатом стали данные, на основе которых можно принять взвешенные управленческие решения по борьбе с бедностью.

Антон Алексеев

Антон Алексеев: «Главный эффект для нас — это более 10 тыс. семей, вышедших из-за черты бедности. Во многом это произошло именно благодаря цифровому решению по анализу профиля бедности»

— В чем суть внедренного решения?

Оно позволило выстроить «тепловые карты» малоимущих на основе обезличенных данных телеком-операторов и внутренних систем региональных органов власти. Это помогло расширить направления использования социального контракта, благодаря чему заметно увеличилось число семей, улучшивших свое материальное благополучие, — их число превысило 10 тыс. Важно, что решение непосредственно помогает достичь определенной президентом России Владимиром Путиным цели снижения уровня бедности в два раза до 2024 года.

— Как возникла идея создания подобного сервиса?

Идея родилась у сотрудников регионального Министерства труда и социального развития. Заявка с идеей была высоко оценена на конкурсе цифровых решений World AI&Data Challenge, проводимом Агентством стратегических инициатив. Решение, созданное на основе заявки, прошло все три этапа и стало победителем.

Руководство Ростовской области одним из приоритетных направлений технологического и экономического развития считает цифровую трансформацию. Продемонстрированное решение — один из ярких примеров внедрения таких новых подходов в систему государственного управления.

— Какие данные используются в работе сервиса?

Для работы используются данные в обезличенном формате, предоставленные телеком-операторами при непосредственной поддержке АСИ. Кроме того, использовались релевантные сведения из ведомственной информационной системы Минтруда области.

Отметить каждого на карте

Юлия ВерходановаяПо мнению начальника управления информатизации министерства труда и социального развития Ростовской области Юлии Верходановой, для того, чтобы неперсонализированные данные телекомов о затратах граждан можно было сравнить с получателями помощи, учтенными в социальном регистре, каждого человека следовало представить с помощью геометок — указать их «широту» и «долготу». После этого на «тепловых картах» автоматически изменились границы и выделились муниципальные образования, требующие повышенного внимания со стороны министерства.

Кроме того, в результате анализа были замечены различия в социализации граждан по гендерному признаку. Например, женщины охотнее использовали полученные средства на дополнительное образование. Благодаря этому во всех районах увеличилось количество стилистов, визажистов, салонов красоты. А для мужчин важнее было открытие и развитие своего дела — станций техобслуживания, цехового производства, крестьянско-фермерских хозяйств.

— Как используется полученная информация о малоимущих?

Эта информация позволяет выявлять территории, на которых можно эффективно применять такой инструмент, как социальный контракт. С помощью полученных данных также были построены маршруты проведения выездных приемов органов социальной защиты.

Систематизированная информация передается и в управление службы занятости для корректировки финансирования муниципальных образований — для организации профессиональной переподготовки соискателей вакансий. Или, например, данные могут быть использованы Министерством здравоохранения области для выделения квот по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи.

— Чего удалось добиться?

Главный эффект — это более 10 тыс. семей, улучшивших свое материальное положение, они больше не находятся за чертой бедности. Во многом это произошло именно благодаря цифровому решению по анализу профиля бедности, хотя на начальном этапе оценить возможный эффект было трудно. Каждая семья, получившая поддержку, — «кирпичик» в фундаменте работы по социальной защите в регионе.

— Какая работа ведется с молодежью из зоны бедности или группы риска?

В регионе реализуются десятки проектов, направленных на предоставление возможностей самым разным группам и сообществам, проводится активная молодежная политика. Механизм социальных контрактов способен стать для молодых семей хорошим стартом.

Управление регионом на основе данных

Управление регионом на основе данных — такова цель работы по формированию «цифровой вертикали», которая ведется в Ростовской области

— Удалось ли интегрировать решение в общую информационную систему управления регионом?

В настоящее время в Ростовской области по поручению губернатора Василия Голубева ведется работа по формированию «цифровой вертикали» — Министерства цифрового развития и АНО «Центр цифровой трансформации», а также планируется запуск комплексной цифровой трансформации субъекта. Уверен, что решение будет интегрировано в информационные системы. Оно предполагает верный подход — управление на основе данных, и именно в таком ключе должны быть организованы и многие другие процессы.

— Каким вы видите будущее этого сервиса?

Для получения всестороннего портрета семьи необходимо получать сведения от многочисленных органов: Пенсионного фонда, Федеральной налоговой службы, служб занятости, органов управления в сфере образования, медицины. Тогда диаграмма доходов-расходов семьи будет более точной и мы гарантированно сможем помочь каждому нуждающемуся в поддержке, в том числе в проактивном формате. Для нас важен каждый человек.

Чтобы бороться с бедностью, надо понять ее причины

Липецкая область также участвовала в конкурсе цифровых решений АСИ и выразила желание быть пилотным регионом для внедрения решения по борьбе с бедностью. Анализ профилей малоимущих позволил выявить массу деталей, позволяющих работать с людьми более адресно и предлагать им наиболее подходящие варианты поддержки. Об особенностях и перспективах созданного сервиса рассказал Кирилл Дождиков, заместитель начальника управления экономического развития Липецкой области.

Кирилл Дождиков

Кирилл Дождиков: «Нуждающиеся видят более адресный подход: разнообразные решения для заключения социального контракта, помощь, оказываемую с нескольких сторон. При этом вся деятельность по анализу скрыта от них, ни одного дополнительного документа мы не запрашиваем»

— Каковы задачи реализованного проекта?

Мы используем различные источники информации для анализа структуры бедности в регионе. Данное цифровое решение дает возможность провести оценку уровня и структуры бедности в регионе, проанализировать причины бедности граждан. Нам удалось создать региональный реестр жителей с доходами ниже прожиточного минимума, принять во внимание реальные точки бедности при формировании федеральных и региональных программ.

— Как появилась идея использования такого решения?

Для нас это было актуальным: в регионе сложился ряд предпосылок для использования такого решения. Например, у нас отсутствовали инструменты для объективной оценки профиля бедности в регионе. Кроме того, надо было выявить так называемую теневую бедность, проявляющуюся в отсутствии данных о гражданах, относящихся по уровню доходов к категории бедных, но по каким-то причинам не обращающихся за социальной поддержкой. В Липецкой области разница между числом бедных по данным Росстата и числом граждан, получающих соответствующую социальную поддержку, составляет порядка 15%, а это около 14 тыс. человек. Наконец, для нас важны инструменты и данные для оценки уровня потенциальной бедности, то есть количества граждан, находящихся вблизи черты бедности.

— На основе чего проводится сегментация домохозяйств?

Мы использовали данные управления социальной защиты Липецкой области, а также агрегированные данные сотовых операторов. В реестре малоимущих, который ведет соцзащита, как раз содержится информация о составе домохозяйств.

— Какие реальные действия проводятся на основе анализа профилей малоимущих?

На основании анализа профиля бедного населения разработаны несколько типовых инструкций для организации собственного дела в рамках социального контракта. Например, когда мы проанализировали собранные данные и составили типовой портрет гражданина с доходами ниже величины прожиточного минимума, то увидели, что 95% бедных семей — это семьи с детьми, в подавляющем большинстве которых мама сидит с ребенком. Мы видим места концентрации таких семей и предлагаем им заключить соцконтракт на организацию частного детского садика, чтобы одни мамы могли спокойно выйти на работу, а другие — зарабатывать, занимаясь не только со своим ребенком, но и с соседскими детьми, пока работают их родители.

— А как эту деятельность воспринимают сами нуждающиеся?

Нуждающиеся видят более адресный подход: разнообразные решения для заключения социального контракта, помощь, оказываемую с нескольких сторон. При этом вся деятельность по анализу скрыта от них, ни одного дополнительного документа мы не запрашиваем. Кроме того, на основе анализа данных сотовых операторов был запущен «Поезд заботы» в места концентрации малоимущего населения. Это передвижной пункт, где можно получить консультацию и подать заявку на получение социальной поддержки.

Работа над социально-значимыми сервисами не останавливается

Работа над социально-значимыми сервисами не останавливается; интеграция в них дополнительных источников данных позволит получать более глубокую аналитику

— Насколько полученные эффекты соотносятся с ожиданиями?

Мы хотели достичь более глубокого понимания причин бедности, и думаю, что нам это удалось. Но тут важно понимать, что такая работа не заканчивается на данном этапе, — мы продолжаем получать новые знания. Кроме того, сейчас мы в более удобной форме ведем мониторинг динамики бедности по районам.

— Как ваши усилия сочетаются с действиями по борьбе с бедностью, проводимыми в рамках всей России?

Мы находимся на переднем крае борьбы с бедностью, если можно так сказать. В 2018 году мы вошли в группу пилотных регионов по разработке мер борьбы с бедностью. Одним из результатов работы как раз и явилось развитие механизма социальных контрактов. Например, на текущий момент лучший способ позаботиться о собственном достатке — заключить социальный контракт на организацию собственного дела. Сейчас в Липецкой области оформлено уже более 200 таких контрактов. При этом активнее других их заключают граждане до 35 лет.

— Удалось ли интегрировать решение в общую информационную систему управления регионом? Были ли достигнуты желаемые результаты?

Этот процесс запущен. Уже сейчас мы видим положительные моменты в интеграции с другими направлениями социально-экономической политики региона. Но пока рано говорить о каком-то законченном продукте.

— Возможно ли развитие этого сервиса? В каком направлении его можно совершенствовать?

Безусловно, это возможно и необходимо. Сейчас мы ведем работу по интеграции в него других баз данных, что позволит нам получать более глубокую аналитику. Это данные по средней заработной плате в районе, количеству доступных вакансий, среднему уровню образования, а также об уровне потребительских расходов.

Больше информации об интересных событиях, тенденциях и фактах в сфере цифровой экономики, мнений экспертов, а главное — ярких рассказов о решениях на основе данных в социальной сфере, здравоохранении, культуре, образовании, благотворительной и волонтерской деятельности, читайте в новом проекте «DobroData. Данные на службе добра». Пусть тех, кто умеет делать мир лучше, станет больше! Возрастная маркировка: 12+